20 Сентября, Среда

Потерянный талисман Юрмалы

  • PDF

10_jurmala_3Ни один из городов Латвии не пострадал за последние двадцать лет так, как Юрмала! Канули в Лету многие буржуазные виллы, ушли в небытие роскошные кафе и рестораны межвоенного периода, в груды развалин превратились корпуса советских санаториев.

Уникальный город–курорт стремительно теряет лицо. Как и прежде, сохранение культурно–исторического наследия, судя по всему, не входит в политику городских властей. Недавние события на улице Йомас — наглядный тому пример.

Америка напротив сада Горна

Кто не помнит элегантное кирпичное здание в самом начале пешеходной улицы, удобно разместившееся на углу Йомас и Тиргоню прямо напротив сада Горна? Теперь его нет. Кому оно мешало — сказать трудно. На заборе, который окружает то место, где еще недавно стояло здание, можно найти контактную информацию новых владельцев участка, но вот знают ли они, что разрушили?!

Кирпичное здание появилось здесь во время Первой мировой войны — на бойком месте хотели построить кинотеатр. Уже были готовы стены, но планам не суждено было сбыться. Вплоть до конца 1920–х главный променад курорта «украшал» этот недострой.

Жизнь в мертвые стены вдохнул хозяин маленького кафе с улицы Йомас по фамилии Бергфельд. В компаньоны он взял ресторатора Вареса и предпринимателя Больма. Дело закипело. Со стороны улицы Йомас здание было еще не готово и перестроить его было просто, а вот над частью вдоль улицы Тиргоню пришлось повозиться: здесь появились огромные, похожие на ворота окна и боковой вход, приглашающий в кафе–дансинг–кабаре Mascotte. В переводе с французского — «талисман». Хотели привлечь удачу? Скорее всего, название кафе получило в честь знаменитого берлинского кабаре тех лет Palais Mascotte. Называть кафе и рестораны именами известных европейских заведений в 1920–1930–е было модно.

Кафе получилось ультрамодным: интерьер, меню, развлечения — все было самым современным. Дизайн разработали архитекторы Карр и Бетге в лучших традициях функционализма: яркие цветные стулья, покрытые бордовым и салатовым лаком, контрастировали со спокойными стенами серебристых оттенков и никелированными светильниками. В углах главного зала были устроены небольшие, оригинально сконструированные террасы. На них помещался оркестр, а под ними устроили небольшие уютные бары, где специально обученные барменши готовили всевозможные коктейли — изюминку ресторана.

Коктейли, сандвичи, модный джаз–банд и большая танцплощадка в центре просторного зала должны были напоминать посетителям об Америке — стране неограниченных возможностей и веселья. Для развлечения публики дирекция ресторана привлекала и ведущих артистов кабаре со всей Европы. Желающих почувствовать себя в Америке было хоть отбавляй: ресторан часто был забит до отказа, и швейцарам приходилось запирать дверь, дабы сдержать натиск посетителей.

Не было отбоя и в кафе–кондитерской, которое находилось со стороны улицы Йомас. Здесь интерьер был попроще, но не менее дорогой: повсюду стояли небольшие круглые лакированные столики в окружении стульев из тонких стальных трубок. Здесь, как и в главном зале, висели специально заказанные в Дрездене яркие занавеси. В целом интерьер кондитерской настраивал посетителей на светлую, солнечную волну.

10_jurmala_4

Назад, к спокойной классике…

Но и конкуренты в Юрмале не спали: первый конкурент — ресторан «Лидо» Георга Берзиньша. Оба заведения работали на одну и ту же публику. Какое–то время денежная аристократия столицы предпочитала собираться на Йомас, но со временем «Лидо» взял верх. Не помогли и ухищрения владельцев Mascotte в виде необычных конкурсов вроде пижамной вечеринки. Берзиньш тоже начал устраивать конкурсы и преуспел на этом поприще больше Бергфельда.

