20 Октября, Пятница

На пепелище Рижского замка

  • PDF

08_fire_1Как выяснилось утром, пожарные не смогли быстро потушить огонь из–за позорно устаревшего оборудования

К счастью, обошлось без человеческих жертв, ибо в замке идут реставрационные работы. Но на фоне полыхающего дворца в полный рост встал вопрос: что же будет дальше? А если завтра загорится сейм? Или Кабинет министров… О домах простых смертных мы говорить не будем. Это, как проверено практикой, власть имущих не очень волнует.

Как горел замок

Строители, которые занимались реставрацией, 20 июня ушли как обычно, отметившись у караула — около 19 часов. Потом на какое–то время было затишье.

Вызов о пожаре поступил в четверг в 22.21 по местному времени — загорелась крыша. Площадь возгорания составляла 50–100 кв. м, но локализовать его не удалось. Огонь быстро распространялся по чердаку дворца. Приехавшие пожарные развернули рукава и подняли автолестницу, но вскоре выяснилось, что воды в водопроводе Старой Риги не хватает. Автоцистерны быстро опустели, пришлось качать воду из реки. Но старый, порядком изношенный насос вскоре сломался…

Через час после получения вызова стало известно: в здании провалились чердачные перекрытия. Позднее ночью прозвучала информация, что пламя перекинулось уже и на правое крыло дворца.

Огонь в итоге удалось погасить благодаря привлечению все новых пожарных бригад (в том числе из Юрмалы), но в итоге все равно выгорело 3200 кв. м помещений замка.

К утру результаты были такими: пострадал пожарный, который во время спасательных работ отравился угарным газом. Практически полностью выгорел Красный зал, сильно пострадали Белый зал и Праздничный зал. Повреждения получили также Посольский и Гербовый залы.

08_fire_2

Почему тушили так долго?

Тут неизбежно возникает вопрос: почему же небольшое возгорание превратилось в происшествие огромных масштабов? И ответ очевиден: таковы последствия экономии на Государственной пожарно–спасательной службе, и в частности — на покупке техники для нее.

Совсем недавно представители спасательной службы снова поднимали эту проблему, напоминает Dienas Bizness. Оснащение ГПСС специализированными техническими и транспортными средствами недотягивает даже до половины того уровня требований, что прописаны в правилах Кабинета министров. Большинство имеющихся пожарных автомобилей старше 20 лет, поэтому, как признают представители спасательной службы, нет никаких гарантий, что они вообще смогут добраться до места происшествия: поломки возможны в любой момент. И само количество техники (688 единиц) — лишь 40% от установленных нормативов (требуется, чтобы насчитывалось 1833 машины). Для обеспечения требуемого правилами КМ минимума ГПСС необходимо 25,5 млн. латов.

События при пожаре в замке проиллюстрировали проблему во весь рост. Выяснилось, например, что в распоряжении рижского отделения ГПСС имеется всего два автомобильных подъемника, причем один в настоящее время находится в ремонте. А на вопрос журналистов, почему пожар не попытались гасить со специального корабля прямо с Даугавы, представитель ГПСС Виктория Шембеле была вынуждена признать: в распоряжении спасательной службы такого оборудования попросту нет. Когда опустели автоцистерны, спасатели установили шланги, чтобы брать воду из Даугавы, однако старая насосная станция вскоре сломалась.

Предполагалось привлечь к тушению пожара вертолет НВС, однако прибывшая к месту событий госсекретарь МВД Илзе Петерсоне–Годмане пояснила журналистам: для использования вертолета уже слишком темно, и есть другие «сопутствующие помехи».

Если 20 лет экономить на пожарных

Глава ГПСС Оскар Аболиньш на отчетном собрании в нынешнем году поднимал об этом вопрос: 28,5 млн. латов, которые выделены его службе из бюджета, явно недостаточно. При этом 22,3 млн. латов уходит на зарплаты. Судите сами, сколько приходится на содержание зданий и техники.

