18 Ноября, Суббота

Маклершу взорвали мышеловкой

  • PDF

12_miselovka_fotoЗа взрыв в подъезде 9–этажки в Плявниеках на скамье подсудимых оказались Дмитрий Наталичев и Ярослав Ценкий. За убийство маклера Светланы Василенок обвинение требует для них 20 лет тюрьмы.

Но подсудимые заявили: их просто оговаривают свидетели… Сегодня это громкое дело «с политическим подтекстом» рассматривает Верховный суд.

Взрыв в 9–этажке: версия обвинения

47–летняя Светлана Василенок около полудня 20 ноября 2002 года спустилась вниз проверить почту. Когда она открыла дверцу, раздался взрыв. От мощного удара вышибло коробку дверей подъезда, а также вырвало металлические дверки почтовых ящиков. От полученных ранений женщина скончалась на месте.

Как позже выяснили эксперты, взрыв преступники совершили с помощью мышеловки — совершенно обычной, в любом хозяйственном магазине купить можно. Ее завернули в газету, прикрепили два контакта и батарейки. В качестве взрывчатки был использован пластид.

— Дверь валялась на дороге. В луже лежали продукты: сосиски, хлеб… На месте почтовых ящиков была дыра в стене, а рядом лежала темная масса. Выбежал молодой человек, и он мне указал на эту массу в углу: я поняла, что это женщина, с которой мы только что разговаривали, я узнала ее по сапогам. Она билась в конвульсиях, — рассказала тогда kriminal.lv одна из свидетельниц ЧП.

В 2006 году были задержаны подозреваемые по этому делу: Дмитрий Наталичев (бывший в свое время шофером убитого предпринимателя Григория Гарке), Ценкий и Павлюк. Им вменялось убийство женщины в организованной группе (подробнее об их статьях УЗ см. справку).

Двое обвиняемых свою вину категорически отрицают (третий подозреваемый, Павлюк, погиб несколькими годами ранее).

Обвинение настаивает на такой версии: у бизнесмена Павлюка были споры с маклером Светланой Василенок по поводу земли. Поэтому он разработал план, как женщину устранить. Для этого, как считает обвинение, он привлек своего знакомого Ценкия (с которым у него, согласно показаниям свидетелей, было немало общих дел) и Наталичева.

«Нас оговорили торговцы оружием»

Обвиняемые в ходе процесса настаивали: их оговорили. Зачем? Это сделали «наркоманы и торговцы оружием, которым пообещали: если они расскажут что положено про убийства, то их выпустят раньше».

Когда суд дал обвиняемым последнее слово, Ярослав Ценкий заявил, что из всех предъявленных ему обвинений он признает только ложные сведения для получения кредита:

— Об этом я сожалею и раскаиваюсь.

Вину в приобретении и хранении взрывчатых веществ, изготовлении взрывного устройства и убийстве он категорически отрицает.

— Я не был знаком с Василенок, квартирами не занимался, никакого мотива ее убивать у меня не было, — заявил Ярослав Ценкий. — И даже ее дети говорят, что она не была маклером. Она была бухгалтером и тоже никакими квартирами не занималась. Во время совершения преступления у меня были жена, ребенок, две машины, положительная характеристика со всех мест работы, трехкомнатная квартира. Зачем мне было убивать незнакомого человека? Да и вообще зачем было совершать преступление?

Его сообвиняемый Наталичев высказался еще красноречивее:

— Трудно найти слова, чтобы выразить чувства, которые ощущает человек, не совершавший никаких преступлений, которому запросили такой срок, который можно считать пожизненным, — начал свою речь Наталичев. — До 6 июня 2006 года я считался несудимым добропорядочным гражданином, вел свой бизнес, когда в мою жизнь ворвались сотрудники полиции, заломили руки, оскорбили, обозвали убийцей…

Явление Линдермана

Под занавес процесса, кстати, выяснились два любопытных нюанса.

Один из них — политический. На процесс пришел Владимир Линдерман, которого тогда как раз осудили за взрывчатку. Как он нам пояснил, подобное дело о взрывчатке ранее пытались «пришить» и ему с товарищами. А с обвиняемыми он познакомился в тюрьме. И, по его словам, у него сложилось впечатление, что в убийстве они не виновны.

Мало того — само дело в чем–то политическое.

— Годманис, когда стал министром внутренних дел, потребовал повысить раскрываемость преступлений. За месяц были задержаны подозреваемые в семи убийствах за 2002 год, раскрываемость выросла на 30%, и это позволило Годманису стать премьером, — пояснил Владимир Ильич свою точку зрения.

И второй скандальный момент. Дмитрий Наталичев, поясняя, что свидетелям в этом деле доверять нельзя, расшифровал это заявление так.

На него дают показания «7–8 раз судимый наркодилер, которому за это скостили срок до половины, и рэкетир». Кроме того, Наталичев обратил внимание на показания одной из дам — вдовы Павлюка. По его утверждению, девушка просто ему мстит, так как рассчитывала с его помощью заработать крупную сумму, но не сложилось.

— Она сама утверждала, что нас с Павлюком осенью 2002 года познакомил ее брат, и это правда. А в других показаниях она говорит, что летом 2002 года Павлюк передал мне фотографию потерпевшей. Но по обвинению получается: через 50–60 дней после знакомства с Павлюком мы начали совместный бизнес. Был конфликт с бандитами, я получил ножевое ранение — и сразу после он послал меня на разведку, чтобы выяснить распорядок дня потерпевшей…

Я действительно был только что после ранения и чувствовал себя, мягко говоря, не очень. Зачем он отправил меня? Да, он сам был знаком с потерпевшей, постоянно с ней общался. Но мы с Ценкием на момент преступления не были знакомы. Познакомились позже, но дружбы или совместных дел у нас не возникло — так, встретились пару раз…

Уважаемый суд, я невиновен, не знаю, о чем можно просить в таких случаях. Разве что внимательнее отнестись к судьбе человека… — закончил свою речь Дмитрий Наталичев.

Промежуточный финиш

По приговору Рижского окружного суда, за убийство и хранение боеприпасов Ценкий получил 16 лет тюрьмы, а Наталичев — 12 лет и 5 месяцев. Оба — с конфискацией имущества.

Далее дело пошло «по инстанциям», и минувшей осенью Сенат пришел к выводу, что ставить точку в нем рано. Приговор по поводу убийства был отменен. Дело отправилось на пересмотр. Сейчас процесс рассматривается в Верховном суде. Сегодня, 7 марта, на процесс вызваны свидетели по этому делу.

Читайте также:
В больнице на сегодняшний день остается один пострадавший в золитудской трагедии — кассир магазина Maxima, рассказала пресс–секретарь Восточной ...
Мы подвели итоги самых важных и резонансных судебных процессов, которые латвийские суды рассматривали в 2013 году. Почти у всех есть нечто общее: они ...
Таковым его сделала безалаберность работников полиции, проводивших расследование ДТП спустя рукава.
Вчера в суде Латгальского предместья Риги началось рассмотрение уголовного дела Галины Ренги. Были допрошены свидетели.
Полиция безопасности Латвии начала расследование дела об организации массовых беспорядков в отношении журналиста Андрея Храмцова, сообщает ...
В этом деле удивляет очевидное: зверство, с которым два спокойных с виду молодых парня избили приятеля. Он умер в "скорой", не доехав до больницы.
.