18 Октября, Среда

Провинциальная актриса

  • PDF

13_aktrisa_3Актриса Даугавпилсского театра Вера Храмникова сейчас репетирует роль Аркадиной. Да–да, замахнулись на самого Чехова, на «Чайку», которую после тысячи известных вариантов надо играть или гениально, или никак.

Но постановку Олега Шапошникова еще успеем оценить, а пока поговорим о вечном вопросе: «Любите ли вы театр, как люблю его я?» Как любит Аркадина, которая свой успех на сцене ставит даже выше судьбы сына. Как Нина Заречная, которая потеряла все, кроме мечты, — она уедет в провинцию и там наконец станет настоящей актрисой. Да зачем? Вот тебе домик у озера, вот любящий тебя человек — живи да радуйся. Нет, не может…

Зачем театр в маленьком городе?

Сидим с Верой Храмниковой после репетиции в кафешке напротив театра и рассуждаем о жизни. В сущности, ничего за сто лет не поменялось.

Вера — преподаватель английского языка в Даугавпилсе, даже домик у озера Стропы имелся. С какого перепугу ей рваться на сцену, когда и театра на тот момент в Даугавпилсе не было? Откуда эта тяга?

— Лично у меня однозначно –— от гениальных постановок Сергея Радлова в Даугавпилсском театре, — говорит актриса. — Мало кто об этом знает, но знаменитый режиссер во время войны вместе с труппой был на гастролях и оказался в оккупации. В итоге большие города были для него закрыты, и он начал работать в Даугавпилсе. Cтавил такие спектакли, на которые приезжали критики из Москвы. В годы моего детства популярность театра была невероятной. У меня дома до сих пор хранится мамина театральная лаковая сумочка, а в ней — все билеты на спектакли! Дамы шили специальные театральные платья, берегли нарядные туфельки для премьер. О новом спектакле говорили все, считалось неприличным, если интеллигентный человек не видел очередную постановку.

А меня повели на сказку «Аленький цветочек». Дверь открывается — и ты попадаешь в какой–то прекрасный мир. А потом и вовсе начинается чудо. Теперь я понимаю, что применяли эффект черной комнаты — на черном фоне люди в черном не видны. Но тогда было чудо — цветочек волшебно сиял, предметы исчезали и появлялись вновь — в общем, потрясение на всю жизнь. А потом театр закрыли. Уже во взрослой жизни я узнала, что вообще–то театру в Даугавпилсе полтора века. В 1856 году генерал –майор Николай Гагельстром за свои средства основал первый частный театр в Динабурге, которому он жертвовал все свое свободное время. Театр находился недалеко от Даугавы, на улице Театра, которая и по сей день носит это название. Я не знаю, что остается от мыслей, чувств людей, но, наверное, что–то витает в атмосфере.

Ладно бы я одна такая ненормальная. Но ведь нашлось в Даугавпилсе немало таких одержимых, создали народный театр, а потом начали пробивать театр профессиональный. Но на очередной встрече с народными театрами министр культуры твердо сказал: «Театр открыть легко, а попробуйте потом его закрыть. А закрывать придется, потому как театр в маленьком городе — это слишком дорогое развлечение». Я часто вспоминаю его слова, потому что, открыв театр в 88–м году, его закрывают перманентно. Но это такая живучая зараза…

13_aktrisa_1

Самая зависимая профессия

Действительно, есть ощущение, что с первого дня существования Даугавпилсского театра его начали закрывать. Восстановили его на волне «Атмоды», и одна из задач была обозначена словом, о значении которого спорят до сих пор — интеграция. Предполагалось с помощью латышской труппы приобщить Даугавпилс к национальному латышскому искусству. Закончилось тем, что почти вся латышская труппа уехала в Ригу. Русская труппа осталась, хотя и тут не обошлось без потерь. Наши таланты нынче разбросаны от Москвы до Парижа. И их можно понять. Тяжела и неказиста жизнь провинциального артиста. Она и в столицах нелегка, но там есть кино, антреприза, рекламные ролики, корпоративные вечеринки, наконец. А в маленьком городе? Помнится, даугавпилсские актеры рассказывали, что на одном праздничном мероприятии богатой фирмы зал украшала телега, наполненная бутылками с разнообразными напитками. Актеры уже потирали руки в предвкушении, но им после выступления выдали по двадцатке и отправили за дверь. Обслуживающий персонал может удалиться.

Почему Храмникова не поехала учиться в театральное училище после школы, хотя и мечтала об этом, я не спрашиваю, потому что знаю. Отец рано ушел в мир иной, жили они с мамой трудно, так что учебу можно было продолжать только в Даугавпилсе. Учитель английского языка — завидная специальность. И все–таки в 34 года она рискнула поменять вектор судьбы. Пошла учиться в Щукинское высшее театральное училище на режиссерский факультет. Так что этап студенческой жизни в Москве у нее был. И с занятиями у знаменитых педагогов, и с капустниками, и даже с халтуркой — временной работой дворником на Кузнецком мосту.

— Этот личный опыт объяснил мне природу классовой ненависти, — заявляет Храмникова. — Рабочий человек пирожок съел, бумажку под ноги кинул, ты подмел — все нормально. А интеллигент оглянулся — мусорника нет. Так он свою бумажку скомкает, за водопроводную трубу засунет — а ты десять минут ее оттуда выковыриваешь.

Со вторым дипломом Вера уже не только играла на сцене, но и ставила спектакли — естественно, в родном городе.

В Даугавпилсе она звезда. Выходит на сцену в спектакле «Женское счастье» — и тут же вспыхивают аплодисменты. Да и Латвии имя известное — трижды номинирована на премию за лучшую роль.

