22 Октября, Воскресенье

Липман отсудил акции

  • PDF

liepajas-metalurgs_lipmanВчера Верховный суд (ВС) вынес решение в споре за 11,5% акций LiepАjas metalurgs между бизнесменами Кировом Липманом и Сергеем Захарьиным: иск Липмана снова был удовлетворен.

Таким образом, суд признал право истца на 35% акций. Это серьезно, это блокирующий пакет. Что из этого следует практически для рабочих LiepАjas metalurgs и для обоих бизнесменов? Мы попытались в этом разобраться.

Про завод

Адвокат Липмана Павел Ребенок в разговоре с нами выразил сожаление, что такое решение не было вынесено по крайней мере на полгода раньше, потому что это могло бы спасти LiepАjas metalurgs.

— Сейчас на завод это решение суда никак не повлияет, — признает адвокат. — Однако, возможно, будет подан иск о взыскании убытков с Сергея Захарьина. Сейчас нужно дождаться полного текста решения, посмотреть, что будет делать вторая сторона.

В том, что кассация будет, сомневаться не приходится. Представляющая Захарьина адвокат Синтия Радионова после оглашения решения ВС заявила, что оно несправедливо и незаконно.

Прокомментировал нам тяжбу с акциями и администратор неплатежеспособности LiepАjas metаlurgs Харалдс Велмерс:

— К процессу неплатежеспособности данное решение никакого отношения не имеет. У акционеров есть право на денежные средства только в том случае, если деньги останутся после погашения всех требований кредиторов.

То есть завод останется в статусе неплатежеспособного предприятия. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако при окончательной победе у Кирова Липмана есть шанс взыскать со своего оппонента компенсацию.

Но это еще не все. В ходе «процесса об акциях» возник дополнительный сюжет — о подделке документов. И это дело еще не закончено.

liepajas-metalurgs

Подозрительный договор

В ходе пересмотра дела истец выступил с заявлением: сторона Захарьина пытается выиграть суд с помощью поддельного документа. Ибо 8 января 2014 года адвокат Синтия Радионова, представляющая Сергея Захарьина, попросила присоединить к материалам дела «договор о дарении акций от 24 сентября 2003 года».

Договор свидетельствует, что 24 сентября 2003 года компания Gesli Limited в лице ее полномочного представителя Сегала подарила Сегалу и Захарьину суммарно 11 851 656 акций LiepАjas metalurgs, из которых 3,53 миллиона акций достались Сегалу, а остальные — Захарьину.

В договоре подчеркнуто, что «акции дарятся с особым условием, которое выражается в запрете получателям в течение 10 лет в любом виде отдавать третьим лицам подаренные этим договором акции, а также не допускать претензии третьих лиц на подаренные этим договором акции без письменного согласования со вторым получателем».

Если бы суд поверил этому вдруг появившемуся договору, Липман, вероятно, это дело проиграл бы. Но сторона истца назвала этот договор недостаточно тщательно изготовленной фальшивкой.

Как указал адвокат Кирова Липмана Павел Ребенок, в документе есть пункт, в котором идет отсылка на Курземский региональный третейский суд. Однако это учреждение было зарегистрировано в Регистре предприятий ЛР только почти двумя годами позже — 16 мая 2005 года.

Другие аргументы представителя Липмана были такими:

— В документе много нелогичного. Например, он датирован 24 сентября 2003 года, однако еще 9 сентября та же компания Gesil перечислила Кирову Липману треть акций. Как же потом все акции могли быть переданы Захарьину и Сегалу? Нет там и обоснования, с какой целью или за какие заслуги компания вдруг дарит частным лицам эти акции. В договоре имеется ссылка на доверенность, по которой Сегал подписывает документ. Но, по нашим данным, такой доверенности не существует. По доверенности, данные о которой есть у нас, Сегал имел право распоряжаться третью акций Gesil. То есть он либо превысил объем доверенности, либо ссылается на доверенность, которой не существует.

Адвокат также отметил: один из пунктов предусматривает, что лица, которым подарили акции, берут на себя обязательства в течение 10 лет никому их не передавать.

— Зачем такой пункт был нужен в 2003 году? В чем логика? — задается вопросом юрист. — Это становится понятнее, если вспомнить, как в прошлом году государство пыталось отобрать акции LiepАjas metalurgs. Похоже, что, подделывая договор, стороны думали о том, как объяснить, почему они не передают акции.

И наконец, самый очевидный аргумент: суд за акции длится второй год, почему такой документ всплывает только под конец суда второй инстанции? К тому же даже в устных объяснениях в течение этих двух лет ответчики никаких отсылок на документ не давали. Ни разу не прозвучало, что акции были подарены. Захарьин просто отказывался пояснять, на каком основании получил акции.

