20 Октября, Пятница

Как внучка–эмо заказала бабушку

  • PDF

13_emo1История получилась драматическая: с любовным треугольником, кровавым убийством ради наследства в виде рижской квартиры и моментом прозрения «киллера» — девушка, ради которой парень пошел на преступление, бросила его ради другого.

Важный нюанс: участникам драмы слегка за 20… Сейчас в этой истории пытается разобраться суд Видземского предместья Риги.

ЧП в Межциемсе

По версии следствия, трагедия началась с визита внучки к бабушке 20 февраля 2010 года — Яна Лаша приехала навестить Евдокию, чтобы забрать у нее свои вещи.

На тот момент девушка, оставшаяся без родителей, жила у своего бойфренда Владислава Михеева с его семьей в Балтэзерсе. Поэтому, когда встал житейский вопрос — перевозки вещей, Влад взялся помочь своей девушке.

Сначала все шло хорошо и по–семейному: бабушка накормила обедом внучку и ее друга. Однако после трапезы между дамами началась ссора.

Судя по всему, бабушка так и не приняла современную свободу нравов. Евдокия обозвала внучку «падшей женщиной», часто меняющей мужчин. В ходе ссоры внучка ушла на кухню, а затем услышала доносящийся из комнаты крик бабушки. Евдокия, держась за окровавленную шею, вышла в коридор, где упала и умерла. Следом с ножом в руках вышел Владислав.

Желая скрыть следы преступления, молодые люди решили инсценировать ограбление: забрали некоторые вещи, посуду и 20 латов. После чего взяли такси и уехали в Балтэзерс.

В конце месяца парня арестовали, а за ним и Яну. Однако позже девушку отпустили, переведя в статус свидетельницы — Влад взял на себя всю вину.

Что существенно: к судебному процессу любовь, судя по всему, уже закончилась. И парень полностью изменил свои показания: сейчас он вину не признает.

Яна: «Бабушку я любила»

Худенькая черноволосая девушка с опущенным испуганным взглядом — такой 20–летняя Яна Лаша предстала в нынешний понедельник перед судом. Справа от нее на скамье подсудимых в окружении полицейских — бывший друг, 21–летний Владислав Михеев. В его сторону Яна старается не смотреть. Наверное, стыдно.

Судья Дита Бондаре начала допрос обвиняемой, из которого стало известно следующее: с Владом до страшных событий девушка была знакома около года, они даже успели пожить вместе, но всего две недели.

— Владислав мне помог с жильем, я проживали у него. Не работала. Потом мы поехали вместе к моей бабушке, чтобы забрать вещи. Я была на кухне, когда услышала ее крик… Вышла и увидела — она идет с окровавленной шеей… Потом она упала, а следом вышел Владислав с ножом в руках. Момента удара я не видела. Я начала кричать, у меня минут 20 была паника. А он сказал мне, что не хотел, и просил никому об этом не говорить…

Далее, по словам девушки, ее парень предложил изобразить ограбление. Поэтому они быстро забрали вещи, что–то из посуды и вытащили из секции 20 латов пенсионерки. Затем Владислав накрыл труп подушкой и наволочкой.

— Потом я закрыла двери ключами, посуду и нож мы выкинули в мусор в том же доме. На этом настаивал Владислав. Уже на улице купили сигарет и взяли такси, которое за десятку довезло нас до Балтэзерса.

— Скажите, но разве у вас не было ни малейшего желания помочь бабушке? Или как–то намекнуть кому–то о том, что произошло в ее квартире? — искренне удивилась судья.

— Я очень испугалась. А потом боялась, что Влад и со мной так поступит.

— Он вам об этом говорил, угрожал?

— Нет.

— Как вы думаете, зачем он это сделал?

— Он хотел показать свою крутость, доказать, как сильно любит меня. Он ведь клялся мне в любви, мы жили вместе. У нас были близкие отношения.

В этот момент со скамьи обвиняемого донеслось возмущенное «Ни в чем я тебе не признавался, у нас даже ничего не было, зачем ты врешь? Ты сама хотела ее смерти, постоянно об этом говорила!»

В ответ на это девушка сделала удивленные глаза и начала бубнить что–то невнятное на тему «это неправда».

Затем Яна продолжила:

— После случившегося я какое–то время жила у его матери. А в марте написала ему в тюрьму, что встречаюсь с другим. И тогда он начала валить всю вину на меня.

— Это правда, что на последней встрече с бабушкой она вас оскорбляла? Какими словами? — поинтересовался адвокат Михеева.

— Она назвала меня «бл…ю», говорила, что я часто меняю парней. И стану такой, как моя мать, ничего не добьюсь.

— Вы любили свою бабушку? — прямо спросила судья.

— Да. Я не хотела ее смерти, — еле слышно произнесла свидетельница.

— А что с той квартирой?

— Я не смогла там жить и продала ее в июне 2011 года. За 19 000 евро.

Мать подозреваемого: «Не верьте ей!»

Мать парня, естественно, защищает сына. Вот что она рассказала суду:

— Уважаемый суд, мой сын не убивал, не так я его воспитывала. Он всегда уважал стариков, своим родным бабушкам никогда и слова плохого не сказал, — начала свое выступление мать обвиняемого Алевтина Михеева. — Его вина в том, что он сразу не поделился со мной произошедшим.

По словам свидетельницы Михеевой, история любви получилась такая: однажды ее сын привел Яну к ним домой, назвав эту девочку бедной–несчастной, которой негде жить. Даже родная бабушка ее выкинула из дому… Алевтина согласилась приютить юную особу с условием, что Влад будет ее содержать. На тот момент сын работал с матерью в одной фирме и имел свой доход. Копил на машину.