— Вера, а чем судьба провинциального актера отличается от судьбы столичных коллег — тем, что шанса на большую славу тут нет в принципе?

— Не только. Актерская профессия страшна своей зависимостью. Увидел тебя режиссер в этой роли или не увидел, дал тебе шанс сыграть по–своему или жестко ведет линию. Но если есть несколько театров, то существует шанс поймать удачу в другом месте. В конце концов, действительно можно создать антрепризу и проехать со спектаклем по стране. А если театр один и режиссер тоже один? Скованные одной цепью, связанные одной целью…

— Кстати, о Шапошникове — директоре Даугавпилсского театра и режиссере, как я понимаю, или хорошо, или ничего?

— У нас с Олегом Шапошниковым бывают серьезные споры. Но я должна признать, что сегодня именно он сделал главное — вернул зрителя в театр. У него на сцене — шоу, яркое, невероятное, завораживающее. Всегда есть элемент сенсации. А сейчас мы репетируем Чехова, и я вообще поражена тем, насколько кропотливо и тщательно он работает. Мы Аркадину играем на пару с Ирой Кешижевой. Я понимаю, что параллельно создаются два совершенно разных спектакля. Шапошников смело приглашает к нам звезд латвийской сцены. И работая вместе с ними, мы понимаем, что вполне соответствуем по уровню. У Чехова есть знаменитая фраза про то, что надо по капле выдавливать из себя раба. Так вот, провинциализм тоже нужно выдавливать из себя, потому что место жительства не может определять сущность человека.

13_aktrisa_2

Женское счастье

Все об искусстве да об искусстве. А хочется поговорить о главном. В «Чайке» есть еще одна важная для меня мысль. Что–то у него все яркие и сильные женщины — глубоко несчастны. Похоже, Чехов, как Толстой, считал, что женщина должна заниматься только семьей. Даром что женат был на актрисе. Кстати, в его время в паспорте женщин обязательно указывалось ее отношение к мужчине. Как и на могиле, в чем можно убедиться и сейчас на старых кладбищах.. Мария Петровна Сидорова — жена обер–майора, или дочь, или сестра — на крайний случай, но никак не самостоятельная гражданка. В письме к жене Ольге Книппер–Чеховой Антон Павлович указывает, что в паспорте записал ее женой лекаря. Вот вопрос: почему среди журналисток, артисток крайне редко обнаружишь счастливую женскую судьбу? Вроде и пироги печет, и полы моет — а все равно брак рушится. Почему?

— Мне кажется, творческие люди слишком увлечены своими фантазиями. Рисуют образ, который далек от реальности. Кстати, в «Чайке» это тоже отражено. Нина Заречная влюбляется в выдуманного ею Тригорина, и реальность становится для нее трагедией. И еще одна есть проблема. Если ты работаешь за станком, то от станка отошел — и забыл про него. А если ты репетируешь роль или пишешь статью, то дома мозг не выключишь. И начинается: «Отстаньте от меня, у меня творческий кризис!» Мужик с работы пришел, он ждет картошки и котлет, а не творческого кризиса…

— Именно это правило позволяет вам с Юрием Копасовым долгие годы жить в счастливом браке?

— И это тоже. Я за ним десять километров бежала, что же ты хочешь, чтобы я его потеряла из–за какого–то творческого кризиса?

Роман начался действительно во время городской спортивной олимпиады. Юрий Копасов, чемпион СССР по гребле, представлял спортивные организации. А Вера Храмникова, естественно, культуру. И она согласилась участвовать в забеге на 10 километров.

— А что было делать? В команде — одни дамы предпенсионного возраста, я была самой молодой. Ну и побежала. Чувствую, помру задолго до финиша. И тут мужчина мне говорит: «Немедленно остановитесь, садитесь на траву». Пока я сидела, он принес мне горсть собранной черники. Потом говорит: «Бегите тихонько за мной, я вас буду учить правильно дышать и двигаться». Вот так я за ним и бежала десять километров.

Этот материал можно было бы закончить красиво: дочь Елена Копасова после окончания Белорусского университета культуры тоже стала актрисой Даугавпилсского театра. Только вот Лена сцену оставила, училась в Ливерпуле, работает сейчас на Кипре менеджером по недвижимости. Не хочет, похоже, быть провинциальной актрисой.

— Знаешь, молодому поколению сегодня во многом сложнее, чем нам, — вздыхает Вера Храмникова. — Но чего в них нет, так это провинциализма. Для них мир открыт. Лондон или Санкт–Петербург, Америка или Испания — везде сегодня наши ребята чувствуют себя вполне уверенно. И если они выбирают Даугавпилс, то это их осознанный выбор. Поэтому я не знаю, будет ли Лена актрисой, я только надеюсь, что она найдет то, что ей близко. И если захочет вернуться, то будет куда. Потому что театр в Даугавпилсе будет всегда. Хочешь знать, почему? Театр — это единственный вид искусства, где творение рождается прямо на твоих глазах и при твоем участии, потому что из зала тоже идет на сцену энергия. И это ощущение сопричастности ничем нельзя заменить.

Читайте также:
Известный юрмальский сатирик впервые посетил издательский дом Vesti и дал эксклюзивное интервью "Вести Сегодня"
Анита Гаранча о знаменитой дочери, терниях профессии оперного певца и счастье бабушки
Маэстро Паулс не теряет форму в свои 78 лет
Вчера, в четверг, стартовала программа столицы культуры Европы, которой наша Рига становится на весь нынешний год.
Современный латышский писатель Освальд Зебрис — о времени и о себе
"Гагарин потому и полетел первым в космос, что знал наизусть "Анну Снегину", — уверен Прилепин
.