20 Октября, Пятница

«В Беларуси погружаюсь в ностальгию»

  • PDF

10_roza1— призналась Роза Рымбаева, «соловей Средней Азии»

В 70–80–е годы казашка Роза Рымбаева входила в первую пятерку советского топа эстрадных исполнителей. Ее мощный голос, охватывающий четыре октавы, звучал на всех больших концертах в Москве, в конкурсах «Песня года» она шла ноздря в ноздрю с Аллой Пугачевой и Софией Ротару. «Вести Сегодня» встретила Розу на фестивале «Славянский базар в Витебске», куда ее пригласили в качестве почетного гостя, и расспросила о том, как она живет все эти годы…

— Ваша творческая жизнь закончилась вместе с распадом СССР или вы продолжаете выступать? По российским телеканалам вас уже давно не видно…

— Я живу у себя на родине, в Казахстане, и у себя пою. Когда куда–то приглашают, всегда с удовольствием приезжаю. Недавно выступала в Ташкенте, езжу с концертами в Китай, вот–вот отправлюсь в Санкт–Петербург. Так что те, кто помнит и знает мое творчество, после выступлений на «Базаре» уже услышали мой голос и могут сравнить этот уровень с прежним.

— Как сложилась ваша судьба? Чем вы занимаетесь?

— Я пою почти 40 лет, продолжаю гастролировать, в основном, конечно, по странам бывшего СССР, меня часто приглашают почетным гостем на различные фестивали. Кроме того, я профессор Академии искусств в Алматы, преподаю актерское мастерство. Сама я тоже когда–то окончила Академию искусств, у меня актерское образование. Воспитываю двоих детей. У меня старший сын — Али Окапов — тоже музыкант, пианист, композитор, выступает на эстраде. Он пишет музыку нового направления в духе Джастина Тимберлейка — хип–хоп и R'n'B. На сегодняшний день он самый популярный артист в молодежной среде Казахстана. Младший сын Мади окончил 7 классов музыкального колледжа по классу фортепиано, перешел в 8–й. Он тоже пианист и очень талантливый мальчик. Муж мой умер 12 лет назад, и я одна воспитывала детей.

— Не тесно вам в Казахстане? Не трудно там выжить?

— Для меня — нет, не трудно. Потому что я востребована и считаюсь одной из самых первых певиц. Хоть и прошло тридцать с лишним лет, а я так же пою, таким же голосом, тот же репертуар — ничего не изменилось.

— Роза, вы и внешне ничуть не изменились. Такая же молодая, стройная, полная сил, с мощным голосом. В чем тут секрет?

— Прическа — то, что гримеры мне сделали. Я особо ничего в себе не меняю. К счастью, у меня нет и никогда не было проблемы с весом. И лицо — маленькое, азиатское (смеется). В Риге я тоже хотела бы побывать с концертом, попеть у вас. Я была в Юрмале в позапрошлом году — почетным гостем на «Новой волне», я пела с Батырханом Шукеновым дуэт. Ребята из «А–Студио» проработали со мной 10 лет, я была их солисткой. В 90–х они были как аккомпанирующий состав, потом отделились, и мы пошли каждый своей дорогой. В Казахстане я считаюсь как бы одной из главных артисток, а они уехали в Москву и тоже считаются одной из самых передовых и популярных групп.

— Кто сейчас пишет вам песни?

— Я исполняю песни наших композиторов, в основном пою на казахском языке. Но когда выезжаю, естественно, пою на русском. Меня попросили исполнить на «Славянском базаре» известную песню «Цвети, земля моя!», а сегодня на концерте в честь годовщины Союзного государства буду исполнять Раймонда Паулса «Любовь настала». Чем я отличаюсь от многих современных артистов — я пою живьем, и, думаю, это всегда слышно. Я никогда не позволяю себе петь под фонограмму — этим я отличаюсь и от наших артистов, казахстанских. У нас та же система: все поют под «фанеру». Я не признаю такого пения и не понимаю «фанерщиков». Зачем выступать, если на сцене ты не можешь взять ни одной живой ноты?

— Вам близки песни нашего Раймонда Паулса?

— Как композитор он очень мне близок. К сожалению, я пою только одну его песню. Но он и не думал для меня писать, потому что «Любовь настала» написана в советское время для Мирдзы Зивере. Но когда потом мне дали ее исполнить на русском языке, получился другой звук, другое исполнение — песня получила вторую жизнь. Ведь я ее спела по–своему.

— Когда вы смотрите большие сборные российские концерты, вам не обидно, что там нет вас?

— Нет, не обидно — ведь я же не россиянка. Но меня тоже иногда приглашают, но в основном на концерты с большими оркестрами.

— Кого могли бы выделить из современных исполнителей, чей голос и сценические манеры нравятся вам самой?

— Валерия, Николай Носков, Полина Гагарина…

— Как вам понравилось в Витебске?

— Это для меня погружение в Советский Союз — в самом лучшем смысле этого понятия. При этом Витебск — очень ухоженный город, чисто европейский. Сегодня утром мы побывали в Городе мастеров (Витебский ремесленный рынок. — Э. Ч.), и я с удивлением увидела, как развернулись местные умельцы. Ладно там, сувениры и поделки, а художники–то как творят, а модельеры, а дизайнеры украшений! Совершенно потрясающие образцы! Мы накупили авторских платьев, пальто, белорусского белья. Ну как не купить вещи такого хорошего качества? Ведь хочется одеваться и выглядеть красиво.

В Казахстане, к сожалению, производство почти не сохранилось. Республика живет за счет нефти и газа. Хорошее, правильное не сумели сохранить. И не собираются ничего восстанавливать. Мы живем на всем привозном, своего нет ничего. А здесь сохранили местное производство — тяжелую и легкую промышленность. Вообще всякий раз по приезде в Беларусь меня охватывает ностальгическое чувство. Потому что они сумели сохранить много хорошего из нашего прошлого Союза, и даже, мне кажется, менталитет людей сохранился. Это не значит, что белорусы застряли в прошлом — нет! Наоборот, мы видим наряду с сильным государством и частную инициативу, люди делают бизнес, но в Беларуси осталась и своя промышленность, и свое сельское хозяйство. Получился такой интересный симбиоз социализма с капитализмом…

Читайте также:
Известный юрмальский сатирик впервые посетил издательский дом Vesti и дал эксклюзивное интервью "Вести Сегодня"
Анита Гаранча о знаменитой дочери, терниях профессии оперного певца и счастье бабушки
Маэстро Паулс не теряет форму в свои 78 лет
Вчера, в четверг, стартовала программа столицы культуры Европы, которой наша Рига становится на весь нынешний год.
Современный латышский писатель Освальд Зебрис — о времени и о себе
"Гагарин потому и полетел первым в космос, что знал наизусть "Анну Снегину", — уверен Прилепин
.