21 Сентября, Четверг

«Белая гвардия» 2014 года

  • PDF

16_kino_2Читайте Булгакова, чтобы понять, что происходит на майдане

«Любой качественный литературный текст полезнее для осознания действительности, чем 265 часов в Фейсбуке», — сказал, будучи в Риге, один из самых читаемых в нынешней России писателей Захар Прилепин. Говорил он тогда на встрече с читателями больше о литературе современной, но почему бы не применить этот совет и к классике? Взять булгаковскую «Белую гвардию» о событиях в Киеве зимой 1918 года. Там даже время действия совпадает: «В крепком морозе наступил белый, мохнатый декабрь…» В декабре 2013–го очередной киевский майдан стал превращаться в революцию…

«В сумерки Алексей и Николка пошли за дровами в сарай.

— Эх, эх, а дров до черта мало. Опять сегодня вытащили, смотри».

Прочитал это и тут же вспомнил репортаж «Огонька» с майдана: «Дрова — дефицит, ведь на майдане десятки полевых палаток, которые надо отапливать круглосуточно. Однажды парни из Ивано–Франковской области первыми добежали до поленьев, а тут со сцены запели гимн — его поют на майдане каждый час. Парни заметались: дрова или патриотизм? Что делать? Ведь пока будешь стоять, приложив руку к сердцу, менее сознательные товарищи будут таскать твое же топливо. Так что некоторые затягивали „Ще не вмерли УкраИни? слава,? воля“ буквально со слезами на глазах».

Поручик Мышлаевский почем зря ругает гетмана Скоропадского, бросившего редкие офицерские цепи без всякой поддержки на наступающих бойцов Петлюры:

— Гетман, а? Твою мать! — рычал Мышлаевский. — Кавалергард? Во дворце? А? А нас погнали, в чем были. А? Сутки на морозе в снегу… Господи! Ведь думал — пропадем все… К матери! На сто саженей офицер от офицера — это цепь называется? Как кур чуть не зарезали!

А вот бойцы «Беркута» жалуются корреспонденту Slon.ru:

— Нас привезли незащищеннее, чем могли привезти. Без пистолетов. А рассказывают, будто мы тут вооружены до ужаса.

Одни и те же типажи, что в 1918–м, что в 2014–м. Вот перевертыш полковник Тальберг: «В марте 1917 года Тальберг был первый, — поймите, первый, — кто пришел в военное училище с широченной красной повязкой на рукаве. Это было в самых первых числах, когда все еще офицеры в Городе при известиях из Петербурга становились кирпичными и уходили куда–то, в темные коридоры, чтобы ничего не слышать…

Николка Турбин однажды улыбнулся, войдя в комнату Тальберга. Тот сидел и писал на большом листе бумаги какие–то грамматические упражнения, а перед ним лежала тоненькая, отпечатанная на дешевой серой бумаге книжонка:

»Игнатий Перпилло — Украинская грамматика".

— Мы отгорожены от кровавой московской оперетки, — говорил Тальберг и блестел в странной, гетманской форме дома, на фоне милых старых обоев".

16_kino_1

Или вот еще из вечно актуального:

— Я позавчера спрашиваю этого каналью, доктора Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по–русски с ноября прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький… Так вот спрашиваю: как по–украински «кот»? Он отвечает: «кит». Спрашиваю: "А как «кит?» А он остановился, вытаращил глаза и молчит. И теперь не кланяется.

А вот это про Скоропадского или про Януковича, вечно стремящегося усидеть на двух стульях?

— Я б вашего гетмана, — кричал старший Турбин, — повесил бы первым! Полгода он издевался над всеми нами. Кто запретил формирование русской армии? Гетман. А теперь, когда ухватило кота поперек живота, так начали формировать русскую армию? В двух шагах враг, а они дружины, штабы?

И все–таки Турбин идет записываться в офицерскую дружину. Не за гетмана — за своих.

А это уже «беркутовцы»:

— Если вы думаете, что мы за Януковича, то вы глубоко ошибаетесь. Мы тут тоже не за Януковича. Нас представляют его личной гвардией. Да нам глубоко это самое на него…

— Почему для Западной Украины свобода обязательно должна быть полита москальской кровью, они нас вашими рабами называют, а мы не рабы, мы одна нация с вами.

А как похожи споры 1918–го на нынешние разговоры про политику:

— На Руси возможно только одно: вера православная, власть самодержавная! — покачиваясь, кричал Мышлаевский.

— Верно!

