18 Октября, Среда

Особенности экспорта в Британию. Очень повезло, когда про меня написали в газете…

  • PDF

delovoj_british1Объединение экспортеров медуслуг Baltic Care, Янис Заржецкис, пластический хирург: — Мой опыт в Британии — чет четыре года. Начинал, понятно, потому, что в Латвии был кризис. Подумал: в чем проблема, я же хороший хирург, попробую начать свой бизнес там. Нашел агента…

Хирургия, даже пластическая, — особый продукт: ты работаешь ножиком, это может быть опасно, а если работаешь плохо, человек может и умереть. Быстро понял, что очень трудно убедить людей довериться тебе. Это в Латвии ты известный хирург, а там — поначалу ноль. Начал пробовать работать с агентом. Это был Baltic Beauty, обещали пациентов. Но пациенты все не шли… Понял, что нужно ехать самому, налаживать контакты. Использовал Google: если кто в Лондоне искал услуги пластической хирургии — я был в первых ссылках, выдаваемых поисковиком.

Самое сложное — привлечь первого клиента. Если у вас нет рекомендаций, это даже практически невозможно. Причем как в Британии нельзя расплатиться латвийскими латами, так и рекомендации от латвийских клиентов там тоже не годятся. Помню, ко мне на прием наконец–то записался самый первый клиент. Я летел в Лондон и гадал, придет он или нет, а то бы так и полетел сразу обратно. Пришла женщина, я проконсультировал. Она прилетела в Ригу. Второй раз пришла ко мне на послеоперационный осмотр в Лондоне и привела двух своих подруг. Им тоже сделал операции. Так там работают рекомендации. Постепенно, трудясь очень качественно и с большим терпением, этот рынок можно понемногу завоевать.

Конечно, нужна и своя доля удачи — без нее успеха не было бы. Мой счастливый случай настал, когда обо мне написала одна британская газета. Они тогда прилетели в Ригу делать материал о марше легионеров — а в итоге написали обо мне, что я хороший хирург. После чего я прилетаю на очередную консультацию в Лондон, а там очередь. Начал прием в два часа дня, закончил только к 11 вечера. Это важно: в Британии у СМИ огромный авторитет! Если мы в Латвии написанному иногда верим, а иногда нет, то в там если написано, что Заржецкий хороший хирург — значит, это правда. Такое там восприятие.

После этого пациентов стало много. Но мы тоже стараемся. Не просто встречаем в Риге, доставляем в клинику и обратно, а стараемся побаловать, показать город, если летом — покатать в лодочке по Городскому каналу.

Социальные сети — это очень большое влияние. Поверьте, если вашим клиентам что–то не понравится, они поделятся этим с остальными в сетях, чатах, форумах. И ваша репутация будет испорчена. И наоборот.

Теперь прошло четыре года. Огромная моя гордость: британская Times полтора месяца назад снова написала про меня, даже фото поставили. Это значит, что из халявщика–новичка я уже стал серьезным игроком на рынке: тираж этой газеты больше, чем в Латвии жителей. В каком контексте статья? В Британии кризис. У моих тамошних коллег дела идут не очень. При этом они видят, что многие пациенты летят оперироваться за рубеж, в том числе в Ригу. А национальные СМИ там очень защищают своих. Я для них в этом контексте был «плохой парень», который демпингует и сманивает пациентов в Ригу, а это, мол, плохая практика. Правда, они же признают, что вся моя деятельность легальна. Потому что в Лондоне я никого не режу и даже шприцом не колю — только осматриваю и консультирую, это можно. Они пытались найти хоть одного моего пациента, который был бы недоволен результатом, — не нашли.

Если вы хотите там оперировать — нужно пройти огромную бюрократическую процедуру. Мне и сегодня некоторые британцы говорят, что хотели бы, чтобы я их оперировал в Лондоне. Я соглашаюсь: хорошо, но это будет стоить в два раза дороже. После этого они без разговоров готовы ехать в Ригу. Затраты в случае операции в Британии огромны, потому что нужно регистрировать там врачебную практику, покупать очень дорогие страховки. И тогда мои на данный момент весьма конкурентоспособные расценки уже не будут сильно отличаться от цен британских коллег–хирургов.

Важны личные моменты в общении, и очень важен язык. Я бы даже советовал выучить не просто английский, а разные диалекты, чтобы отличать шотландцев от англичан и жителей Уэльса. Это очень помогает понять, кто перед вами, и наладить отношения.

Летаю туда раз в неделю, на несколько часов. В моем случае логично снимать офис на конкретные часы. Кстати, назначать встречи можно и в офисе Латвийского агентства инвестиций и развития (ЛАИР) в Лондоне — там для этого есть специальные помещения. Это ведь тоже бизнес, и я встречаюсь с бизнес–партнером. Каждый из них в среднем привозит в Латвию 6 тысяч фунтов. Половина остается тут в виде налогов. То есть один пациент сделал у меня пластику — и вот зарплата для президента страны уже есть.

Так что на начальной стадии я бы советовал использовать для встреч и переговоров пункты ЛАИР. Если же бизнес начинает развиваться, можно снимать «виртуальный офис»: это когда у вас есть лондонский адрес и номер местного телефона, переадресованный на Ригу, — и никто не знает, где вы находитесь на самом деле.

Читайте также:
На крупнейшей в России и Восточной Европе отраслевой выставке "Продэкспо" в Москве — самый авторитетный ежегодный смотр в сфере продовольствия. ...
"ДВ" побывали на знаменитом пушном аукционе Kopenhagen Fur. Репортаж с места событий
Около дюжины латвийских продуктов могут претендовать на ярлык Еврокомиссии Traditional Speciality Guaranteed, гарантирующий потребителю их традиционные ...
В России изымают "наше все"
В столице Австрии открылся магазин Stenders Wien, это уже второе франшизное предприятие в городе Моцарта, Бетховена и святого Клеменса.
Российско–литовская молочная война выгодна Латвии
.