26 Апреля, Среда

Покушение на Вашкевича. Кому это выгодно?

  • PDF

08_vzrivВ редакцию обратилась супруга экс–директора криминального управления таможни и заместителя генерального директора Государственной налоговой службы Владимира Вашкевича, представив документы, заставляющие по–новому взглянуть на обстоятельства возбужденных в отношении него уголовных дел.

Верховный суд оставил в силе решение Рижского окружного суда об изменении меры пресечения для Владимира Вашкевича. Теперь оно стало основанием для выдачи европейского решения об аресте. Сам Владимир Вашкевич считает, что это прямая угроза его жизни и очередной пример использования уголовного преследования в политических целях. Настораживает и то, что адвокаты подследственного несколько раз просили суд, чтобы процессы были открытыми, но им каждый раз отказывали. Почему?

След спецслужб в деле

Владимир Вашкевич не признает себя виновным в инкриминируемом ему преступлении и утверждает, что дела против него сфабрикованы. Он считает, что в его отношении применяется фатальная политика: не удастся убить — посадим, не получится посадить — убьем.

С августа 2012 года Вашкевич проживает в Австрии, где лечит последствия взрыва 2007 года и скрывается от уголовно–политического преследования. Адвокат Оскарс Роде утверждает: его клиент, пережив неоднократные покушения, очернительные кампании, продолжая получать угрозы, не видит ни малейшей возможности справедливого суда над ним в Латвии. Вашкевич полагает, что в Латвии его жизни угрожает опасность.

Во вторник, 11 февраля, Верховный суд постановил направить жалобу троих осужденных за попытку убийства Вашкевича — Путниньша, Крогерта и Маркевичуса — на повторное рассмотрение. Однако и это еще не внушает надежды на справедливость, поскольку сам процесс о покушении 21 мая 2007 года содержит больше вопросов, чем ответов.

Изначальные данные указывали на связь с этим преступным деянием оперативного работника Бюро по защите Сатверсме Айгара Спаранса, руководителя отдела оперативных разработок БПБК Юриса Юраша, сотрудника службы безопасности сейма и президента Эдгара Гулбиса и ранее судимого Раймонда Шталберга. Однако эти персонажи неожиданно исчезли из дела и со сцены. Три года назад прокуратура внезапно призвала к ответственности уже упомянутого предпринимателя Путниньша и двух его подельников — Крогерта и Маркевичуса, которые в деле до этого вообще не фигурировали. Всех этих «преступников» Верховный суд 18 марта 2011 года осудил на пожизненное заключение.

Пропавшие вещдоки

Хотя целая цепочка фактов указывала на прямое и косвенное соучастие в организации и реализации взрыва вышеупомянутых сотрудников органов безопасности, некоторые представители Генпрокуратуры, БПБК и БЗС сделали все возможное и невозможное, чтобы оградить их от уголовного преследования.

Адвокаты считают: в ходе расследования произошло все, чтобы Спаранс мог уклониться от ответственности, — управление по борьбе с организованной преступностью его вовремя предупредило об интересующих следствие вопросах, дало время для подготовки версий и приняло поданную им самим исправленную справку о месте его нахождения в момент взрыва. Алиби Спарансу обеспечил Раймондс Лаздиньш, в то время советник премьера, затем печально прославившийся в связи с недавним скандалом о незаконной прослушке в аэропорту Рига.

Распечатки о запросах информации показывают, что всего за три часа до преступления, то есть 21 мая в 14.21, сотрудник БПБК Вилис Арайс, имя пользователя varajs1637, запросил данные GPRS о местонахождении Вашкевича. Этот факт, а также то, что осужденный за попытку убийства человек существенно ниже ростом, чем человек, который замечен на записи видеокамер подкладывающим взрывчатку в автомобиль, следствие предпочло проигнорировать. Оно также решило не учитывать показания свидетелей о том, что уже спустя несколько минут после взрыва на месте происшествия появился Спаранс, зашедший за полицейское ограждение. В покрывании своих сыграла свою роль и следователь УБОП Анита Ринго, получившая в качестве оплаты должность в БПБК. Она закрыла процесс против Спаранса и Юраша. Интересно, что приобщенные к делу записи видеонаблюдения, записи телефонных разговоров Шталбергса и закрытия процесса против Спаранса и Юраша по каким–то необъяснимым причинам не использовались.