В 2010 году, когда в МВД усиленно «затягивали пояса», выяснилось, что каждый второй сотрудник ГПСС ходит в одном и том же комплекте спецодежды аж четыре года (а ведь она должна сохранять защитные свойства). 30% пожарных вообще не имеют полного комплекта спецодежды.

Сейчас бывшие министры внутренних дел уже перекладывают ответственность «на дядю»:

— Уже 20 лет Пожарно–спасательная служба не получает адекватное финансирование, — заявила агентству LETA бывшая министр внутренних дел Линда Абу–Мери.

08_fire_3 Однако, отвечая на вопрос, ощущает ли она свою ответственность за слабое техническое обеспечение пожарных, она сказала, что этот вопрос следует переадресовать Рихарду Козловскису, который руководит МВД уже два года. Она напомнила, что годы ее работы в МВД приходились на кризис, и ей удалось добиться, чтобы ГПСС не урезали финансирование.

В свою очередь, экс–глава МВД Марек Сеглиньш отмечает, что за годы его работы было закуплено много новых пожарных машин, хотя тогда это воспринималось как «расточительность».

— Это подходящий момент, чтобы министр ударил кулаком по столу и потребовал финансирования, — заявил Сеглиньш.

Остается надеяться, что власти сделают правильные выводы из случившегося. Пока же предстоит восстанавливать то, что осталось от замка. На время праздников работы в здании были прекращены — строители сделали все возможное, чтобы состояние замка не ухудшилось, а дальнейшие решения будут приниматься утром во вторник, после собрания экспертов и обследования здания, сообщила в этой связи представитель строительной компании SBRE Марите Страуме.

Кто виноват?

Полиция пока не выдвигает версию об умышленном поджоге. Таких данных нет, говорит представитель отдела по общественным отношениям госполиции Синтия Вирсе.

Однако по факту пожара начат уголовный процесс. Расследованием обстоятельств происшествия занимается криминально–следственное управление Главного управления криминальной полиции.

Следствию предстоит ответить на целый ряд вопросов. И в частности: понесет ли кто–то ответственность за испорченные музейные экспонаты Национального исторического музея. Ведь часть из них оказалась изрядно попорчена водой.

Глава Государственной пожарно–спасательной службы Оскар Аболиньш в связи с этим уже заявил Латвийскому радио: оставлять в замке экспонаты на время ремонта было большой ошибкой, их надо было вывезти. Экс–министр культуры Хелена Демакова также осудила решение не вывозить предметы из хранилища. Она заявила, что за ущерб должен ответить руководитель музейного отделения Министерства культуры…

В общем, разборки уже начались.

Вместо морали

Новость о пожаре вызвала в Сети поток шуток о лиговских кострах. Но зубоскалов тут же остановили прагматично настроенные комментаторы:

— Чего веселитесь? Наши налоги горят…

Конечно, имущество дворца было застраховано — на 22 млн. латов. Но, как мы знаем, страховку, особенно при подобных непростых обстоятельствах, не так уж просто получить.

Читайте также:
В Даугавпилсе на путепроводе по улице 18 Ноября машину марки Nissan X–Trail вынесло с проезжей части на тротуар. Это уже не первая авария на данном участке ...
В Лиепае произошла серьезная авария: в субботу мужчина около 50 лет не справился с управлением Chrysler Voyager, в результате чего машина вылетела на обочину ...
Но спасительный навык эвакуироваться спас жизни пассажиров
В магазине Maxima на улице Георга Апиня в Валмиере в минувшую среду обвалился подвесной потолок, сообщил начальник Видземской региональной бригады ...
Минувшей ночью в микрорайоне Иманта пьяный 25–летний сотрудник госполиции на Mercedes–Benz с госномером JB–131 совершил несколько аварий, разбив в общей ...
"Мы не собираемся уходить с рынка Латвии — уходят те, кто чувствует вину. А мы можем смотреть людям в глаза", — заявил вчера на пресс–конференции глава ...
.