20 Ноября, Понедельник

Сравним с 1913–м

  • PDF

15_baznica-1Как изменился Двинск за 100 лет

В местной спортивной хронике мне попалась заметка: «2013 год в Даугавпилсе завершился массовым забегом, в котором приняли участие 113 человек». Ровно сто лет минуло с того знаменитого 1913 года, с которым в советское время сравнивали все показатели в стране. Сравним и мы…

Последний мирный год империи напоминает о себе в Даугапилсе великолепным Ликсненским костелом. Он построен как раз 100 лет назад на пожертвования прихожан. Но сегодня кажется великоватым для города. «Что вы хотите, тогда приход был почти в десять раз больше!» — грустно говорит старый ксендз.

Парк в Даугавпилсе всегда называли Дубровинка, хотя официально он носил имя Комсомольский. Причем мало кто мог ответить, откуда старое название. А в честь городского головы Павла Дубровина, который подарил этот сад родному городу.

Один из микрорайонов в городе называют кожзавод. «Где живешь?» — «На кожзаводе». Но никакого кожзавода там и близко нет. Просто в 1900–х здесь, на тогдашней окраине рядом со скотобойней, возникло несколько кожевенных предприятий. На одном из них купец первой гильдии Гирш Грилихес установил паровую машину, и завод стал быстро расти. Перед Первой мировой на нем трудились 244 человека. Потомки Грилихеса, наверное, покоятся в братских могилах. А память о его делах живет в каждом, кто в трамвае спрашивает: «Вы на кожзаводе выходите?».

На 1 июля 1913 года в Двинске было 112 848 жителей. Сейчас официально — 102 тысячи, по более «приземленным» данным, — не более 70 тысяч. Причем в 1913–м женщин в Двинске было меньше, чем мужчин. Представьте город, в котором женихов больше, чем невест! Совсем другой уклад жизни. За мужем как за каменной стеной, и даже на старых кладбищах всегда указана принадлежность женщины мужчине. К примеру, Наталья Сергеевна Головина, супруга штабс–капитана Головина. Женщина вне семьи была просто немыслима. Представляете, насколько все изменилось за сто лет? Сегодня мужчин в Даугавпилсе на 10 процентов меньше, чем женщин.

15_dvinsk

За 1913 год в Двинске родились 1987 человек. В 2013–м — 846 новорожденных. В Двинск приезжали на постоянное место жительства, за год население увеличилось на 2 тысячи. Из Даугавпилса… уезжают.

Национальный состав сто лет назад: 55 тысяч евреев, 42 тысячи русских, 11 тысяч поляков, 2 тысячи латышей. При этом в царское время именно представители тогдашних национальных меньшинств были во власти. Городскую думу возглавлял Казимир–Людвиг Ноишевский, а городским головой был Арвид Пфейффер. В местных выборах участвовали все, кто платил налоги в городскую казну, что, согласитесь, логично.

По сведениям податного инспектора, в 1913 году в Двинске было 288 промышленных предприятий, в том числе 67 фабрик с оборотом более 5 миллионов рублей. Только на спичечной фабрике работали около 700 человек. Нынешний локомотиворемонтный завод — уцелевший с тех времен реликт. Дроболитейный — жив до сих пор.

Город тогда рос так, что строительство жилья не поспевало и оно было дорого. Квартира «о трех комнатах» стоила около 10 рублей в месяц. Средняя заработная плата чернорабочего составляла 70 копеек в день. А вот чиновники и тогда жили неплохо. Справочник указывает, что 9040 двинских служащих различных учреждений за год получили 10 миллионов рублей. Понятно, что они не снимали квартиры, а покупали дома.

По городу разъезжали на извозчиках. Самый долгий маршрут — в Погулянку, местный курорт, плата за проезд — 1 рубль 30 копеек. Два пароходика по реке возили все в ту же Погулянку, где граф Зибер–Пляттер открыл водолечебницу. На пароходе можно было отправиться и в губернский Витебск. В городе выходила ежедневная газета, работали два театра, несколько иллюзионов (кинотеатров) и цирк.

15_sosejasiela

На новый 1914 год гуляли на ярмарке перед Александро–Невским собором. Если бы жителям Двинска сказали, что сами русские взорвут собор в 1969 году просто так, без всякой причины, они бы не поверили…

А потом были две войны, революция. В курортной Погулянке в песчаных рвах — расстрелянные старики, женщины и дети, убитые только за то, что они — евреи. Кто–то скажет, что Даугавпилс разделил судьбу всей Латгалии и всей Латвии. Но все–таки приграничному городу особенно досталось. Дважды за сто лет в результате военных действий он был разрушен на 80 процентов. Дважды население почти полностью покидало его.

Уровня 1913 года по числу населения город достиг только в конце 1980–х годов. Потом начался период, который называется красивым словом «возрождение». Говорить о том, насколько упал объем производства, очень трудно — как сопоставить цены и товары, все изменилось. Но вот вполне объективный и очень грустный показатель. В промышленной сфере в начале 1990–х работали 28 тысяч человек, сейчас — 6,5 тысячи.

Знаете, что внушает надежду? Очень грустное стихотворение Арсения Формакова «Двинская элегия», которое было опубликовано в газете «Двинский голос» в 1925 году.

Приземистый, уездный городок,
Ты только раз привлек меня страданьем,
Когда твоим слепым, умолкшим зданьям
Грозил снарядами и Запад, и Восток…

И молча шел к незримому концу,
Покорный предначертанному свыше,
И слезы скорбные по мокрому лицу
Катились все безропотней и тише.

Автор этих строк слышал и речь Улманиса на центральной площади, где был возведен Дом единств, и наблюдал за вхождением Красной армии. Был арестован в 1940 году, сидел, причем в одной тюрьме с Солженицыным. Но дожил и до того времени, когда город, которому он предрекал скорый конец, снова ожил, стал быстро и уверенно набирать темп.

Кто знает, что будет завтра? Вдруг новый премьер поддержит план строительства Даугавпилсской ГЭС? Или министерство регионального развития перенесут в Латгалию — ближе к народу? Или сами двинчане что–нибудь придумают. Главное, чтобы не было войны…

Читайте также:
Как небольшая североевропейская страна была наказана за свою "абсурдную языковую политику"
Читайте Булгакова, чтобы понять, что происходит на майдане
В Первую мировую войну генерал Плеве на два года отсрочил падение Риги
Он бы и Австралию к Курляндии присоединил!
(Окончание. Начало в № 5 от 9 января.)
Из сумерек истории
.