16 Августа, Среда

Им не хватает базовых знаний

  • PDF

05_stroitelРаботодатели жалуются на выпускников инженерных факультетов

Среди списков вопросов, которые поставила трагедия в Золитуде, есть и такой: а кого у нас готовят вузы? Есть ли уверенность, что люди с дипломом архитектора или инженера способны реально рассчитать сложные конструкции? Лучше всего об этом знают сами работодатели, к которым приходят на работу выпускники латвийских вузов. Поэтому газета «Вести Сегодня» и решила обратиться к ним. Сразу оговоримся, что руководители самых известных компаний, например SeverstaLlat, просто не захотели говорить на эту тему. Что само по себе наводит на размышления…

Проблема идёт со школы

Арнис Петранис, председатель правления предприятия по изготовлению промышленного оборудования Peruza:

— Вуз, конечно, не выпускает готового инженера. Инженерные знания включают широкий спектр и профессиональных, и специфических навыков. Мы из вуза получаем, если можно так сказать, «заготовку» для обточки. Ежегодно к нам приходят три–четыре практиканта РТУ, сельхозакадемии. Знания ребят отличаются, но есть общий знаменатель — нехватка базовых знаний средней школы: химии, физики, математики. Если школа не дает знания по этим предметам, то каких будущих инженеров она может подготовить?

О тех фундаментальных знаниях, которые мы получали в советское время в школе, в вузе сегодня остается только мечтать. Во время моей учебы, к примеру, в вузе на первых двух курсах дополнительно проходили физику, химию, математику, еще была высшая математика. Все это и заложило фундамент для специфических знаний — сопромата, теоретической математики. Конечно, сегодня, возможно, есть и другие программы, но основу нужно знать.

Книги 20–летней давности

Марис Юревич, руководитель Ассоциации инженеров–строителей, возглавляет собственное бюро:

— Сужу и по молодым инженерам, которые приходят к нам в бюро на практику, и по собственному сыну, не так давно окончившему вуз: знания, которые давали в мое время учебы в РПИ и сегодня, сильно отличаются. О чем говорить, если тогда учебных часов было в разы больше! Мы занимались пять раз в неделю по восемь часов, иногда — по субботам. Мне скажут, что изменились материалы, технологии. Все верно — но базовые знания остались. И ими будущие инженеры плохо владеют. Не хватает в вузах и учебной литературы. Мой сын продолжает сейчас обучение в магистратуре в Германии. В Латвии в научной библиотеке ему выдавали книги двадцатилетней давности, там — новейшие.

Выход — самим готовить

Игорь Граурс, директор по коммуникациям елгавского автобусного предприятии AMO Plant:

— Мы качеством выпускников недовольны, причем это касается и будущих инженеров, и выпускников профтехучилищ. Поэтому мы и взяли подготовку специалистов в свои руки, готовим кадры вместе с РТУ и сельхозакадемией, а также с техникумом и ремесленной школой в Елгаве. Перенимаем опыт немцев, где тоже есть система двойного обучения для нужд предприятий. Сейчас у нас работают пять молодых специалистов — инженеров, и втрое больше — выпускников системы профтехобразования.

Нас испортили жирные годы

Вилнис Бирзниекс, руководитель инженерно–строительной фирмы:

— Мне приходилось долгие годы работать и за границей — в Германии. Не скажу, что наши инженеры хуже подготовлены. Может быть, даже лучше. У иностранных — теоретические знания выше, у наши — практические. Коллегам постарше всегда кажется, что молодые ничего не понимают. Но вспомните, как сами начинали, свои ошибки.

Самое удивительное, что прораб так трагически рухнувшего объекта в Золитуде — талантливый, молодой, сильный инженер Евгений… Я его хорошо знаю. Хотя, считаю, это больше конструкторская ошибка… Тут другая проблема: на качество подготовки инженеров повлияли жирные годы. Тогда многие студенты технических вузов, не закончив учебу, ринулись зарабатывать деньги. Столько объектов строилось, настоящая варка денег шла! Кто–то совмещал работу с учебой, кто–то потом продолжил учебу. Все это, на мой взгляд, тоже отразилось и на качестве знаний.

