20 Ноября, Понедельник

Чаксте и его команда

  • PDF

09_chaxte-pamjatnikКем был первый президент Латвии по жизни и в политике?

Проект преамбулы к Сатверсме ЛР повествует: «Провозглашенная в результате сплочения нации и образования национального самосознания 18 ноября 1918 года на латышских исторических землях Латвийская Республика создана на основе неопровержимой воли латышской нации и ее неотъемлемого права на самоопределение». Однако исторические процессы зачастую управляются крайне малочисленными группами людей. И наша республика — не исключение.

Кадет с московским дипломом

Удивительно, но первый президент Латвии Янис Чаксте незадолго до ее провозглашения формально не был первым, ведь Латышский временный национальный совет, созданный в Петрограде за 2 недели до большевистского переворота, возглавлял Волдемарс Замуэлс (будущий премьер–министр). Чаксте, со своей стороны, занимался внешними связями — как бы сейчас сказали, пиаром. Ведь каждый политический процесс надо грамотно «продать», продвинуть. И вот в 1917 году из–под пера выпускника юрфака Московского университета, депутата российской Государственной думы от партии Народной свободы (кадетов) Чаксте в Швеции выходит брошюра «Латыши и их Латвия: голос одного латыша».

Всего 67 страниц, но, что называется, тема раскрыта: «Латышский народ желает сохранить свою национальность, сохранить как единое целое свое отечество Латвию, достичь неограниченных возможностей и свобод решительно вершить в Латвии свое национальное, культурное и экономическое развитие».

При этом с Россией еще не порывают. Именно Чаксте на собрании Земельного совета Курземе (собирался 7 мая в Тарту, ибо Курляндию уже захватили немцы) был назначен главным переговорщиком с Временным правительством России. Последнее именует его грозно–революционно: «комиссар Курляндского края», с полномочиями почти губернаторскими. Без территории, правда. Зато с сотнями тысячами беженцев. Ведь в оккупированной германцами Латвии к тому времени осталось 200 тысяч в Курземе и 200 тысяч в Риге.

В революционном Петрограде

Иностранный отдел Латышского временного национального совета обосновался в столице победивших большевиков. Вот парадокс: уже создана ВЧК, идут массовые расстрелы, а латышские буржуа преспокойно заседают и ведут переговоры с послами союзных держав.

«До конца августа 1918 года работа Иностранного отдела еще продолжалась быстрым ходом», — вспоминал его секретарь Янис Сескис (в 20–х годах посол в СССР). «Много раз на заседаниях отдела обсуждался вопрос об использовании украинцев для продвижения дела Латвии на Брест–Литовской мирной конференции… В первое время использовали русскую прессу для высказывания идеи независимости Латвии русскому обществу. Позднейшие события доказали, что это была единственно правильная позиция».

Иностранный отдел решил направить делегатов за границу. Но паспортов–то своих не было — ибо не имелось пока государства. Пришлось испрашивать их у Народного комиссариата иностранных дел. И вот с санкции некоего комиссара Луцкого из Петрограда отбывает Зигфридс Анна Мейеровицс — будущий шеф латвийской дипломатии и премьер. Интересно, что история повторится спустя 70 лет, когда вожаки Народного фронта отправятся на Запад со служебными паспортами СССР.

«Наш рынок был бы на Востоке»

В декабре 1917 года в Париже гостили трое латышей: Янис Голдманис (министр земледелия первого правительства ЛР, затем министр обороны), Арведс Бергс (стал министром внутренних дел) и уже упоминавшийся Янис Сескис. Они дали «презентационное» интервью Le Journal de Russie, судя по названию, заточенного на российские проблемы. Что же сказали визитеры о будущей Латвии?

