17 Декабря, Воскресенье

По темным аллеям любви

  • PDF

Есть ли в Латвии молодые русские театральные режиссеры? Есть. Только свои спектакли они ставят в латышских театрах. Одному из таких режиссеров – Владиславу Наставшеву – Новый Рижский театр предоставил свою сцену в Театральном музее им. Э. Смильгиса.

Спектакль «Темные аллеи» по рассказам Ивана Бунина получился очень смелым, провокационным, местами даже шокирующим – на грани дозволенного. Вместе с тем это образец очень яркой режиссерской и актерской работы. Настоящий новый театр!

Бунин по-латышски


Это первый опыт сотрудничества Наставшева с Новым Рижским театром. Да и зарабатывать на жизнь театром он начал совсем недавно – в 2011 году. Но на счету молодого режиссера уже есть постановки в Латвийском Национальном театре («Внезапно прошлым летом» Т. Уильямса), Валмиерском драматическом театре («Фрекен Жюли» А. Стриндберга) и на независимой площадке Dirty Deal Teatro («Митина любовь» по И. Бунину). Все на латышском языке.

Он планирует ставить спектакли и на русском, но не в Латвии – в России.

– На самом деле это очень интересно – русского писателя со своим особым языком, полным метафор, ставить на латышском языке. Появляется некая отстраненность и как следствие – другой взгляд на материал. Для меня это счастливая случайность – работать в Новом Рижском театре. И счастливое совпадение, потому что Бунин – это то, что меня интересует, – рассказывает режиссер. – Я уже ставил Бунина (это был мой первый спектакль в Латвии) и еще буду ставить в этом сезоне, но в другом театре. В данном случае это был выбор актера Нового Рижского театра Вилиса Даудзиньша, затем подключились другие актеры: Каспар Знотиньш, Гуна Зариня и Байба Брока. Уговаривать никого не пришлось. Все охотно согласились и самоотверженно работали. Это было интереснейшее время для меня. Алвис в итоге все это одобрил – так и появился спектакль «Темные аллеи».

Темные и жестокие стороны любви – так Наставшев формулирует тему своей постановки.

«По мотивам рассказов Ивана Бунина» – значится в программке. А на репертуарной афише есть сноска «Детям до 16 смотреть не рекомендуется». Утверждают, что она апеллирует исключительно к зрелости ума.

Спектакль – это инсценировка 10 рассказов писателя: «Степа», «Пароход «Саратов», «Антигона», «Второй кофейник», «Барышня Клара» – в первом отделении, «Визитные карточки», «Муза», «Зойка и Валерия», «Таня», «Холодная осень» – во втором.

Режиссер признается, что и он, и актеры не могли остановиться. Изначально они отобрали 13 рассказов, но пришлось ограничиться десятью.

Хронология написания рассказов здесь не принципиальна. Скорее принципиально настроение. Первый – это художественное чтение в темноте. Он и она стоят у разных микрофонов и исключительно голосом играют близость между мужчиной и женщиной.

Для нее, совсем юной и не знавшей любви, она полна надежд. Для него – это случайный эпизод по дороге к любовнице-актрисе. Остальные можно сравнить с актерскими этюдами, когда только на актере замыкается зрительское восприятие. Сценография здесь вторична. Ее по сути дела нет. Обшарпанный пол, несколько неказистых старых стульев и скромный реквизит. Вот и все. Вспоминаются слова Алвиса Херманиса, что настоящий театр – это пустой театр. В плане того, что на сцене ничто не отвлекает от актерской игры.

Места для зрителей установлены вдоль сценической площадки, и это увеличивает пространство для игры актеров и поле зрения тех, кто наблюдает за ней. Наставшев, в данном случае еще и сценограф, проповедующий эстетику бедного театра, хотел ограничиться минимумом средств, чтобы не отвлекаться от темы и сосредоточиться на эмоциях.

Сыграть любовь


Актеры действительно играют на пределе эмоциональных и физических возможностей. К концу рассказа «Таня» рубашку Вилиса Даудзиньша хоть выжимай – так изнуряет его похоть. Показать грубо-чувственное половое влечение не пошло – задача не из простых и для режиссера, и для актеров. В ходе репетиций то и дело возникали вопросы цензуры и самоцензуры. Любовь героев Бунина – это низменные плотские чувства. По-другому они любить не могут, и в этом трагизм разыгрываемых ситуаций. При этом инсценировки не лишены комизма, и зритель то и дело смеется. Уместна ли такая реакция?

– Мой педагог Петерис Крылов говорил, что смех – это сжатые эмоции. Человек не готов плакать, и в процессе переживаний рождается смех. Это первая реакция – эмоция, которая выскочила как предвестник тех эмоций, которые человек запрятал глубоко в себе и не желает никому показывать. Так что мне нравится, когда зрители смеются, – комментирует актриса Байба Брока.

