22 Октября, Воскресенье

Игорь Крутой: «Обратной дороги нет», или Игры в живое пение

  • PDF

09_krutojНа последней пресс–конференции «Новой волны — 2013» Игорь Крутой рассказал, почему Раймонд Паулс незаменим, есть ли перспективы у победителей этого года и насколько успешен конкурс с коммерческой точки зрения.

На вопрос, удалось ли Тото Кутуньо заменить Раймонда Паулса на «Новой волне», Игорь Крутой ответил:

— Я не думаю. Паулс незаменимый. Он лицо Латвии. Паулс в оценках был сдержан — не делал таких скачков, как Кутуньо. Своей «восьмеркой» он вышиб грузинскую исполнительницу из борьбы за первое место. А во всем остальном это был элемент шоу — он подпрыгивал, вскакивал. И внес своеобразную фишку в работу жюри. Продолжится ли наше сотрудничество с ним? Не знаю. В октябре мы планируем собраться, чтобы обдумать, что делать со следующим сезоном «Новой волны».

Московский журналист поинтересовался, повлияли ли неважная погода и отказ от фонограммы на атмосферу «Новой волны» этого года.

— Мы не зависели от погоды. С самого первого дня был такой боевой настрой. Была ответственность за живой звук. И это мобилизовало артистов и телевизионщиков. Первые два дня не все, может быть, ладилось со звуком, но к третьему дню все пристроилось. И начиная с вечера Леонида Агутина звуковики уже приспособились транслировать так, как надо. Я слышал, что наш отказ от пения под фонограмму назвали революцией. Но на Западе так давно работают. То, что там в порядке вещей, мы пытаемся назвать героизмом. Так принято петь. И наши ребята с этим справились. Хотя все телеслужбы были в напряжении, да и артисты волновались. Теперь у нас обратной дороги нет. И те, кто готов играть в живое пение, будут приглашены.

Ваш автор спросил, будет ли иметь продолжение новшество «Новой волны — 2013» — отказ не только от плюсовой, но и от минусовой фонограммы, продемонстрированное на авторском вечере Леонида Агутина. И почему не разрешили конкурсантам (Чингизу Мустафаеву и группе «Фрукты») играть живьем на своих инструментах?

— Под какой оркестр? Если один человек играет на гитаре, это не оркестр, не оркестровка. Стремиться к тому, чтобы все дни конкурса проходили так, как вечер Агутина, надо, но у него совсем другой оркестр. Он джазовой направленности и заточен под аранжировки песен Агутина под углом джаза, джаз–рока и джаз–латино. Но не все работают в этом стиле. У нас очень много танцевальной музыки, и оркестру исполнять ее достаточно сложно. Нужно готовить специальных музыкантов, которые смогут сыграть так много музыкальных номеров, как у нас. 90–95% музыки должно быть подготовлено заранее. Вечер Агутина репетировался полгода. А у нас еще пять вечеров, кроме авторского вечера. Представьте себе, каким должен быть репетиционный период. Практически нужно создавать специальный оркестр под Юрмалу. Когда–то, когда был конкурс «Юрмала», здесь был замечательный оркестр под управлением Розенберга. И это был фасончик определенный. И он играл, наверное, фирменнее, чем все оркестры, и Олега Лундстрема в том числе. И в то время была песня, которой мог живой оркестр аккомпанировать, и это было креативно. Посадить такой оркестр под конкурсантов и под звезд очень проблематично. Но мы хотим увеличить количество номеров под аккомпанемент живого оркестра на следующий год.

Спросили также, доволен ли отец–основатель «Новой волны» составом конкурсантов в этом году.

— В этом году действительно очень сильный состав. Я думаю, что за все 12 лет конкурса это самый сильный состав участников. Мы их скурпулезно выбирали каждого в отдельности, думали, как они будут смотреться все вместе. Я по такому принципу отбирал четвертую «Фабрику звезд». Искал и искал среди этих ребят, которые шли косяками. Кроме того что было много заявок, мы зазывали таких ребят, которых кто–то где–то увидел и сказал нам, и они меня на конкурсе приятно удивили. Понятно, что не каждый год такой набор. И нужно будет заранее постараться, чтобы в следующем году не ударить лицом в грязь.

А как же латвийский участник? Почему его предпочли другой претендентке — Саманте Тине, ведь парень в итоге оказался на последнем месте?

— Этот парень показался нам более симпатичным. Он запомнился нам как солист группы PeR, участвовавшей в «Новой волне». Но у нас были споры и в Риге, и в Москве. Представители латвийской стороны на рижском отборе были за эту девушку, но нам она показалась ресторанной певицей.

