18 Октября, Среда

Марина Ребека: «Вершина никогда не может быть достигнута!»

  • PDF

В Латвийской Национальной опере свой первый сольный концерт на родной сцене дала сопрано Марина Ребека, успешно делающая международную карьеру. Она исполнила десять арий из опер, в которых поет на престижных сценах мира и в которых ей еще предстоит дебютировать.

Нет времени петь дома


Услышать лирическое сопрано Марины Ребеки в Латвии можно нечасто. В мае она с успехом дебютировала в опере Доницетти «Лючия ди Ламмермур» в постановке Андрейса Жагарса. А в начале года выступила с сольным концертом в Большой гильдии вместе с Латвийским Национальным симфоническим оркестром. И вот еще один сольный концерт – первый на родной оперной сцене в сопровождении оркестра Национальной оперы под руководством Модестаса Питренаса. Когда мы увидим ее в Риге в следующий раз, певица не знает. Не приедет она и на Рижский оперный фестиваль в июне. Этот сезон у нее полностью расписан. Впрочем, как и последующие.

Марине 32 года. Она в прекрасной вокальной форме и роскошно выглядит на сцене. Ее эмоциональное пение и очаровательная улыбка вкупе с естественным поведением с ходу подкупают публику. С первой же арии зал понимает – это звезда. Но не все знают, каким трудом достался певице ее сегодняшний успех и востребованность за границей.

Ее пример – утешение тем, кто не поступил в Музыкальную академию. Если закрылась одна дверь, рано опускать руки. Ищите другую и работайте над собой. Талант плюс трудолюбие – вот ключ к высотам профессионального мастерства.

По окончании музыкального колледжа им. Я. Медыня в 2002 году начинающая певица отправилась учиться в Италию, где с самыми высокими оценками поступила в Пармскую консерваторию. В 2006 году она окончила Римскую международную академию искусств, а годом позже – консерваторию Св. Чечилии. К тому моменту Марина уже была лауреатом нескольких международных конкурсов. Все это время она усердно училась, затянув пояс, – денег едва хватало на оплату съемного жилья, скромное пропитание и уроки вокала. Поворотным моментом в карьере певицы стал 2007 год, когда она дебютировала на сцене Эрфрутской оперы в роли Виолетты Валери в опере Верди «Травиата» и исполнила партии Графини де Фольвиль и Мадам Кортезе в опере Россини «Путешествие в Реймс» на Международном оперном фестивале Россини в Пезаро, на родине композитора. С этого и началась ее международная карьера.

На следующий год Ребеку снова пригласили на фестиваль в Пезаро, где она пела партию Анны в опере Россини «Маометто II». Одну из арий Анны Марина включила в программу сольного концерта в Латвийской Национальной опере. В концерте прозвучала еще одна ария из оперы Россини – игривая каватина Розины из «Севильского цирюльника». Певица также исполнила арии из опер Моцарта: Сюзанны из «Свадьбы Фигаро» и Электры из «Идоменея». Электру Марина пела во Франции, в Театре Нанси. Другая знаковая в ее карьере роль – Микаэла в «Кармен» Бизе. Она исполняла ее в двух постановках: на фестивале в Баден- Бадене и в Опере Валенсии. Арию Микаэлы услышала и рижская публика. Но Марина спела в Риге и арии из опер, в которых ей еще предстоит дебютировать: например, арию Джульетты из оперы «Ромео и Джульетта» Гуно.

Голос – высший класс


После концерта, завершившегося восторженным топотом публики и стоячими овациями, дирижер Модестас Питренас признался:

– Работа с Мариной – это большое удовольствие. Ты получаешь обратную связь, и отдаешь ей столько, сколько дает она. Ощущаешь полноценное дыхание произведения и делишься им с солисткой и оркестром, и это не может не чувствовать публика. Ее голос – это высший европейский класс, потому всем так приятно слушать эту певицу и находиться рядом с ней.

Наш тандем с Мариной уже имеет историю – мы сработались на концерте в Большой гильдии. Это вторая наша совместная программа. Марина подбирала арии, а я – оркестровые произведения из тех же опер. Это тонкая программа – Россини и Моцарт не позволяют играть нечисто и не в унисон. Я благодарен оркестру, что он сыграл очень четко и хорошо. Было всего две репетиции с солисткой. Но при таком уровне профессионализма достаточно. Марина спела много – больше, чем обычно поют на сольных концертах. Нам даже пришла мысль записать этот наш труд.

Разговор со звездой


Сама звезда вчера тоже получила большое удовольствие от столь горячего приема. Конечно, устала. Десять арий – это все-таки работа. Но нашла в себе силы блистать на приеме в ее честь и дарить окружающим свои улыбки.

– Все было замечательно. Дома все-таки! Я неоднократно меняла эту программу, потому что программы двух сольных концертов с Модестасом Питренасом отличались друг от друга. Думала начать с Генделя и идти аж до Стравинского, но поняла, что не успею – репетиций мало, да и свои силы надо рассчитывать. Я как-то взбалмошно решила, что я все буду петь сама – никаких дуэтов. Как я говорю: молодая – еще можно! Пока я могу вытянуть концерт одна, и, думаю, у меня неплохо получилось, – поделилась Марна Ребека с «Часом».

