18 Октября, Среда

Наши апелласьоны стучатся в Европу

  • PDF

delo_exportОколо дюжины латвийских продуктов могут претендовать на ярлык Еврокомиссии Traditional Speciality Guaranteed, гарантирующий потребителю их традиционные особенности.

Но вот стали ли ближе исконно местные хлебный суп, серый горох и пирожки со шпеком к коньякам из провинции Коньяк, пармезану и ветчине из Пармы, турецкой пахлаве и нормандскому камамберу?

9 января департамент села и агропромышленности Еврокомиссии зарегистрировал под кодом LV/TSG/0007/01043 кисло–сладкий ржаной хлеб латвийской выпечки. Синий круглый ярлык TSG, повторяющий флаг единой Европы, указывает: этот продукт (подслащенная мука, часто с тмином и отрубями) по традиции не менее четверти века делают исключительно в Латвии. Данная марка не защищает от фальсификаций продукта, если кому–то в Белоруссии или Польше придет в голову подделать ржаной хлеб. Но зато вся Европа с 500 миллионами потребителей, а также экспортные рынки третьих стран теперь в курсе, что только в латвийском обычае печь эти оригинальные караваи.

Это уже второй случай европризнания продукции местного пищепрома. Чуть ранее курземский скландраусис — крупный ржаной пирожок на свином сале с начинкой из картофеля и моркови — удостоился чести носить знак TSG за свою традиционную аутентичность. В списке аграрного департамента ЕК за последний месяц рядом с нашим кисло–сладким хлебушком и скландраусисами располагаются французские каштаны ChAtaigne d'ArdEche, турецкая пахлава Antep Baklavasi и маленькие греческие помидоры Tomataki Santorinis. Почти одновременно с латвийским хлебом признание ЕК получил литовский традиционный сметанно–чесночный соус ZemaitiSkas kastinys.

В 1992 году ЕС принял регламент общеевропейской системы защиты оригинальных наименований. Как замечает журнал Еврокомиссии по сельскому хозяйству, «у продуктов есть репутация, и когда продукт выходит за рамки национальных границ, он может оказаться в конкуренции с продуктами, которые выдают себя за подлинные, в том числе с помощью использования одноименных названий». Чтобы предотвратить такую недобросовестную конкуренцию, ЕС создал систему охраны продуктов в трех категориях. В этом реестре уже более 1100 продуктов.

Часть из них зарегистрирована под знаками Protected Designation of Origin (PDO) и Protected Geographical Indication (PGI), что дает производителям сицилийского ликера лимончелло, прошутто или хамона гарантию защиты от копирования продукта конкурентами. Красный высший знак качества ЕС PDO стоит на упаковках хамона из Теруэля, голландского эдамера или финской картошки Puikula, а синий знак PGI ставится на фуа–гра из Ланда, дортмундское пиво, чешские ломницкие сухари и оливковое масло с греческого Родоса.

Тут важен и судебный протекционизм апелласьонов. Пять лет назад, например, консорциум пармских сыроделов выиграл процесс у немцев в долгом споре за право на трейдмарку своего сыра с 36–месячной выдержкой Parmeggiano Regiano. Разумеется, с маркировкой защиты оригинального качества DOC. Суд по конкуренции ЕС постановил:  только сыр, производимый в строго очерченном итальянским законодательством районе вокруг Пармы, имеет право называться пармезаном. Так защищаются все. Основным условием экспорта отличных армянских коньяков «Арарат» и «Ахтамар» стала замена термина Coqnac на Brendy, и тут армянские заводчики без споров уступили требованиям промышленникам Martel и прочим.

Даже такие национальные сертификаты, как итальянский DOCG (Denominazione di Origine Controllata e Garantita), значительно повышают стоимость продукта: в случае тосканского кьянти, например, ценник прыгает вверх до 50%. Производители апелласьонов, кроме панъевропейского и национального законодательства, поддерживаются даже на уровне регионов. Например, управление региона коммун Тосканы оплачивает маркетинговые вояжи производителей кьянти по миру, включая Латвию. Сомнительная эпоха «Советского» и «Рижского» шампанского смотрится анахронизмом на фоне марок вин Veuve Clicquot и MoEt & Chandon, сделанных в границах провинции Шампань и нигде более.

