17 Декабря, Воскресенье

«Все сделано в истерической спешке»

  • PDF

18_zhag11 сентября, аккурат ко дню пресс–конференции по поводу приза от «Латвияс газе», директор Оперы Андрейс Жагарс получил письмо с решением министра культуры незамедлительно освободить свою должность и покинуть директорский кабинет.

Так что же, получается, человека просто вышвыривают со своего рабочего места?

— Я ждал, что министр встретится со мной и мы поговорим, но так и не дождался, — комментирует написанное с письмом в руках г–н Жагарс. — Мне сказали, что она заболела, потому и не смогла. Странно, ведь я просил ее и раньше о встрече, до болезни. Времени у нее и тогда не нашлось.

Получил пока ее решение — LEmums, но жду от нее RIkojums. В письме было написано — nekavEjoties, что можно понять как незамедлительно освободить кабинет. Я позволили себе еще час пробыть с вами на пресс–конференции, потому что здесь не указан точный час, когда кабинет освободить. Основание — утрата доверия ко мне.

Написано, что Оперой отныне будет руководить правление в составе Артура Маскатса, Ины Эглите и Дайны Марковой. Маскатс сегодня был в министерстве и отказался от должности.

Я не знаю мотивов этого деяния. Считаю, что это личная расправа, личная антипатия, личные мотивы. Объявили конкурс в трех раундах, в котором были выбраны эти люди.

Прессе г–жа министр насчет причин объявила, что я 200 дней отсутствовал в стране — и это вранье, я сейчас прошу отозвать эту лживую информацию. Она мой работодатель, и кому, как не ей, знать, что я отсутствовал 86 дней за год — из них 44 дня я взял как отпуск за свой счет, когда делал постановку за границей, причем с ее разрешения, без латвийской зарплаты, и 42 дня я исполнял свои обязанности по договору в командировке, которую она же подписала.

Насчет финансовой дисциплины может судить Госконтроль и аудит, которые каждый год нас проверяют: они не имели претензий. У нас весной проводили «засекреченный» аудит, с 1 июня секреты сняли, но с 6–го опять придали тот же закрытый статус.

Международный аудит, сравнив наше положение с ситуацией в 17 театрах Европы, доказал, что если у нас в течение 2009/2010 годов был втрое уменьшен бюджет, мы не могли исполнить 10 наших функций. Я разработал три разных варианта развития Оперы — стагнация, упадок или все же развитие. Кабинет министров подтвердил вариант развития, и нам увеличили бюджет почти на ту сумму, которую у нас отняли.

Буду подавать в суд о защите чести и достоинства — по поводу распространения этого вранья. Все сделано в такой истерической спешке, что, по словам юриста, здесь уже много ошибок. Министр может не лишить меня доверия, а просто окончить мои полномочия. К тому же нельзя утвердить Маскатса против его воли.

Мы закончили год с прибылью, благодаря чему смогли завершить «проект столетия» — поставить тетралогию «Кольцо Нибелунга», да еще и в год 200–летия Вагнера, работавшего и в нашем городе.

Министр пишет, что я не нравлюсь части профсоюзов и они будут бастовать, но ведь есть закон о забастовках, где прописано, против чего можно бастовать. Невозможно бастовать за то (против того), что будет другое правление. Надо оформлять все в положенном законом порядке. Но министр не вникала в такие подробности. Те мотивы забастовки, которые были обозначены ранее, суд отклонил.

Новому правлению все равно придется решать вопросы с профсоюзами — руководство не заинтересовано в скандалах. Просто обидно, что руководитель профсоюза, не работающий в театре, делает политический капитал, но реально людям не помогает. Вчера 36 музыкантов оркестра написали письмо, где выразили недовольство такими заявлениями и тем, что председатель профсоюза манипулирует их мнениями. И поддерживает тот состав правления, который был избран комиссией.

Сейчас я без малейшего чувства вины поеду заниматься творческой работой за границей — буду заканчивать постановку оперы Вагнера «Тангейзер». Получил я и предложение сниматься в кино. Если раньше мне предлагали такие не очень значительные и неинтересные роли, от которых я отказывался, то нынче поступило предложение от маститого режиссера Киевской киностудии им. А. Довженко сняться в главной роли. В конце ноября начинаются съемки, но я еще окончательно решение не принял.

В конце ноября — в декабре в Национальной опере Чехии в Праге я буду делать постановку «Тангейзера», но в другой интерпретации. До января у меня много работы, а в январе я работаю над концертом открытия Года культуры Европы в ArEna RIga. Кристина Ополайс уже дала согласие принять в нем участие.

Если ничего не изменится, скоро начнем работать в ЛНО над постановкой оперы Верди «Трубадур» (премьера 4 апреля), а потом будем ставить оперу Рихарда Штрауса «Кавалер роз» — совместно с Гонконгским оперным фестивалем и литовскими мастерами. Так что вернусь весной делать эти постановки.

Сезон запущен, билеты продаются, все состоится в этом сезоне. Я–то смогу обойтись без Оперы, но что здесь будет? Больше всего опасаюсь, чтобы не начали выгонять людей, не посчитались с ними — сами знаете, как трудно собрать достойную творческую команду. И еще: у нас же все контакты за границей, обмен опытом, гастролями, совместная продукция. Кто будет это все продолжать?.. Ответа нет.

Из своего кабинета возьму только подаренные мне диски, какие–то личные вещи и картину Илмара Блумбергса, которую он мне сам подарил.

Читайте также:
Известный юрмальский сатирик впервые посетил издательский дом Vesti и дал эксклюзивное интервью "Вести Сегодня"
Анита Гаранча о знаменитой дочери, терниях профессии оперного певца и счастье бабушки
Маэстро Паулс не теряет форму в свои 78 лет
Вчера, в четверг, стартовала программа столицы культуры Европы, которой наша Рига становится на весь нынешний год.
Современный латышский писатель Освальд Зебрис — о времени и о себе
"Гагарин потому и полетел первым в космос, что знал наизусть "Анну Снегину", — уверен Прилепин
.