17 Декабря, Воскресенье

Не важно, какой у Отелло цвет кожи

  • PDF

Современный балет « Отелло », поставленный Аллой Сигаловой по трагедии Шекспира, безусловно, яркое событие в балетной жизни Латвии. Мировая премьера, состоявшаяся в Риге 18 и 19 октября, потрясла первых зрителей накалом страстей, выраженных через язык танца. У российского хореографа получился балет-драма, в котором от танцоров требуется актерское мастерство. Для молодых артистов это оказалось сложной задачей.

Танцевальная драма о любви с печальным концом


Балет со слезой


Актерское мастерство заключается в умении перевоплотиться и заставить зрителя поверить в истинность чувств персонажа. От талантливой игры до наигранности – один шаг. И здесь молодым артистам Национального балета, которым Алла Сигалова дала ведущие роли, есть над чем работать. Одно дело технически правильно, желательно с чувством станцевать свою партию, другое – объединить танец с драмой. Задача осложняется тем, что нет возможности выразить эмоции вербально.

Я посмотрела балет с двумя составами солистов – на премьере мавра танцевал чернокожий американец Серж Деош, но была еще открытая генеральная репетиция с Алексеем Авечкиным в заглавной роли, причем без грима. Это был белый Отелло, и, на мой взгляд, именно он был более убедительным.

Наш солист балета сумел донести до зрителей трагедию Отелло, своими руками убившего ту, которая для него была всем, и тем самым разрушивший себя. Сама видела, как в финальной сцене некоторые зрительницы плакали. На официальной премьере я слез не видела.

Алексей Авечкин и Иляна Пухова (Дездемона) настолько правдоподобно играют любовь, что их парные сцены выходят эротическими. И в финале кажется: а может, хореограф, рассказывая свою историю Отелло, сделает другую концовку – не такую трагическую? Но, увы, он не понимает, как она могла изменить их любви, она не понимает, почему он так изменился, и страшный конец неизбежен. Впрочем, сюжетные отклонения в финале все же имеют место.


Photo

На высоте в этом составе был и Александр Осадчий (Яго) – коварный заговорщик и манипулятор. Какое попадание в характер! Этот образ выписан хореографом с особым вкусом. Неслучайно на пресс-конференции Алла Сигалова сказала, что в данный момент ощущает себя Яго – тем, в руках кого находятся человеческие судьбы. Манипуляция людьми – ее профессия. Она заставляет танцоров через не могу делать сложные хореографические элементы.

Для Андриса Пуданса этот характерный персонаж – также шаг в танцевальной карьере, но его Яго более мягкий, нежели у Осадчего.

Вывернуть душу


Три состава артистов следуют одному и тому же хореографическому рисунку, но получаются разные характеры. Сигалова сознательно перетасовала танцоров (она подготовила два Отелло, три Дездемоны, два Яго, две Эмилии, два Касио, три Родриго, две Бьянки) – чтобы каждый спектакль воспринимался по-новому. Артур Соколов и Артур Скутельскис, например, могут танцевать как Касио, так и Родриго. Установкой хореографа также было дать дорогу молодым. Дездемону танцуют пока не прима-балерины Национального балета – кроме Иляны Пуховой, это Иева Рацене и Алисе Прудане. Иляна в балетной труппе театра с 2006 года, Иева и Алисе – с 2010-го.

Может быть, это сила первого впечатления, но мне показалось, что для Алексея Авечкина Алла Сигалова подобрала лучший состав, хотя и не он танцевал премьеру. Поэтому пусть не отпугивает зрителей, выбирающих, какой из составов посмотреть, белокожий Отелло.

Авечкин – самый опытный из занятых в этом балете танцоров, с хорошей классической школой танца, умеющий танцевать в паре. И роль Отелло для него – это разрушение навязанного амплуа романтического героя. Принц предстает здесь героем трагическим, обнаружившим в себе темные стороны души, раздираемым страстями и разъедаемым желанием физически уничтожить причину своих страданий.

Что же касается Сержа Деоша, то приглашенному из Граца чернокожему солисту не хватает опыта парной работы. В том числе и на уровне чувств. Он не танцует в классических балетах – в оперном театре Граца он занят в мюзиклах, опереттах и современных балетах. Пять лет как американец, у которого за плечами школа современного танца, работает в Европе. Он уже танцевал Отелло в Инсбруке, но это была совершенно другая постановка. Там-то его агент и предложил ему попробовать свои силы в Латвии – наш балет искал чернокожего солиста. Впервые он выступил в наших краях в августе этого года – художественный руководитель Национального балета Айвар Лейманис пригласил его поучаствовать в гала концерте «Звезды балета в Юрмале». Деош блеснул черным телом и пластикой в сольных номерах современной хореографии.