В Латвии тоже пытались повысить цену брендов пищепрома сертификацей гарантии местного происхождения: это отраслевые призы и Гран–при конкурсов, значок «Зеленой ложки» и т. п. К сожалению, абсолютное большинство потребителей при одинаковом качестве выбирает низшее ценовое предложение — это часто импортные товары, а не сделанные в Латвии. Патриотизм в торговле вообще близок к нулю.

Как сообщила «ДВ» руководитель Центра содействия сельскохозяйственному рынку Ингуна Гулбе, и интереса к регистрации марок латвийских апелласьонов на глобальном рынке ЕС у наших производителей практически нет. «Знаки TSG для ржаного подслащенного хлеба и скландраусиса — единственные», — указыват она. Президент Латвийской ассоциации торговцев Хенрик Данусевич выделил разницу между рынком Латвии и вышеназванных Шампани или Тосканы.

«Апелласьоны, безусловно, повышают цену бренда, но как маркетинговая составляющая они важны для крупных экспортеров. На таком маленьком рынке, как Латвия, таких мало. „Рижские шпроты“ могли бы претендовать на регистрацию знаков ЕК (не только TGI, но даже PDO и PGI. — Авт.). Но производителям шпрот при успешном экспорте более чем 95% продукции в восточном направлении это неинтересно. Крупные экспортеры в офисах вне Латвии задумываются о регистрации апелласьонов пропорционально росту объемов экспортных поставок. Я тут вижу перспективы у Pure Chocolate — бельгийский шоколад из волости Пуре, Латвия», — сообщил «ДВ» Данусевич.

Руководитель департамента торговых знаков латвийского патентного управления Даце Либерте отметила еще несколько потенциальных апелласьонов, которые помогает двигать в регистр ЕК минземледелия Латвии (детали также по ссылке http://ec.europa.eu/agriculture/qualitv) — в частности, это жареная минога из Царникавы. Этот продукт производит в объеме до 20 тонн в осенне–весенний сезон семейное предприятие Gaujas neGi, плюс еще 10 сравнительно небольших компаний в Латвии.

Владелец «Миног Гауи» Янис Картупелис очень удивился звонку «ДВ». Про то, что его жареная на ольховой стружке реликтовая рыба, сохранившаяся без изменений 360 млн. лет с девонского периода, может стать европейским апелласьоном, он слышал в последний раз года три назад.

«Я не могу экспортировать миногу даже в Россию, где ее потребляют, а в Европе эту рыбу едят только в Испании, куда у меня поставок не было и не будет. Улов в этом году отвратительный — его не хватает даже для сбыта на внутреннем рынке», — говорит Картупелис.

Нельзя не согласиться: Латвия в смысле апелласьонов далеко не французская провинция Коньяк. Однако статус оригинальных продуктов с защитой ЕС по региональному генезису могут получить многие продукты. Это шпроты и мармелад из цидонии, перловая каша с копченостями и молоком, запеканка из сельди и картофеля, творожно–селедочные канапе и горох со шпеком в горшочках, морковный штрудель и кисель из ревеня, хлебный суп и копченая салака и ряд оригинальных продуктов гастрономии. На которые так щедра эта земля и которых никогда не будет у других.

Читайте также:
На крупнейшей в России и Восточной Европе отраслевой выставке "Продэкспо" в Москве — самый авторитетный ежегодный смотр в сфере продовольствия. ...
"ДВ" побывали на знаменитом пушном аукционе Kopenhagen Fur. Репортаж с места событий
В России изымают "наше все"
В столице Австрии открылся магазин Stenders Wien, это уже второе франшизное предприятие в городе Моцарта, Бетховена и святого Клеменса.
Российско–литовская молочная война выгодна Латвии
Владелец латвийской компании Dessert с производством десертов в Литве Теймураз Зумбулидзе всего за один год на 55% увеличил продажи своей продукции в ...
.