17 Августа, Четверг

Пломбир для Гамбии

  • PDF

07_morzhoКак живется латвийским производителям мороженого?

Латвийский рынок мороженого — это не только предприятие Food Union. Есть у нас и небольшие производители: RUjienas saldejums, Druva — под Салдусом. Как живется местным мороженщикам в условиях жесткой конкуренции, когда в Латвию все активнее входят зарубежные производители?

— Главное — по–прежнему работаем, нашу продукцию можно купить, — рассказывает председатель правления SIA RUjienas saldejums Игорь Миезис. — Мы не разделили участь некоторых небольших латвийских фабрик мороженого, которые закрылись — в Стопини, Даугавпилсе. За нами не стоят крупные комбинаты, акционерные общества. Мы — самостоятельное предприятие, коллектив — 50 человек.

В прошлом году фабрика отметила 100 лет. Мороженое здесь начали изготавливать с 1980–х. Сейчас это единственный продукт. Доля на латвийском рынке — около 9 процентов.

— Мы не можем вкладывать большие средства в маркетинг, рекламу. Сегодня почти на каждой второй остановке в Риге — реклама мороженого, но нам такое не потянуть. Рассчитываем, что покупатель клюет не только на рекламу, но и читает, что написано на этикетке мороженого, каков его состав, — говорит Миезис.

Несколько лет назад руйиенцы обратились в министерство с просьбой запретить любому производителю писать на этикетке слово «мороженое». Если вместо натуральных продуктов — растительные жиры, то это не мороженое, а «изделие из него». Точно так же, как в случае с «сырными изделиями», «сметанными». Однако идея не прошла. Слишком сильными оказались противники.

— Но хорошо уже то, что наша инициатива побудила производителей крупными буквами указывать на упаковке — из молока и сливок, — продолжает собеседник. — Впрочем, потребителю стоит смотреть на упаковке и то, что пишут маленькими буквами: процент молока, сливок, других продуктов. Если выше процент воды, каких–то непонятных смесей, то нужно делать выводы.

В Руйиене себестоимость их мороженого процентов на сорок выше, чем у многих конкурентов.

— Все натуральное, много ручной работы. А продавать по высокой цене не можем. Разделим участь тех, кто закрылся, — говорит Миезис. — Поэтому и прибыль небольшая.

— Но разве стабилизаторов в вашем мороженом нет?

— Есть. Без этого сегодня ни одно мороженое не выпускается. Были они и в советское время — крахмал. Сегодня — е–добавки. Это, кстати, лучше, чем крахмал. Хотя добавки тоже бывают разные, и потребителю нужно выяснить, что лучше, что хуже, — считает главный мороженщик Руйиены.

Лет 15 назад одним из приоритетных направлений фабрики был экспорт в Эстонию — Руйиена у границы. Однако за эти годы она что–то упустила — и сегодня уже эстонцы теснят местную продукцию на латвийском рынке.

Доля предприятия Druva в Латвии примерно та же, что и у Руйиены — 7–9 процентов. В советское время в этом поселке под Салдусом был известный колхоз, потом на его месте построили фабрику мороженого.

— В прошлом году значительные средства инвестировали в оборудование, сейчас работаем круглосуточно, — рассказывает нам руководитель Druva Алдис Ошениекс. — За молоком, маслом ехать далеко не надо — получаем с окрестных ферм.

В отличие от Руйиены 30–35 процентов мороженого отправляется на экспорт. В Литву, Эстонию, Германию. Среди импортеров — и экзотичная Гамбия. Продукция идет туда морем — три месяца.

— Определенные надежды связываем с Россией. Недавно получили разрешение отправлять мороженое и туда, — говорит г–н Ошениекс.

А как с кадрами? Легко ли их найти в провинции?

По словам директора, сложнее даже не со специалистами, а с работниками на линии. Провинция пустеет. Везут людей из Салдуса, других регионов. Но больше всего волнует собеседника цена на энергоносители — на так называемый ОК, зеленый компонент.

— Правительство должно что–то сделать. Мы потребляем много электроэнергии, и зеленый компонент — как удавка на шее, не дает нормально развиваться, — говорит собеседник.

Глава Латвийского центра содействия сельскохозяйственному рынку Ингуна Гулбе считает, что небольшим латвийским производителям сложно конкурировать с импортной продукцией, с большими игроками не столько из–за высокой себестоимости, сколько из–за политики торговых сетей.

— Например, некоторые эксклюзивные виды руйиенского мороженого в крупных торговых сетях не найти. Но есть там мороженое под брендами самих торговых сетей, — говорит она.

Самый крупный производитель мороженого для латвийского рынка — предприятие Food Union (Рижский молочный комбинат) — 41–43 процента.

— Рынок мороженого в Прибалтике очень концентрированный и фрагментированный — здесь много местных участников, которые предлагают мороженое самых различных видов и вкусов. Конкуренция в Прибалтике честная и всегда идет на пользу покупателю, так как предоставляет возможность выбрать самый лучший продукт, — говорит нам директор по развитию Food Union в категории мороженого Дмитрий Докин.— Производство мороженого в этом году является для нас приоритетным сегментом. В прошлом году вложили более 12 млн. евро в современные технологии по производству мороженого, в этом наша главная цель — завоевать стабильные позиции в странах Балтии и России.

В этом году предприятие планирует выпустить 5400 тонн мороженого — на 50% больше, чем в прошлом Экспорт составит 31 процент — почти в три раза больше, чем год назад. Среди импортеров — Азербайджан, Литва, Эстония, Германия, Израиль, но главный экспортный рынок — Россия, мороженое продается там в 23 регионах. В этом году на производстве мороженого в Food Union занято 180 работников — штат расширен на 25%.

— Опросы показали, что латвийцы отдают предпочтение местному мороженому, — говорит нам Докин. — Но на одном квасном патриотизме не продержишься. Нужно, чтобы продукты были хорошими. Над этим и работаем. А развиваться есть куда. Потребление мороженого в Латвии ниже, чем в Северных странах — Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии. В Латвии — 6,4 литра на человека, в Дании — 9, в Норвегии и Швеции — 11, в Финляндии — 18.

По словам собеседника, самые большие любители «сладкого снега» в Европе вовсе не южане, а северяне. Поэтому Латвии есть куда расти. Кстати, мы опережаем россиян: там на одного человека приходится 4,2 литра. А в мире любители мороженого номер один — американцы. Но учиться у них не стоит — выпускают не мороженое, а биомассу. Законодателями же мод в этом деле считаются итальянцы.

Читайте также:
На крупнейшей в России и Восточной Европе отраслевой выставке "Продэкспо" в Москве — самый авторитетный ежегодный смотр в сфере продовольствия. ...
"ДВ" побывали на знаменитом пушном аукционе Kopenhagen Fur. Репортаж с места событий
Около дюжины латвийских продуктов могут претендовать на ярлык Еврокомиссии Traditional Speciality Guaranteed, гарантирующий потребителю их традиционные ...
В России изымают "наше все"
В столице Австрии открылся магазин Stenders Wien, это уже второе франшизное предприятие в городе Моцарта, Бетховена и святого Клеменса.
Российско–литовская молочная война выгодна Латвии
.