В 1933 году умер главный совладелец ресторана Mascotte Герман Больм, без его финансовой поддержки Варес и Бергман более не могли содержать кафе в самом центре Юрмалы. Годом ранее под брендом Mascotte они на пару открыли дансинг–кабаре в Риге, на улице Валдемара, 21, и теперь решили переключиться на него. На взморье за ними осталось только кафе Mascotte, а основное помещение кабаре перешло к Кристиану Юргенсону и его фирме Otto Schwarz. Под этой маркой ресторан работал вплоть до 1937 года, когда его сменил новый владелец.

Им стал хозяин рижского ресторана «Корсо» К. Трезиньш. Свой юрмальский филиал он велел отделать по своему вкусу: место лаконичного и выразительного функционализма заняла спокойная классика. Белые скатерти, деревянные стулья с высокими спинками, пальмы в деревянных кадках и огромные гобелены заполонили все пространство ресторанного зала. Кроме этого, владелец сделал ставку на танцевальные номера. В зале ресторана снова зазвучала музыка и закружились в ритмах вальса, танго и фокстрота приглашенные со всей Европы артисты.

Вторая мировая война нарушила этот мир. Ресторан «Корсо» продолжал работать и во время оккупации, и после окончания военных действий. В конце 1940–х годов не раз звучали призывы убрать чуждые пролетарскому народу названия вроде «Корсо», Mascotte или «Лидо», но почти все эти названия сохранялись вплоть до середины 1990–х годов. Но это были уже не те рестораны.

10_jurmala_1

«Семь машин», три банка и испорченная карма

«Корсо», например, стал обыкновенной столовой. В 1960–е годы его переоборудовали под нужды кафе самообслуживания. Вместо бара появились большие никелированные чаны с чаем и кофе, большие рефрижераторы–витрины с выложенными в них салатами и булочками. За столиками столовой могли разместиться 420 человек. Это была крупнейшая в стране столовая самообслуживания.

Помещениям бывшей кондитерской долго не могли найти достойного применения, пока в 1970–е здесь не решили открыть кафе–ресторан. Даже название ему придумали: «Земля и море». Оформлять кафе доверили молодому художнику–интерьеристу Аустре Машенковой. Она решила украсить две стены главного зала большими панно. На одном из них было изображено поле и три прелестные девочки, вязавшие снопы. На другом разместились купальщицы — четыре юные рыбачки. Комиссии, которая принимала работу, название «Земля и море» не понравилась, зато, пересчитав девочек на фресках, чиновники придумали, как следует назвать новое заведение общепита. Так в Юрмале и появилось кафе «Семь сестричек». Правда, латышское название кафе часто веселило приезжих туристов. Уж больно хотелось прочитать SeptiNas mAsiNas как «Семь машин».

Кафе со временем вынуждено было ограничиться холодными закусками, маленькая кухня кафе перестала отвечать санитарным нормам общепита. Зато тут подавали фирменные блюда: мороженое и коктейль «Семь сестричек». Кафе просуществовало до начала 1990–х годов.

После восстановления независимости здание кафе часто меняло владельцев. Одно время здесь пытались возродить ресторан «Корсо», но за весь советский период заведение приобрело славу не очень хорошего места, и ресторан часто закрывался. Затем в здании разместились банки, сначала Hansabanka, известный ныне под именем Swedbanka, а затем несчастливый KrАjbanka.

Видно, именно он и испортил всю карму старому «талисману». После банкротства банка здание стояло пустым, а теперь его и вовсе снесли. Что появится на его месте, покажет время, а пока остается только вспоминать о блестящем прошлом юрмальского талисмана.

Читайте также:
Как небольшая североевропейская страна была наказана за свою "абсурдную языковую политику"
Читайте Булгакова, чтобы понять, что происходит на майдане
В Первую мировую войну генерал Плеве на два года отсрочил падение Риги
Он бы и Австралию к Курляндии присоединил!
(Окончание. Начало в № 5 от 9 января.)
Из сумерек истории
.