Промежуточный финиш: Верховный суд этому документу не поверил. Госполиция тем временем ведет уголовный процесс по «возможному факту мошенничества — подделке документов Gesil Limited».

LiepАjas metalurgs продадут летом

К заводу и его рабочим все эти судебные разбирательства, по сути, уже не имеют отношения.

20 января администратор Харалдс Велмерс подал кредиторам на согласование план продажи LiepАjas metalurgs. Предприятие будет предложено на международном рынке, как только кредиторы дадут свое согласие. Закончить продажу администратор надеется летом. На недавней пресс–конференции он пояснил: процесс продажи начнется в середине февраля, но в установленные законом шесть месяцев после объявления неплатежеспособности закончить его, скорее всего, не удастся.

— Возможно, придется созвать собрание кредиторов, для того чтобы продлить срок продажи компании.

Незаложенное имущество LiepАjas metalurgs планируется продать за 3,5 млн. евро без аукциона и за 1 млн. евро на аукционе. Доходы от реализации заложенного имущества планируются в размере 112,3 млн. евро.

С момента объявления неплатежеспособности LiepАjas metalurgs 12 ноября прошлого года содержание завода обошлось государству в 1,3 млн. евро, сообщил администратор.

Наибольшие расходы составляют плата за электричество и газ, а также зарплата работников, которых там осталось 260 человек.

Предприятие падает, бизнесмены судятся

Крупнейшими акционерами LiepАjas metalurgs на момент подачи иска являлись Сергей Захарьин (49% акций), Илья Сегал (21,03%) и Киров Липман (23,27%).

Отношения между ними к началу суда были, мягко говоря, сложными. Липман утверждал, что Захарьин должен ему вернуть 11,5% акций предприятия, которые были переданы последнему для обеспечения контроля над заводом. Ибо в 2003 году Киров Липман передал часть своих акций LiepАjas metalurgs Сергею Захарьину в управление. Речь шла о 1,950 миллиона акций.

Сделка заключалась с целью некой централизации: акционеры договорились, что управление предприятия должно быть предсказуемым. Ведь у Ильи Сегала, Сергея Захарьина и Кирова Липмана было примерно по 28% акций, и в этом случае ни у одного акционера не было решающего слова. Однако LiepАjas metalurgs предстоял процесс модернизации. То есть нужно было говорить с кредиторами, инвесторами, вести переговоры и т. д. Поэтому было принято решение, что один из акционеров должен стать лицом предприятия. С ним впредь и должны были говорить заинтересованные лица.

Выбор пал на Сергея Захарьина. Ему Киров Липман передал свои 11,5% акций, то же сделал и Сегал — судя по документам, его доля акций тоже уменьшилась.

Далее, когда процесс модернизации завершился, Киров Липман попросил свои акции вернуть. Он неоднократно напоминал об этом и устно, и письменно. Но не получил никакого ответа. Пришлось обратиться в суд.

В мае прошлого года Рижский окружной суд уже признал права Липмана на эти акции, и после вступления приговора в силу в его собственности находилось бы 35% акций LiepАjas metalurgs. Как Липман заявил после оглашения постановления, наконец восторжествовала правда и Захарьин должен будет вернуть принадлежащие ему акции.

«Это мои акции, которые я на время передал Захарьину, чтобы он от имени LiepАjas metalurgs мог вести переговоры о привлечении средств для модернизации завода», — заявил тогда Липман.

Сейчас Верховный суд подтвердил правоту его претензий. Правда, решение еще не окончательное: полный текст постановления ВС будет доступен с 21 февраля, и в течение 30 дней его можно обжаловать в кассационном порядке. То в случае отсутствия кассации или ее отклонения вердикт вступит в силу.

Читайте также:
Полиция Шотландии вызволила из рабства девушку из Латвии. Школьницу обнаружили в ходе масштабных мероприятий, проводящихся в Великобритании в ...
Полиция безопасности (ПБ) продолжает расследование утечки в СМИ секретного документа госканцелярии ограниченного доступа.
В популярном молодежном заведении Cetri Balti Krekli двое решили подзаработать. Способ для этого выбрали простой и надежный: в бутылку водки закинули ...
Рижский окружной суд во вторник оставил в силе приговор о пожизненном заключении бывшей медсестре Дайге Терауде, которая была признана виновной в том ...
В Карсавском крае полицейские при обыске подпольного спиртового завода изъяли более 600 литров самогона, самогонный аппарат, три единицы незаконно ...
Латвийские полицейские выявили и задержали членов двух международных группировок работорговцев, которые занимались организацией фиктивных браков ...
.