Прозвучал вопрос об открытом голосовании в третий конкурсный день. Почему отказались от практики тайного голосования?

— Было много разговоров по поводу того, почему мы в прошлом году решили держать публику в неведении и напряжении и не обнародовали результаты конкурса до церемонии награждения. Мы хотели эффекта неожиданности, но это не сработало, потому что пошли разговоры… Победительницу Нилу заклевала вся пресса, и до сих пор ее клюют. На каналы приносят ее клипы — и начинается: за ней стоит чей–то кошелек, она нечестно победила в Юрмале. На самом деле за ней двух копеек нет при разведенных–то родителях. Она подписала контракт с композитором Женей Курицыным, который когда–то работал для «Тату». Вот и все, что с ней происходит. А имидж из–за того, что раздула пресса и Паулс добавил от себя, подпорчен.

Есть ли будущее у победителей этого конкурса на российской эстраде?

— Не думаю. Есть будущее у российских и украинских исполнителей. Победители живут в других странах. Я не думаю, что тот же Роберто, сидя в Германии или на Кубе, будет делать карьеру в России и СНГ. Несмотря на русскую жену. Судьба грузинской певицы, наверное, зависит от политической ситуации. С «Боржоми» уже неплохо стало и с мандаринами. Может, также будет и с исполнителями. Но это не в нашей плоскости. Состоятся ли они как артисты — другой вопрос. Талант — это Моцарт, Бетховен, Алла Пугачева, в конце концов, а мы все музыкально способные люди. Что делать, если ты не Моцарт? Если талант не помножен на трудолюбие, на невероятное желание сделать биографию и связать свою судьбу с музыкой, если не хватает везения, то талант может остаться для домашнего пользования. Если молодой человек действительно талантлив в музыкальном плане, он обязан раскрутиться, даже если его песни не берут на радиостанции. Пример — Алексей Чумаков. Прекрасно поет, прекрасно выглядит. Он долго не мог раскрутиться. Поучаствовал в телешоу «Один в один» и сейчас собирает полные залы, востребован на всех корпоративах. Вот талант — нашел такой ход.

Как чувствует себя «Новая волна» как бизнес–проект?

— Как и в прошлые годы. Никак. Если бы по нарастающей шли покупка телетрансляций и продажа билетов на сами концерты, что–то бы изменилось. Но больше из билетов не выжать. Comedy Club попытался сделать наши цены на свои выступления, и там нет особого движения. «Новая волна» держится на максимальных ценах. Поднимать больше нельзя ни на цент. Нужно искать финансирование в других источниках. Это спонсорство и продажа телетрансляций. Но просто так сегодня люди с деньгами не расстаются. Некоторые каналы сегодня в бедственном положении. Раньше грузинское и армянское телевидение покупали трансляции совсем за другие деньги. Только телевидение Украины и России пока держится. Эту «Новую волну» мы транслировали на всю Прибалтику, Россию, Украину, Белоруссию, Грузию, Армению. По линии «РТР–планета» — на Израиль, Германию, Америку, Францию, Испанию. Но это отдельные крупные города, а не то что федеральный канал — и повально все смотрят.

Кто бы из поющих статусных гостей, таких как Алла Пугачева, мог бы оживить конкурс?

— Стиви Уандер, Джордж Майкл, Элтон Джон. Дайте мне два с половиной миллиона долларов, и я договорюсь.

Было интересно узнать о планах Игоря Яковлевича как композитора.

— В моих планах музыка к мультфильму, музыка к англо–русскому фильму «Душа шпиона» Владимира Бортко и запись второго альбома Лары Фабиан. Также мне нужно будет готовиться к моим юбилейным концертам в Москве. На следующий год я запланировал три шоу: концерт звезд эстрады в Олимпийском, концерт с участием Дмитрия Хворостовского, Лары Фабиан и Суми Йо в Кремлевском дворце. Может быть, удастся сделать ледовое шоу с Ильей Авербухом на мою инструментальную музыку. А в январе 2015 году у меня большой концерт со звездами эстрады в Нью–Йорке, на Бруклинской арене Прохорова (Barclays Center с концертным залом на 19 тысяч мест. — О. Д.).

Читайте также:
Латвию будет представлять малоизвестная группа Aarzemnieki
Романтические мелодии исполнит близкий друг Михаила Задорнова
В нашей стране зарегистрирован новый Eurovision club Latvia, или, как его называют, "Фан–клуб "Евровидения" в Латвии" — общество поддержки национального участия ...
В Риге выступит один из величайших гитаристов мира, игравший в культовой группе Queen, в дуэте с "примой Вест–Энда" Керри Эллис
Скоро начинается отборочный тур "Евровидения"
Фотографироваться ню не так–то просто
.