— Я… был на «Павле Первом»… неделю тому назад… — заплетаясь, бормотал Мышлаевский, — и когда артист произнес эти слова, я не выдержал и крикнул: «Верр–но!» — и что ж вы думаете, кругом зааплодировали. И только какая–то сволочь в ярусе крикнула: «Идиот!»

А вот вам портрет профессионального «майданщика» от Булгакова: «Война для него, Козыря, была призванием, а учительство лишь долгой и крупной ошибкой. Так, впрочем, чаще всего и бывает в нашей жизни. Целых лет двадцать человек занимается каким–нибудь делом, например, читает римское право, а на двадцать первом — вдруг оказывается, что римское право ни при чем, что он даже не понимает его и не любит, а на самом деле он тонкий садовод и горит любовью к цветам.

Происходит это, надо полагать, от несовершенства нашего социального строя, при котором люди сплошь и рядом попадают на свое место только к концу жизни. Козырь попал к сорока пяти годам. А до тех пор был плохим учителем, жестоким и скучным».

Те же «информационные сообщения»: «Перебежчики, явившиеся вчера в штаб нашего командования на Посту–Волынском, сообщили о все растущем разложении в рядах банд Петлюры». Те же шуточки, только тогда говорили не «майданить», а «петлюрить»:

— Иван Иванович, что это вы сегодня не в духе?

— Да жена напетлюрила. С самого утра сегодня болботунит…

А вот эту уличную сценку я бы, не читая «Белой гвардии», не смог уверенно идентифицировать:

— Тримай його! Тримай! — закричал мужской надтреснутый, и злобный, и плаксивый голос. — Тримай! Це провокация. Москаль! Тримай! Вы слухали, що вин казав…

Всплеснули чьи–то руки в воздухе. Оратор кинулся набок, затем исчезли его ноги, живот, потом исчезла и голова, покрываясь шапкой.

— Тримай! — кричал в ответ первому второй тонкий тенор. — Це фальшивый оратор. Бери его, хлопцы, берить, громадяне.

Что скажете — 1918–й или все же 2014–й?

И даже узник № 1 был тогда на Украине, только фамилия его была Петлюра. А не Тимошенко. «Именно, в городскую тюрьму однажды светлым сентябрьским вечером пришла подписанная соответствующими гетманскими властями бумага, коей предписывалось выпустить из камеры № 666 содержащегося в означенной камере преступника. Вот и все.

Вот и все! И из–за этой бумажки, — несомненно, из–за нее! — произошли такие беды и несчастья, такие походы, кровопролития, пожары и погромы, отчаяние и ужас».

Наверное, кто–то в администрации Януковича все же читал «Белую гвардию», поэтому Тимошенко и не выпускают. Иначе все давно бы уже кончилось, как в декабре 1918–го:

«За ночь в нашем положении, в положении армии, и я бы сказал, в государственном положении на Украине произошли резкие и внезапные изменения. Поэтому я объявляю вам, что дивизион распущен! Предлагаю каждому из вас, сняв с себя всякие знаки отличия и захватив здесь в цейхгаузе все, что каждый из вас пожелает и что он может унести на себе, разойтись по домам, скрыться в них, ничем себя не проявлять и ожидать нового вызова от меня!»

«Гетман сегодня около четырех часов утра, позорно бросив нас всех на произвол судьбы, бежал! Бежал, как последняя каналья и трус!»

«Командир, оставшийся в землянке у телефона, выстрелил себе в рот. Последними словами командира были:

— Штабная сволочь. Отлично понимаю большевиков».

Чего же хотели петлюровцы зимой 1918–го? А того же самого, что и «майданщики»:

— Вся земля мужикам.

— Каждому по сто десятин.

— Чтобы никаких помещиков и духу не было.

— И чтобы на каждые эти сто десятин верная гербовая бумага с печатью — во владение вечное, наследственное, от деда к отцу, от отца к сыну, к внуку и так далее.

— Чтобы никакая шпана из Города не приезжала требовать хлеб. Хлеб мужицкий, никому его не дадим, что сами не съедим, закопаем в землю.

— Чтобы из Города привозили керосин.

…Чем же все кончилось? Пойду дочитывать «Белую гвардию».

Читайте также:
Как небольшая североевропейская страна была наказана за свою "абсурдную языковую политику"
В Первую мировую войну генерал Плеве на два года отсрочил падение Риги
Он бы и Австралию к Курляндии присоединил!
(Окончание. Начало в № 5 от 9 января.)
Из сумерек истории
Уже в десятый раз ветеран рынка недвижимости LATIO выпустил свой ежегодный календарь.
.