24 Апреля, Понедельник

Liepajas metalurgs может попасть в прежние руки?

  • PDF

delo_zavodНа прошлой неделе правительство утвердило разработанный администратором Харалдом Велмерсом план продажи LiepAjas metalurgs (LM).

Предприятие будет продавать не через систему аукционов, когда претенденты выставляют лучшую цену, а через личную оценку каждого потенциального покупателя. Как подтвердил г–н Велмерс «ДВ», теоретически покупателем могут стать и бывшие акционеры завода — юридических препятствий для этого нет. Но смогут ли они найти обещанные 115 миллионов евро? Именно за столько администратор планирует продать LM. «На мой взгляд, не надо свято верить в эту цифру, — поясняет „ДВ“ глава Ассоциации предприятий тяжелой промышленности Вилис Рантиньш. — Простаивающее предприятие каждый день теряет свою стоимость, поэтому лучше сейчас продать дешевле, но получить выгоду от налогов и роста экспорта».

Итак, как будут продавать LM? На международную продажу будут выставлены основное производство, плавильный цех, прокатный цех, оборудование, недвижимое и движимое имущество, связанное с обеспечением работы предприятия. Продажа незаложенного имущества может принести без аукциона 3,5 млн. евро и 1 млн. евро на аукционе. При продаже заложенного имущества можно получить 112,3 млн. евро. Эти прогнозы могут быть уточнены в процессе продажи в зависимости от ее результатов и пожеланий покупателей. Сумма, указанная администратором в плане продажи, основана на оценке аудиторской компании PricewaterhouseCoopers, но цена будет зависеть и от интереса инвесторов.

Уже весной администратор планирует начать активные переговоры с потенциальными инвесторами, а летом, если все закончится удачно, завод может быть продан. И почти сразу начать работу. Понятно, что все зависит и от суммы. Быстро продать завод можно за небольшие средства, но если государство хочет получить миллионы, то насколько растянется поиск инвесторов?

Для своих?

Сразу после утверждения плана продажи в СМИ появились опасения некоторых кредиторов LM по поводу того, что администратор готовит предприятие к продаже «нужным» покупателям. И эти самые «свои» покупатели должны получить имущество предприятия по очень выгодной цене. В числе возражающих — ICI SUISSE SA, Torgoviy dom NIIEPM OOO, BLS BLAZEJ SULICH, Dragon TOO, AKATA scrap recycling ApS, Firma Handlowa Rudnicki, WE–MET PRZEDSIEBIORSTWO HANDLOWE JANUSZ WENTA, POLCOPPER SP. Z O. O. Кредиторы указывают, что план продажи предусматривает возврат суммы, которая на 50 млн. латов меньше потенциальной. И делают вывод, что администратор уже с кем–то договорился, чтобы реализовать завод по дружественной цене.

— Я даже не хочу комментировать эти глупости, — заявил «ДВ» Харалдс Велмерс. — Моя работа полностью прозрачна и открыта. Я постоянно контактирую с правительством и аудиторскими фирмами и готов поручиться за каждый свой шаг. Эти люди (недовольные. — Прим. авт.), по всей видимости, судят по себе — как бы они сделали, если бы от них зависела судьба завода.

Как заверяет администратор, выбор потенциального покупателя для LM будет строиться только исходя из принципа экономической выгоды — как для государства, так и для завода. «Мне все равно, откуда придут инвесторы — с запада, с востока, из Китая или из России, они должны предоставить план работы завода, доказать свою финансовую стабильность и заплатить деньги», — поясняет Велмерс. Могут ли бывшие акционеры завода стать инвесторами? А почему бы и нет, никаких юридических ограничений для этого нет, — говорит Велмерс.

Что же касается цены, то прогнозировать, удастся ли продать завод за 115 млн. евро в разгар кризиса в металлургии, сложно. У администратора, понятное дело, есть «красная линия», ниже которой просто нет смысла продавать LM, но он не хочет об этом говорить. «Чтобы инвесторы узнали об этих цифрах и взяли их за ориентир? — смеется он. — Да вы что! Моя цель — подороже продать комбинат. Все понимают, что самая нижняя цена — это цена металлолома. Но это совершенно не наш случай. Речь идет о работающем заводе с новым оборудованием и хорошей инфраструктурой. Я общался с несколькими потенциальными покупателями, и они считают одним из основных преимуществ завода именно близость к порту».