— Когда они вернулись из той поездки в Межциемс, они от меня все скрыли. Лишь Влад после этого стал более нервозным, после работы всегда спешил домой, чтобы увидеть Яну. А позже он взял на себя всю вину. Мне он сказал, что на него давили полицейские, которые вынудили его все подписать… Через 5 месяцев он начал менять свои показания. Тем временем еще до мая 2010 года Яна жила у меня, я устроила ее на работу на место Влада, возила ее к следователю.

— Кто, по–вашему, убил бабушку Яны? — спросила судья.

— Я думаю, что это сама Яна и сделала. И, зная доверчивость моего сына, подговорила его взять вину на себя.

— Тогда ответьте на такой вопрос: как вы жили под одной крышей с возможной убийцей, из–за которой ваш сын находился под арестом?

— Я объясню. Я специально не выгоняла Яну на улицу, чтобы она не сбежала. По совету следователя я к ней постоянно присматривалась. Однажды у нас с ней произошел конфликт, я застала ее с сумкой в дверях, она пыталась уехать — и, как всегда, давила на жалость, плакала. Я отошла на кухню, а она в это время вскрыла себе вены. Я оказала ей первую помощь, вызвала «скорую», а после больницы подписала бумагу у следователя, что больше не хочу видеть ее в своем доме.

— У вашего сына с Яной были близкие отношения?

— Нет. Я думаю, что нет. Вообще, я свечку не держала. Но у них были дружеские отношения, но они не встречались. Он просто ей помогал по доброте душевной. А эта девочка умеет все спланировать и реализовать так, как ей выгодно. Вы ведь знаете, что она расписала «план побега»? Его позже изъяли. Там было расписано: у кого одолжить денег, куда уехать…

13_emo-1

Чёрные ведьмы с кровью…

Черной краски для описания подруги сына Алевтина Михеева не жалеет:

— Это была девочка–эмо или что–то в этом роде. Всегда себе на уме, замкнутая, молчаливая, печальная. Часто от нее даже слова не добиться было. Ходила вся в черном, слушала какую–то ужасную музыку. У нее руки были изрезаны, все в шрамах. Хотя тогда у меня дома она не пыталась совершить самоубийство — так, просто поцарапала себя не сильно… Но, надо отметить, она очень красиво рисует, я даже предлагала это развивать. Но рисовала она вечно каких–то черных ведьм и ножи с кровью. Эта девочка была ожесточена на жизнь и на всех, у кого были полные семьи. Она этим была обделена.

Интересный нюанс: Яна, со слов других свидетелей, была «без кола, без двора», но Алевтина уверяет, что это не так:

— На нее был переписан дом в Адажи от другой бабушки, а еще ей по наследству доставалась квартира от отца…

…В разговоре с нами прокурор Кунце информацию о «богатенькой сиротке» не подтвердила. Гособвинитель отметила:

— У этой девушки непростая судьба, она осталась без родителей, которые имели проблемы с алкоголем.

Еще одна любовь

Что эту и так непростую историю усложняет: еще одна подруга подсудимого. А именно гражданская супруга обвиняемого Михеева — Даце Назарова. По совместительству — мать общего с ним ребенка, которого она родила, когда Михеев уже находился под стражей.

— Как давно вы знакомы с обвиняемым? — вопросила судья.

— Около десяти лет.

— Вы правда встречались с Владиславом в тот момент, когда у него жила Яна?

— Да.

— Объясните мне ситуацию: малознакомая девочка, возможно убийца, спит с вашим мужчиной, потом плачет и говорит, что не хочет идти в тюрьму, и Владислав спокойно берет на себя ее вину?

— Да… Этой девочке просто некуда было идти. Они спали в одной кровати, но я знаю, что у них ничего не было, — простодушно говорит свидетельница.

Судья и прокурор лишь пожимают плечами. Право же, в словах покойной бабушки о чрезмерной свободе нравов, которая до добра никого не доводит, что–то есть.

Промежуточный финиш

21–летний Владислав Михеев в суде вины не признает. Его морально поддерживают мама Алевтина и подруга и мать его ребенка Даце. В скором времени мать обещает найти средства, чтобы предоставить сыну адвоката Красовску. Пока его защищает юрист Нейбергс.

Следующее заседание назначено на 18 января — будет продолжен допрос свидетелей. Владиславу Михееву вменяются две статьи УЗ Латвии — «убийство» (наказывается сроком от 5 до 15 лет) и «кража в небольшом размере» (до двух лет тюрьмы).

Читайте также:
В больнице на сегодняшний день остается один пострадавший в золитудской трагедии — кассир магазина Maxima, рассказала пресс–секретарь Восточной ...
Мы подвели итоги самых важных и резонансных судебных процессов, которые латвийские суды рассматривали в 2013 году. Почти у всех есть нечто общее: они ...
Таковым его сделала безалаберность работников полиции, проводивших расследование ДТП спустя рукава.
Вчера в суде Латгальского предместья Риги началось рассмотрение уголовного дела Галины Ренги. Были допрошены свидетели.
Полиция безопасности Латвии начала расследование дела об организации массовых беспорядков в отношении журналиста Андрея Храмцова, сообщает ...
В этом деле удивляет очевидное: зверство, с которым два спокойных с виду молодых парня избили приятеля. Он умер в "скорой", не доехав до больницы.
.