Но все вещдоки уничтожить не удалось. Сохранилось официальное заявление руководству: «В рамках уголовного процесса, возбужденного по попытке убийства В. Вашкевича, производятся специальные следственные действия — контроль за средствами связи и мобильным телефоном № такой–то, используемым Раймондом Шталбергом. Контроль производится начиная с 04.06.2007, во время разговоров, своими средствами, Р. Шталбергс говорит с В. Вашкевичем о проблемах с ним, обсуждается ход следствия, консультируется о возможности получить информацию, проверяется ли он в связи с нападением на В. Вашкевича…»

Эксперт по взрывчатым веществам Эдгарс Гулбис, также выдававший себя за агента БПБК, и ранее судимый Раймондс Шталбергс осуждены за неудачную попытку поджога автомобиля Вашкевича, произошедшую годом ранее, 28 июня 2006 года, прямо у криминального управления таможни. Интересно, что этот процесс идет уже седьмой год, и оба находятся на свободе.

Спустя несколько месяцев после взрыва Эдгарс Гулбис сообщил полиции: «После своего освобождения в 2007 году (примерно в марте) Р. Шталбергс показал мне схему, на которой была изображена, возможно, радиоуправляемая бомба. Р. Шталбергс спросил меня, бомба ли это, я сказал, что да. Он сказал, что моя помощь не нужна, так как теперь у него есть свидетель, являющийся к тому же специалистом по вопросам взрывов».

Четвертая власть наступает

Едва ли справедливый суд повлекут за собой документальные свидетельства того, что БПБК ознакомилось со всеми делами и оперативными данными Вашкевича и его супруги (с 2011 года) в поисках способов в них вмешаться.

Возникает вопрос: кому и зачем все это нужно? Сам Вашкевич думает, что с ним хотят расквитаться и по экономическим, и по политическим, и по уголовным причинам. А начало всей этой истории следует искать в 2006 году, когда параллельно произошло несколько не взаимосвязанных событий. Весной 2006 года советник МВД и премьера Раймондс Лаздиньш организовал встречу Вашкевича со Спарансом, который предложил ему услуги по крышеванию в связи с бизнесом Инары Вилкасте. Не поняв, о чем идет речь, Вашкевич отказался от предложения Спаранса. За этим последовали поджог машины, покушение и преследование семьи.

Уничтожение и разрушение репутации были связаны со СМИ. Спецслужбы и преступники, манипулируя информацией и сливая ее прессе, создали такой образ Вашкевича, каким его сегодня видит большая часть жителей страны, — преступника–коррупционера. Одна из представителей СМИ — журналистка газеты Diena Инга Сприньге, неоднократно писавшая про Вашкевича. Так, в 2006 году в журнале Sestdiena, в номере от 27 мая, в своей статье она упоминает, что Вашкевич может позволить себе приобрести 100 пар туфель, хотя фактически на фото можно насчитать 47 пар, принадлежащих всей семье из четырех человек. Уже в 2013 году в интервью австрийской газете она заявила, что Вашкевич мог купить 300 пар обуви. Откуда взялась эта информация экспоненциально растущего характера?

БПБК ознакомилось и с уголовным делом об угрозах и о вымогательстве рекордных сумм у предпринимательницы Инары Вилкасте, по которому осужден Шталбергс.

Еще один повод покончить с Вашкевичем — его предложение от 2006 года по реорганизации и усовершенствованию системы борьбы с отмыванием денег. Оно было подано министру финансов, но до сих пор не реализовано. К криминальным и корыстным основаниям для остановки уголовного процесса и нейтрализации Вашкевича в 2008 году в связи с кризисом и сменой власти добавились и политические. Одним из предвыборных лозунгов Единства было обуздание коррупции. Его использовали для борьбы с прежними политическими оппонентами, к которым принадлежал и Вашкевич. В этой ситуации обуздание коррупции было не целью, а скорее инструментом получения власти и влияния в определенных структурах. Как недавно заявил в интервью бывший руководитель БПБК Нормундс Вилнитис, заместитель начальника бюро Юта Стрике освободила стратегические места в аппарате госслужбы определенным людям, нужным политикам.

Адвокат Роде считает, что необходимо вмешательство европейских структур, поскольку, как только Вашкевич сообщает о направленных против него преступных действиях, к нему применяют репрессивные меры. К примеру, 31 января 2011 года он подал генпрокурору и директору БПБК заявление, в котором указал, что Юраш и Спаранс готовят против него серьезную провокацию с целью отстранения его от должности или убийства. Вечером того же дня Вашкевича задержали и избили.

Итак, возникает вопрос: будут организаторы и исполнители покушения на Вашкевича раскрыты и осуждены или за них отсидят другие? В конце концов, угрозы в адрес Вашкевича продолжают поступать, а это значит, что настоящие преступники все еще на свободе.

Редакция обратилась за комментариями к ряду лиц из тех, кто как–то связан с делом и мог бы пролить на него свет. Однако откликнулись на наше приглашение немногие.