Стиль работы Аллы Сигаловой сначала поверг приезжего артиста в шок. Она не церемонясь подтолкнула одну из балерин на репетиции. «Мне, наверное, понадобится адвокат», – мелькнула мысль в голове у Сержа. В Европе хореографы такого обращения себе не позволяют. Но со своенравным темпераментом Сигаловой ему пришлось свыкнуться. Это же для дела! Для его собственного профессионального роста. До того его уделом были развлекательные постановки комедийного плана – тут ему, как и Авечкину, приходится разрушать амплуа и избавляться от накопленных штампов.

Балет – не спорт, в движениях непременно должна быть душа. Именно за это всегда любили русский балет.

В погоне за зрелищностью легко потерять драматическое искусство. У Сигаловой драматизма в данном балете в избытке, а вот артистам выворачивать душу не всегда удается. Над этим нужно работать. Работать на пределе эмоциональных возможностей. Все ли к этому готовы?

Эклектика для слуха и глаза


Первооснова балетной постановки – музыка. И «Отелло» Сигаловой – это прежде всего музыкальное потрясение. Найти у разных композиторов музыкальные фрагменты, подчеркивающие эмоциональное состояние героев, и сложить из них композицию, подчиненную сюжету, – задача для мастера. Как органически переплелась музыка немецкого, греческого и армянского композиторов – Баха, Ксенакиса и Тертерьяна! Третья симфония Тертерьяна со звуками зурны, наводящими ужас, – просто находка для этого балета. В противовес авангардной музыке – звуки клавесина и рояля. А еще голос сопрано и хор в «Страстях по Матфею». Смелое сопровождение для балета. Все это звучит в записи.

Оркестровая яма закрыта, что дает дополнительное сценическое пространство, которое дозированно используется для выхода артистов на авансцену. Сценография Андриса Фрейбергса минималистична. Здесь нет роскошных декораций – венецианского палаццо и алькова под балдахином. Действие разворачивается в огромной палатке – символе военных походов, а вместо роскошных кроватей – железные солдатские койки. Ведь Отелло, как мы знаем, был полководцем и по долгу службы уехал с молодой женой в отдаленный гарнизон.

Кассио и Яго – тоже воины. Эта милитаристская линия удачно подчеркнута костюмами Кристине Пастернак – камуфляжными жилетами со множеством карманов, грубыми ботинками. И в то же время художница отдает дань стилю эпохи Средневековья, в которую, собственно, и происходит действие шекспировского «Отелло». Эклектика – в частности, шелковые шортики и топик на Дездемоне в ее последнюю ночь вместо классической ночной рубашки в пол с длинными рукавами – уместное решение в современном балете.

Резюме: обязательно посмотрите этот балет. И не откладывайте покупку билетов. В этом сезоне запланировано еще только шесть спектаклей. 15 ноября – с Алексеем Авечкиным, 17 ноября – с Сержем Деошем. 13 декабря и 30 января, 22 марта и 11 мая состав артистов пока не уточняется.

Публикация газеты «ЧАС»
Читайте также:
Вслед за великолепной Кристиной Ополайс, отказавшейся участвовать в юбилейном концерте в Опере из солидарности с Андрейсом Жагарсом, свое мнение о ...
В социальной сети Facebook появилась платформа Grende — atkApies, создатели которой призывают к отставке министра культуры Жанете Яунземе–Гренде. Уже с ...
Какой может быть акция протеста театра? Естественно, театрализованной. На прошедшей в Риге церемонии Spēlmaņu nakts, посвященной раздаче театральных премий ...
Называется спектакль Vosorys saulgriz u burvesteibys. В дословном переводе – «Волшебство летнего солнцестояния». Если не догадались, это комедия «Сон в летнюю ночь».
О картинах Дайлиса Рожлапы говорят: они узнаваемы. Между тем живопись – всего лишь хобби мастера. Главное дело его жизни – художник театра и кино. Но оба ...
Премьера юбилейного, 130-го сезона в Рижском Русском театре им. М. Чехова, первая с актерами труппы, получилась во всех смыслах яркой. Как и обещал главреж ...
.