Усиливает драматическое впечатление музыка. Рефреном звучит тихая печальная песня в бардовской манере на стихи Федерико Гарсиа Лорки: Я твое повторяю имя по ночам во тьме молчаливой, когда собираются звезды к лунному водопою и смутные листья дремлют, свесившись над тропою. И кажусь я себе в эту пору пустотою из звуков и боли, обезумевшими часами, что о прошлом поют поневоле.

Автор музыки и исполнитель – он же, Наставшев.

Режиссер отобрал те истории, в которых действующими лицами являются люди разных поколений: дети, молодые люди, представители среднего возраста и пожилые лица. Сделано им это для полноты освещения темы.

– Тут и любовь, и страсть, как мы это понимаем, а дальше зрителю судить, удалось нам это или не удалось, – рассказывает Наставшев.

– Но это же несчастная любовь…

– А по-моему, только несчастная любовь и является настоящей. Это любовь такая, как есть. Это не мы, это Бунин придумал. Мы раскрывали этот материал, параллельно раскрывая себя и пытаясь понять, а что нам есть сказать по этому поводу. Это все про меня – про маленького меня, про меня постарше. Таким же я, наверное, буду и в старости, если, дай бог, доживу.

l

Об авторе спектакля


Имеет два высших театральных образования. Актерское получил в Санкт-Петербурге, в Государственной академии театрального искусства; режиссерское – в Лондоне, в Центральном колледже искусства и дизайна им. Св. Мартина. Дипломный спектакль «Фрекен Жюли» был показан в Лондоне, затем в Сиднее, а позже был поставлен на сцене Валмиерского театра. Как признается Наставшев, англичане во многом оглядываются на русскую режиссерскую школу, и его питерский диплом вызывал там большое уважение. Учась в Лондоне, он постигал разные методы режиссуры: Станиславского, Брехта, Страсберга, М. Чехова… Каждый преподаватель рассказывает об одном методе, и выпускники получают широкое представление о театре. В России же студенты, как правило, обучаются у одного мастера и становятся продуктом конкретно его школы.

Комментарии актеров


Вилис Даудзиньш:

– Хотелось бы, чтобы спектакль побудил зрителей прочитать «Темные аллеи» Бунина. Автор считал этот цикл рассказов лучшим своим произведением. Я прочитал их в оригинале, на русском языке, и они меня поразили. Но, предлагая поставить спектакль по этим рассказам, я и представить себе не мог, как это можно сделать в театре. Влад нашел свое решение, и оно кажется мне оправданным. Работать с ним мне понравилось. Это странно, ново, интересно и пугающе в то же время, потому что мне нужно уловить правильную ноту. Влад – очень тонкий музыкальный человек и при этом великий манипулятор. Но такова наша актерская участь. Каждый рассказ здесь – завершенная миниатюра со своей тональностью, и настроиться на нужный тон – для меня лично непростая задача. Надеюсь, со временем я обрету абсолютный слух.

У каждого героя – своя органика, и по ходу спектакля каждому актеру нужно суметь быстро вжиться в разные образы. Времени для разбега в роли нет. Игра в этом спектакле требует полного раскрепощения и отказа от наработанных ранее штампов. Это трудно, но в то же время полезно. Агрессивно играть плотскую любовь легче, но здесь требуется существовать тонко, ювелирно и понимать партнера с одного только взгляда.

Байба Брока:

– Влад будто выбивает стул из-под ног. После 15 лет работы в театре ты вроде бы знаешь, как надо играть. Но тут оказываешься подвешенной в воздухе. Работа над спектаклем была сложной и не всегда приятной. Поймать нужную тональность потребовало больших усилий. За эти два месяца я лично только подрегулировала свой слух, но до абсолютного мне еще идти и идти.

Публикация газеты «ЧАС»
Читайте также:
Вслед за великолепной Кристиной Ополайс, отказавшейся участвовать в юбилейном концерте в Опере из солидарности с Андрейсом Жагарсом, свое мнение о ...
В социальной сети Facebook появилась платформа Grende — atkApies, создатели которой призывают к отставке министра культуры Жанете Яунземе–Гренде. Уже с ...
Какой может быть акция протеста театра? Естественно, театрализованной. На прошедшей в Риге церемонии Spēlmaņu nakts, посвященной раздаче театральных премий ...
Называется спектакль Vosorys saulgriz u burvesteibys. В дословном переводе – «Волшебство летнего солнцестояния». Если не догадались, это комедия «Сон в летнюю ночь».
О картинах Дайлиса Рожлапы говорят: они узнаваемы. Между тем живопись – всего лишь хобби мастера. Главное дело его жизни – художник театра и кино. Но оба ...
Премьера юбилейного, 130-го сезона в Рижском Русском театре им. М. Чехова, первая с актерами труппы, получилась во всех смыслах яркой. Как и обещал главреж ...
.