Присяжный адвокат Оскарс Роде, представитель Владимира Вашкевича:

Согласно стандартам Европейского суда по правам человека и соответствующей конвенции, нормой являются открытые судебные заседания, а закрытое рассмотрение дел — исключение, которое в отдельных случаях определяет сам суд. И в Европейской конвенции по правам человека, и в Уголовно–процессуальном законе Латвийской Республики закреплена норма, согласно которой суд может постановить, что конкретный процесс рассматривается на закрытом заседании, если он касается государственной безопасности, вопросов, связанных с несовершеннолетними, либо может нанести существенный ущерб демократии, общественной морали и так далее.

Процесс господина Вашкевича не соответствует ни одному из упомянутых критериев. Поэтому мы неоднократно просили рассматривать его дела на открытых заседаниях. Нам отказывали. По нашему мнению, одна из причин состоит в том, что система не заинтересована в информировании общества об истинных обстоятельствах дела. Закрытый процесс позволяет создать миф о более тяжком составе преступления и обвинении. Стремление создать миф о тяжести преступления господина Вашкевича подтверждает и то, что Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией в своем запросе австрийским государственным учреждениям в качестве причин осуждения бывшего руководителя криминального управления таможни указало более тяжкие деяния, чем это было в действительности.

Открытое рассмотрение процесса улучшает его качество и одновременно обеспечивает его большую прозрачность как для участников, так и для общества в целом. Владимир Вашкевич уже на протяжении многих лет подвергается уголовной и политической травле, против него ведется очернительная кампания в СМИ, которая создает у общества предубеждение против него как коррумпированного чиновника. В СМИ сливается информация, и одновременно дела рассматриваются за закрытыми дверями, и процессы невозможно отражать во всей их полноте. Поскольку процесс идет четыре года, причиненный ему ущерб необратим.

Журналист Лато Лапса, автор книги «Суд как кухня»:

«В латвийской правоохранительной системе работают много честных и достойных профессионалов. Но в то же время система построена так, что внутри нее замечательно себя чувствуют оборотни в погонах, которые, занимая высокие посты и прикрывая друг друга, имеют все возможности преследовать свои личные интересы. И хорошо, если на каком–то этапе эта преступная система все–таки дает сбой — как, например, с предпринимателями, якобы виновными в покушении на Владимира Вашкевича и убийствах. Если бы мы жили в государстве с более совершенной правовой системой, по этому поводу сейчас разгорелся бы скандал, и кое–кто полетел бы со своих прокурорских, полицейских и других должностей: как же, Верховный суд вдруг приходит в выводу, что полиция, прокуратура и суд первой инстанции допустили ужасный брак! Но только не у нас, к сожалению. Надеюсь, пока».

Присяжный адвокат, вывший министр внутренних дел Алоиз Вазнис:

"В конце прошлого года я подготовил предложение по совершенствованию Закона об оперативной деятельности для ответственной подкомиссии сейма. Предложенные поправки касаются аспектов дел, подобных делу Владимира Вашкевича. Считаю вмешательство председателя Верховного суда и делегированных ВС судей в оперативную деятельность незаконной, что наносит ущерб престижу ВС. Образование судебного учреждения для контроля над оперативной деятельностью, проводимой отдельным порядком, противоречит Закону о судебной. Если точнее, то пункту 5 статьи 1, которая гласит: «Недопустимо создание особого (чрезвычайного) образования суда, которое не соблюдает определенных законом процессуальных норм».

Кроме того, Закон о судебной власти обещает личности право на судебную защиту от угроз личной свободе. Контроль за оперативной корреспонденцией, а также получение информации, распространяемой и хранимой лицами, занимающимися оперативной деятельностью, их технических средств, прослушивание оперативных разговоров и видеонаблюдение за публично недоступными местами без разрешения владельца, по мнению Алоиза Вазниса, никак не может рассматриваться как защита против угроз личной свободе граждан.

Правильнее всего ответственность за принятие решения о проведении оперативной деятельности в особом порядке передать прокуратуре, оставив суду роль арбитра.

Читайте также:
Авто с прибалтийскими номерами все чаще используются для преступлений, схем, разбоев и перевозки контрабанды. В российских СМИ бьют тревогу: при ...
Заключение британского эксперта обеляет строителей
Неожиданно Сенат отправил на новое рассмотрение дело «начальника киллеров» Мартиньша Путниньша. Защита празднует победу, ведь свою вину в заказных ...
Администратор Latvijas KrAjbanka компания KPMG Baltics категорически отрицает, что решение о неплатежеспособности банка было принято на основании поддельных ...
На днях появилось промежуточное решение по уголовному делу Latvijas KrAjbanka. Что неожиданно: обвинение предъявлено только двум персонам — Владимиру ...
В Юрмале очередной скандал с недвижимостью: активист защитников природы заявил о попытке его подкупить за 25 000 евро. Цель — нейтрализовать зеленых при ...
.