В Ригу певица приехала всего на пять дней – между сольным концертом в Праге и дебютом в Венской государственной опере, где ей предстоит петь Донну Анну в «Дон Жуане». В 2014 и 2015 году Марина вернется к партии Лючии ди Ламмермур – уже в Амстердаме и Цюрихе. Дебют в этой роли состоялся в Риге весной этого года и нелегко дался солистке.

– Это непростая для меня партия. Есть партии, которые как по шерстке ложатся, с этой было наоборот. Своего рода вызов. Не могу сказать, что я очень чувствовала этот персонаж, хотя творческие поиски были интересными. И они еще не закончились. Сначала я не поняла и не приняла замысел режиссера-постановщика перенести действие оперы в Италию времен Муссолини. Но потом общая атмосфера меня убедила – вокруг все следят, в воздухе витает напряжение. Так оно и было в судьбе Лючии. Для интерпретации образа мне важно сохранить внутреннюю правду отношений между персонажами. В итоге, наверное, все получилось. Но каждый спектакль был для меня другим. Первый был очень стрессовым – я долго болела, и всю партию в голос спела только на генеральной репетиции. Тяжелое воспоминание…

– Артисты театра и кино говорят, что их профессия – самая подневольная, зависимая. Может быть, в Опере певцы выше режиссерских трактовок, ведь вокальные партии остаются неизменными?

– Кто несет идеи режиссера и дирижера? Оркестр и певцы. Я лично не могу интерпретировать то, что я не чувствую и не понимаю. Один раз в жизни я была подневольной артисткой, и это было отвратительно, ужасно. К сожалению, я не могла от этого отказаться. Это был знаменитый «Тезей» Генделя в Берлине, в Комической опере, где мне нужно было четыре часа в грязи валяться и петь колоратуру. Кошмар! Отношусь к этому, как к опыту в жизни, но повторения не хочу. Мне важно, чтобы идеи режиссера можно было оправдать, чтобы они были если не истинными, то хотя бы правдоподобными.

– В Амстердаме и Цюрихе будут классические постановки «Лючии ди Ламмермур» или новаторские?

По-моему, классические. В Цюрихе точно. Мне там сказали, что все будет «как бабушкам нравится».

– Много ли работы у вас в этом сезоне?

– Достаточно. До премьеры месяц-два нужно репетировать. Это самый сложный период: разучивание арий, поиски… Каждый день на работе по шесть часов. В этом сезоне я пою в Вене, Амстердаме, Римском аудиториуме, в Цюрихе, концерт в Ла Скала, в июне – снова Цюрих, потом Оперный фестиваль Россини в Пезаро, где я буду петь партию Матильды в «Вильгельме Теле» вместе с Флоресом. Далее – дебют на Арене ди Верона в «Ромео и Джульетте» Гуно. Матильда и Джульетта – новые для меня партии. Еще я никогда не пела «Маленькую торжественную мессу» Россини, а также арии Моцарта и Генделя, которые впервые исполню в Ла Скала в сопровождении филармонического оркестра. Впереди еще много дебютов. Сезоны расписаны до 2017 года. Но это хорошо в наши кризисные времена.

– Изменился ли ваш голос после рождения дочери (малышке Катрине сейчас полтора годика. – Авт.)?

– Сначала мне показалось, что изменился. Стал полнее, что ли. Но я ведь полгода не пела – мышцы по-другому работали и тело было другое. При этом я постоянно менялась физически: худела, потом перестала кормить – опять похудела. Гормональные скачки плюс килограммы гуляют – это очень большие перемены. Подозреваю, что это еще не остановившийся процесс. Мне важно, что я этим голосом могу выразить, а не то, насколько он изменился. Объективно оценить это может только человек со стороны.

– Вы по-прежнему учитесь, берете уроки вокала – или вершина мастерства уже достигнута?

– Конечно учусь! Вершина никогда не может быть достигнута. Никогда, поверьте! Если она достигнута, значит, началась деградация. Это точно! Я всегда учусь. Не только у вокальных педагогов. Пианисты, дирижеры – это те люди, которые очень много могут дать, у которых очень хорошее ухо, то есть хороший вокальный слух. Иногда я договариваюсь с педагогами, которых я знаю, на один-два урока. Но не могу сказать, что у меня есть тот, кто постоянно отслеживает, как я пою. Разве что муж – его мнению я доверяю.

– Муж (украинский тенор Дмитро Попов. – Авт.) вас больше хвалит или ругает?

– И так, и так. Иначе бы это было нечестно.

Публикация газеты «ЧАС»
Читайте также:
Вслед за великолепной Кристиной Ополайс, отказавшейся участвовать в юбилейном концерте в Опере из солидарности с Андрейсом Жагарсом, свое мнение о ...
В социальной сети Facebook появилась платформа Grende — atkApies, создатели которой призывают к отставке министра культуры Жанете Яунземе–Гренде. Уже с ...
Какой может быть акция протеста театра? Естественно, театрализованной. На прошедшей в Риге церемонии Spēlmaņu nakts, посвященной раздаче театральных премий ...
Называется спектакль Vosorys saulgriz u burvesteibys. В дословном переводе – «Волшебство летнего солнцестояния». Если не догадались, это комедия «Сон в летнюю ночь».
О картинах Дайлиса Рожлапы говорят: они узнаваемы. Между тем живопись – всего лишь хобби мастера. Главное дело его жизни – художник театра и кино. Но оба ...
Премьера юбилейного, 130-го сезона в Рижском Русском театре им. М. Чехова, первая с актерами труппы, получилась во всех смыслах яркой. Как и обещал главреж ...
.