Бергс: «Наши хозяйственные связи с Россией гораздо теснее, чем с Германией. К тому же латышские интеллигенты работали в России как чиновники или общественные деятели, и поэтому с Россией есть также свои личные связи… Наш рынок был бы на Востоке — в России, где промышленность из–за недостатка по–настоящему хорошей интеллигентной рабочей силы еще не развита… Латвия благодаря своим портам развивает и будет развивать широкую торговлю как посредник между Россией и Западной Европой… В нашей стране не хватает тех материалов и продуктов, что есть в России, и потому наши общие интересы нас связывают».

«Было понятно, — пояснял тогда Я. Сескис, –что все западноевропейские страны хотят начать и в будущем поддерживать связи с Россией». Золотые слова! Но не заклеймили бы в сегодняшней ЛР господ делегатов как «руку Москвы»?

Загадочное отсутствие

11 ноября 1918 года было объявлено перемирие между Германией и союзниками. В этот же день Янис Чаксте возвратился в Латвию, поселившись на хуторе Аучи под Елгавой. Спустя 6 дней он получил удивительную телеграмму: собравшийся 17 ноября в Риге Народный совет заочно избрал его своим председателем и просит прибыть назавтра в 4.30 пополудни на провозглашение Латвии!

Можно представить себе степень разрушения латвийской инфраструктуры кайзеровскими захватчиками — на главное действо всей своей жизни Чаксте не прибыл. Так или иначе, в президиуме Народного совета, объявленном 17 ноября, фамилия Чаксте значится, а в скобках указана его партийная принадлежность: Крестьянский союз. Эмигрантский биограф К. Улманиса Эдгарс Дунсдорфс указал: «Янис Чаксте своего согласия на избрание не давал, возможно, что такового у него вовсе не спрашивали… он должность нисколько не хотел принимать».

Вместо Чаксте заседание во II Городском (или Русском) театре провел вице–председатель Народного совета, будущий президент Густавс Земгалс. Ну а как же сам «заочник» отреагировал на событие? «Отрицательно отнесся к кабинету Улманиса, — пишет Э. Дунсдорфс. — Ни Народный совет, ни правительство, по мнению Чаксте, не отвечали интересам народа… Улманиса Чаксте характеризовал резко негативно». В следующем году Чаксте покинет Крестьянский союз и вместе с Я. Голдманисом создаст либеральный Демократический центр.

Реванш

Триумф Улманиса был недолгим — Ригу заняли красные. В январе 1919 года Чаксте вернулся к дипломатической деятельности, до мая находясь в Лондоне и Париже. А в июне, когда правительственные войска Латвии вернули контроль над столицей, Чаксте де–факто принял на себя полномочия главы Народного совета. А 1 мая 1920 года он открыл первое заседание Учредительного собрания, призванного создать конституцию Латвии.

Уже по новой Сатверсме Чаксте 14 ноября 1922 года был избран — из единственной кандидатуры! — президентом Латвии. За него проголосовало 92 депутата сейма. А вот на следующий срок, в 1925 году, он получил в первом туре поддержку всего 29 мандатов. Нужно было «нагнуть» самого Райниса, чтобы получить поддержку социал–демократов и выиграть у Улманиса 60:31.

Профессор Чаксте, уже будучи фактическим главой государства, читал лекции по публичному праву латвийским офицерам. За все время полномочий совершил только 2 визита: в Эстонию и Финляндию. Снял с должности командира дивизии Кюкиса за сочувствие фашистским взглядам и помиловал главу марионеточного прогерманского правительства Андриевса Ниедру. Чаксте умер на посту президента 14 марта 1927 года, ему было 67.

В Швейцарии на горе Юнгфрауйох есть Зал свободы, где выбиты имена 100 выдающихся демократов мира. Есть там и Янис Чаксте.

Читайте также:
Как небольшая североевропейская страна была наказана за свою "абсурдную языковую политику"
Читайте Булгакова, чтобы понять, что происходит на майдане
В Первую мировую войну генерал Плеве на два года отсрочил падение Риги
Он бы и Австралию к Курляндии присоединил!
(Окончание. Начало в № 5 от 9 января.)
Из сумерек истории
.