20 Сентября, Среда

Дмитрий Бертман: «Среди нас столько Тосок!»

  • PDF

В пятницу, 7 декабря, в Латвийской Национальной опере состоится премьера восстановленной оперы Джакомо Пуччини «Тоска». Та же сценография, те же костюмы, тот же режиссер-постановщик Дмитрий Бертман, и все же это будет другой спектакль.

Новый взгляд на старую оперу


Народный артист России Дмитрий Бертман, трехкратный лауреат премии «Золотая маска» в номинации «Лучший оперный режиссер», ставил «Тоску» в Риге в 2004 году.

– «Тоска» у Бертмана получилась очень интересной и спорной, – комментирует советник директора Национальной оперы по художественной части Артур Маскатс. – Он внес в спектакль новые мотивы, но сделал это продуманно. Его драматургия отталкивается от зачастую парадоксальных музыкальных тем. Необычный взгляд на всем известную оперу – это то, что заставило нас вновь обратиться к Бертману. К тому же у нас появились новые солисты на главные роли: это Лиене Кинча (Тоска), Андрис Лудвигс (Каварадосси), Янис Апейнис (Скарпиа). Опера Пуччини даст возможность проявить свой талант и нашему дирижеру Модестасу Питренасу – он выступает как музыкальный постановщик. Мы не часто восстанавливаем оперные постановки, но в данном случае все сложилось.

В первой постановке Тоску пели Инесса Линабургите и Марина Тропина (Тропина уже не поет, а Линабургите выступает в Литве), затем – Кристине Ополайс. И эта роль стала одной вершин в ее карьере. Каварадосси пел Александр Антоненко, Скарпиа – Самсон Изюмов (он и сейчас будет петь эту партию, меняясь с Янисом Апейнисом). Кришьянис Норвелис, Арманд Силиньш, Роман Полисадов, Виестур Витолс – некоторые из них тоже в свое время пели в «Тоске» и снова вводятся в спектакль. Партию Каварадосси, кроме Лудвигса, будет исполнять Георг Оньяни, грузинский тенор.

Новаторство иного рода


Есть что рассказать о премьере и режиссеру-постановщику Дмитрию Бертману.

– Какую задачу ставило перед вами руководство театра: реанимировать старую постановку или несколько изменить ее?

– Я рад, что этот спектакль восстанавливают – я его очень люблю. Мне интересно разрушать свои же работы. «Евгения Онегина» я ставил семь раз, «Пиковую даму» – восемь. Поставить «Тоску» заново потребовало бы от вашего театра очень больших денег. И все же возобновление подразумевает новую редакцию. Даже декорации Андриса Фрейбергса немного поменяются.

– Мы привыкли считать оперу новаторской, если режиссер переносит время и место действия, соответственно меняются костюмы. Но у вас новаторство иного рода…

– История Тоски не изменилась, поэтому у меня нет эпохи в привычном значении. Действие происходит в церкви, а церкви во все времена – одни и те же. Джинсов и тишоток, военной формы здесь нет, хотя к фашистской форме в «Тоске» обращаются довольно часто. Я не шел по пути осовременивания и новых костюмов. 20 лет я этим занимался: у меня была «Кармен» на помойке с наркоманами… Но этот этап давно закончился. Новаторство в том, что по-другому рассказывается эта классическая история. Моя «Тоска» – камерный взгляд на эту большую оперную трагедию. Но главное в постановке – это артисты, и моя работа – это в первую очередь работа с ними. Это мясо, бифштекс, а все остальное – гарнир.

– Что для вас было самым важным в этой постановке?

– Момент страсти, когда человек совершает безумные поступки – это важно. Это то, что актуально в контексте сегодняшнего дня. Мы видим вокруг себя столько Тосок – женщин, которые рвут связи, которые ради любви готовы на все. Все влюбленные думают, что их случай – исключительный. Поэтому важно знать предысторию. В школе Станиславского есть такое понятие – «шлейф». Это предыстория героя, в которой скрыта мотивация его поступков. Он говорил: «Ищите плохое в хорошем и хорошее в плохом. Тогда поймете мотивацию». Я размышлял о том, что общего может быть у певицы Тоски и шефа полиции Скарпиа, что их связывает. И все же Тоска от него уходит. Почему? Почему именно к Каварадосси, к художнику, и почему эта партия тенора? Она нашла молодого парня, у которого в карманах такие аргументы, что спорить невозможно. Есть то, ради чего люди полностью меняют свою жизнь.

Найти ответ на «почему?»


– На чем вы строите свою драматургию?