Сопромат не знали?

Вилнис Рантиньш, глава Латвийской ассоциации машиностроения и металлообработки:

— Будущие инженеры для нашей отрасли должны начинать проходить практику с первого курса, чтобы понять, что такое металл. Но такую практику вузы обеспечить не в состоянии — в 2009–м им значительно урезали финансирование. Плоды проблем, с которыми сталкиваемся, заложили еще в середине 1990–х, когда планку технического образования в вузах опустили ниже некуда. Не знаю всех деталей трагедии в Золитуде, но, на мой взгляд, люди, которые конструировали, плохо знали сопромат и другие базовые дисциплины. Правда, сегодня престиж профессии инженера меняется. Появляются и новые лаборатории для технических вузов — на Эзермалас, строится лабораторный комплекс на Кипсале.

Беда, что их не хватает

Лига Менгельсоне, глава конфедерации работодателей:

— Мы не можем судить о том, насколько хорошо подготовлены инженеры, работающие на нашем рынке, — многие получают образование за рубежом. Но говоря об инженерах и других специалистах технической, строительной отрасли, однозначно можно отметить их нехватку. Инженеры различных специализаций стареют, а молодых на рынке слишком мало. Это связано и с отношением к точным наукам в средней школе. Мало уроков математики, химии, физики, нет обязательных экзаменов по этим наукам. Откуда тогда возьмется интерес у учащихся к техническим специальностям?

«Без опыта не берут. А где его взять?»

А вот мнение самих молодых специалистов — будущих инженеров.

Александр:

— Я окончил РТУ в 2012 году, мне 25 лет. Бакалавр, инженер–программист — работу так и не нашел, так как без опыта не берут. И что мне теперь — идти на базар торговать или на стройку работать?

Виталий:

— За два–три года в РТУ хотят получить готового инженера без современных лабораторий — на голой теории. Допустим, получился на выходе специалист, отлично владеющий теорией. Что дальше? Без опыта особо–то и не берут на работу, даже при великом желании. А если берут — то привет, получишь минималку. Может быть, через два–три года твоя зарплата увеличится, чтобы ты смог переехать от родителей в съемную квартиру. Но на начальной стадии энтузиазм уже задавлен. Кстати говоря, инженер, как и врач, учится всю жизнь, так что это важная штука — видеть реальные возможности.

А теперь поговорим о карьерном росте. Что–то я не слышал о поддержке инноваций в стране. К чему стремиться? Производства сокращаются — а взамен ничего. Об ИТ–сообществе тоже ничего не слышно. Что в реальности делается для наращивания интеллектуального потенциала в стране? А ведь достаточно создать мощный ИТ–кластер, и проблемы с оттоком населения значительно сгладятся. А плюсы можно полдня перечислять. Только вот об этом никто не думает. Всем нужны инженеры — только не здесь.

Читайте также:
Далеко не все знают, что в рамках государственных программ по стимулированию занятости можно не только найти работу с помощью биржи вакансий, освоить ...
Представители профсоюза железнодорожной и транспортной отрасли обсудили с министрами сообщения Анри Матисом и благосостояния Улдисом Аугулисом ...
Союз свободных профсоюзов Латвии готов позвать людей на акции протеста, если сейм и правительство проигнорируют его настойчивые требования — о ...
Компания по отбору персонала CV–Online Latvia на прошлой неделе составила рейтинг желанных латвийских работодателей.
Согласно официальным данным Службы госдоходов (СГД), самые высокие зарплаты в Латвии — у капитанов воздушного судна, самые низкие — у настоятелей ...
По прогнозам демографа, профессора Латвийского университета Петериса Звидриньша, уже в марте следующего года численность населения Латвии упадет ...
.