Манипулировать покупателями

— Завод нельзя продавать по частям, — поясняет «ДВ» инвестиционный банкир Гиртс Рунгайнис. — Его надо продавать неделимой единицей, чтобы повысить шансы на возобновление производства. Единственный момент: оценщики считают, что стоимость недвижимости LM несколько занижена, но сам я в этом не уверен. Что же касается 115 млн. евро, то не надо зацикливаться на ней, потому что администратор не может сказать: вы знаете, у нас тут все плохо, поэтому мы и 20 миллионов евро не соберем. Понятно, что он должен пытаться продать завод подороже. Он все делает правильно: называет достаточно высокую цену, а потом уже вопрос его умения правильно вести переговоры с инвесторами, настраивать их друг против друга, манипулировать, чтобы получить лучшее предложение.

— Но в Европе сейчас вся металлургия находится в убытках. Кто может быть потенциальным покупателем LM?

— Кроме Европы есть много других богатых стран. Да, сейчас металлургия во всем мире не в лучшем состоянии. Но это такая цикличная конъюнктура, и ничего более. Население планеты прибавляется, людям нужно где–то жить, строить дома и дороги. Строительство возобновится, а следом и металлургия, так что плохой период надо просто пережить. Любой инвестор понимает, что ему придется вложить несколько сотен миллионов евро, чтобы построить такое предприятие, как LM. А тут есть готовое предложение, которое в 2–3 дешевле.

— Что лучше, продавать предприятие через прозрачный аукцион, но, возможно, потерять в цене или же договариваться лично, но при этом получить более высокую цену и обвинения в непрозрачности продажи?

— Опыт показывает, что прозрачный процесс аукциона дает наибольшую цену. Но при покупке сложных активов лучше всего вести переговоры с несколькими претендентами, пытаясь их разыграть. Потому что у каждого их них свои особенности, свои планы на завод, свои цели, и все это надо использовать для того, чтобы выманить лучшую цену. Я не верю, что под дверями администратора LM толпятся 20 компаний, и с ними можно легко «играть». Скорее всего, инвесторы есть, но их немного, поэтому и нужна филигранная игра продавца.

Без социальных функций

Будет ли LM после привлечения инвестора другим предприятием — меньшим по масштабу производства и числу занятых работников?

— Определенно так и будет, — считает Гиртс Рунгайнис. — Я абсолютно верю в то, что завод будет работать в Лиепае. Я очень надеюсь, что он попадет к людям, которые будут видеть в нем исключительно бизнес–проект, а не предприятие, которое попало к ним после приватизации. Это будут люди, которые могут себе позволить такую махину, как LM, и будут оперировать этим предприятием самым эффективным образом. Конечно, никогда там не будет работать 2,5 тысячи человек. Будет столько, сколько нужно для производства, может быть, 1–1,5 тысячи. И скорее всего, предприятие больше не будет поддерживать местную хоккейную команду и выполнять социальные функции для города. Это будет просто другой завод.

С мнением Рунгайниса не согласен Харалдс Велмерс, который считает, что завод может выйти на те же проектные мощности, что были до закрытия производства в апреле прошлого года. «Я не вижу причин, почему LM должен быть меньше, чем раньше, — говорит он. — Нет никаких технических препятствий, чтобы не возобновить производство в том же объеме, что и раньше».

А глава Ассоциации тяжелой промышленности Вилис Рантиньш считает, что не надо затягивать процесс продажи. «Я знаю, что продать такой большой металлургический комбинат будет очень непросто, — говорит он „ДВ“. — Однако любой инвестор, который разбирается в отрасли, знает, что LM может стать выгодным приобретением, так как может конкурировать на мировом рынке металлургии. Но чем больше он будет простаивать, тем ниже будет его цена».

Поэтому завод, считает эксперт, надо продать как можно быстрее. «Свободные ниши быстро заполняются другими игроками, — говорит он. — И отвоевать их назад будет очень непросто. Конкуренция очень жесткая. А для того, чтобы завод начал работать, нужно вложить много миллионов — в покупку предприятия, а также в оборотные средства. Для них, по моим подсчетам, нужно как минимум 30 миллионов евро».

Читайте также:
После вступления в ЕС объемы производства упали на 40%. Увы, оправиться не удалось до сих пор
Поэтому и вводят запрет на копчение колбасы, считает латвийский производитель
"О нормах на копчения бизнес предупреждали"
На прошлой неделе Академия наук Латвии наградила Институт органического синтеза за цикл работ года, позволивших создать новую молекулу милдроната.
Это объяснил глава Ассоциации легкой промышленности
О тонкостях производства шпрот и прочей рыбы в Латвии
.