– Пуччини был страшный человек, с психическими отклонениями. Были сотни судебных процессов, где он обвинялся в изнасиловании. Умер от рака горла и долго мучился перед смертью. Он очень много музыки воровал: будучи богатым человеком, покупал у других композиторов их произведения и приписывал авторство себе. Нет, я не говорю, что я не люблю Пуччини – он гениальный композитор. У него потрясающая музыка и удивительная музыкальная драматургия. Он сам – в этих страстях. Но можно ли доверять его музыке? Нужно чувствовать, где он говорит правду, а где хитрит. Бас-кларнет, очень редкий инструмент, сопровождает арию Скарпиа, и вдруг начинают плакать виолончели. Почему после шедеврального дуэта первого акта одна фраза топит весь дуэт?

Почему опера заканчивается темой Каварадосси, хотя он уже убит? Это странно. Я должен для себя мотивировать, почему Пуччини именно так написал эпилог. Музыка Пуччини не иллюстрирует либретто, а говорит по-другому, и в этом можно искать ходы. Это дает мне мотивацию рассматривать историю с других точек зрения. В моей постановке Каварадосси остается в живых, и это трагедия. Два безумно любящих друг друга человека умирают, а такие, как он, нет. И в этом несправедливость жизни. Каварадосси – пацан, но он красив, обаятелен, талантлив. И так рисует, и так может… Мы встречаем таких в жизни, и мы падки на них. Почему Тоска устраивает ему истерику? Значит, поводы были. Он уже один раз клялся, что больше так не будет. Тоска видит, что кисти сухие – он не работал. Тогда чем занимался?

Нет штампам


– Каварадосси Лудвигса будет отличаться от Каварадосси Антоненко?

– Конечно. И в этом вся соль. Он другой человек – со своим характером, своим жизненным опытом, и это не может не проявится в роли. Сашин персонаж был более матерым, опытным, у Андриса получается более светлым и чистым – как Пьерро. И это естественно. Я не хочу, чтобы артисты были пешками. Лучше тенору сыграть такого героя, чем очередного Рудольфа, переодевшегося в Каварадосси, он же Ленский в «Евгении Онегине», он же Андрей в «Мазепе», он же Хосе в «Кармен». Мы видим архетипы, штампы. Они одинаково разговаривают со своими женщинами. Мысленно поставьте поющего артиста на трибуну. В его выступлении не должно быть доклада – это должен быть человек с живыми, неповторимыми эмоциями. Он должен петь не как все, а по-своему. Нам интересно подглядывать в замочную скважину, но мы пройдем мимо открытой двери. Лиене Кинча – тоже другая, и она не будет петь партию Тоски, как Кристине Ополайс. Думаю, будет интересная работа у Яниса Апейниса. Нам будет нелегко убедить зрителей, что Тоска по доброй воле ушла от такого молодого, сексуально привлекательного и харазматичного Скарпиа. Счастлив, что снова работаю с Самсоном Изюмовым – у него потрясающая физика, голос. Магия, исходящая от артиста, – это так редко бывает, это то, что взращивается годами. Мне нравится наблюдать за такими мастерами, как он – каждый их шаг необычен, в каждом – драматургия.

– Как, по-вашему, насколько популярен сегодня оперный жанр?

– Сейчас всплеск оперного искусства. Люди раскупают билеты на оперные трансляции в кинотеатрах. «Большая опера» стала самым рейтинговым телепроектом года. Не знаю, как у вас, но у нас в оперные театры ходит много молодежи. А отдохнуть в итальянском Пезаро, где устраивается оперный фестиваль Россини, вообще стало нереально. Чтобы найти номер в гостинице, нужно постараться. Днем люди купаются, загорают, а вечером идут на оперу. Море и опера – привлекательное сочетание. Так что кризис оперы – это все чушь.

Публикация газеты «ЧАС»
Читайте также:
Конечно, это лишь начало многотрудной профессии. К тому же, как известно, хорошими артистами не рождаются, а становятся. Причем не сразу, а после упорной ...
Новый спектакль Рижского русского театр им. М. Чехова "Путники в ночи" имеет все шансы стать "народным" и любимым у нашего зрителя. Эта постановка — ...
Рига станет первым в Европе городом, где всемирно известный хореограф, основатель современного русского балета Борис Эйфман представит свой новый ...
При поддержке меценатов Бориса и Инары Тетеревых Латвийская Национальная опера открывает обучающую программу «Академия ЛНО». Ее цель – обучить ...
Славяне – древнейший народ Европы и могут по праву гордиться своей историей
Дружба народов в вокальном искусстве Ценители высокого искусства находятся в предвкушении двух оперных событий, которые состоятся в этот уикенд. В ...
.