18 Октября, Среда

Мамонты латвийского бизнеса

  • PDF

topИли на чьих спинах держится экономика Латвии

Всего на 1% за прошедший год повысилась стоимость 101 самых крупных латвийских компаний. Несмотря на то, что энергетический концерн Latvenergo сохранил за собой право называться самым ценным предприятием страны, его стоимость за год снизилась на 10%. Практически все коммерческие банки за год подешевели на 20-25%. «То, что самые ценные предприятия Латвии – это в основном государственные предприятия или бывшие государственные компании – не самый лучший для нас факт, — говорит министр экономики Даниэль Павлютс. – Это значит, что экономика развивается в основном за счет доставшихся нам монополий, а не благодаря нашим предпринимательским способностям». ДВ проанализировал Топ-101 самых ценных латвийских предприятий вместе с главой компании Prudentia Гиртом Рунгайнисом.

Факт 1 Стоимость 101 крупнейшего предприятия Латвии за год выросла на 1% — с 8,5 до 8,6 млрд. латов

(В прошлом году был аналогичный прирост на 1%). Напомним, в 2007 году общая стоимость составляла 11,2 млрд латов. Тогда в экономике был пузырь, деньги текли в страну, и многие компании, работавшие в основном на внутреннем рынке, показывали очень хорошие результаты. Сегодня результаты куда скромнее, и чтобы достичь все тех же 11 млрд. латов, понадобятся уже десятилетия.

Главное наблюдение таково: экономика страны развивалась быстрее, чем 101 крупное предприятие. Особенно заметно снизилась стоимость коммерческих банков (например, на 33% подешевел UniCredit bank Trasta komercbanka, на 31% — DNB и SEB banka).

— Это объясняется тем, что на стоимость компаний влияют международные тенденции, которые не обязательно связаны с тем, что происходит в Латвии, — поясняет ДВ Гирт Рунгайнис. – К примеру, во всем мире стоимость банков снизилась, и в латвийском рейтинге мы видим, что практически все банки потеряли свою ценность. Хотя если брать чисто Латвию, то банковский сектор, напротив, чувствует себя хорошо и наконец-таки оправился от кризиса. Но в мире банковский сектор чувствует себя не так комфортно из-за нестабильности в Еврозоне, а также ситуации вокруг американского бюджета. К тому же в мире вводятся новые нормативы Basel 3, которые выдвигают более жесткие требования к показателям достаточности капитала, и, следовательно, мировая оценка привлекательности банковского бизнеса упала.

В оценке предприятий мы используем только публичную информацию – ту, которую мы получаем через Lursoft. И смотрим скорей на всю отрасль, на ситуацию в ней, чем на конкретную работу предприятия. Надо понимать, что эти оценки в чем-то достаточно усредненные. Если бы могли ознакомиться с реальными планами предприятия, то большинство оценок были бы другими – у кого-то больше, у кого-то меньше. Скорей даже – большими. Так как мы берем средние показатели по отрасли, а в топ попадают только лучшие компании.

Если мы посмотрим на топ-20 компаний, то окажется, что очень многие из них выросли из государственных монополий, став частными компании в процессе приватизации, либо же до сих пор принадлежат государству. Более правильным было бы, если бы в топе было больше компаний, которые выросли сами, с нуля, как например предприятие MikrotIkls (17 место в топе, стоимость активов 133 млн. латов). Постсоветские предприятия уже не могут расти так быстро, чем средние предприятия с современным менеджментом, технологичные компании, производящие продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Факт 2 Самое ценное предприятие уже пятый год подряд – энергетический концерн Latvenergo.

Но его стоимость падает. В этом году компания стоила 792,2 млн. латов, в прошлом – на 10% больше (876,3 млн. латов). Зато впервые в топе появился основной конкурент Latvenergo – компания Enefit, которая попала на 60 место со стоимостью 40,2 млн. латов. Объемы, конечно же, несоизмеримы, но не будем забывать, что за спиной маленького Enefit стоит крупный эстонский энергетический концерн Eesti Energia.

— Снижение стоимости Latvenergo — это объективная реальность – говорит Гирт Рунгайнис. — Открытие рынка электроэнергии привело к росту конкуренции. Часть корпоративных клиентов ушла в другие энергетические компании, и Latvenergo приходится считаться с падением доли рынка в Латвии. В будущем году, когда свободный рынок электроэнергии откроется и домашних хозяйств, это падение может быть боле заметным. К тому же снижение потребления в сельской местности, когда люди просто уезжают в города, делает инвестиции в инфраструктуру неэффективными вложениями.

Впрочем, если Latvenergo понимает рыночную ситуацию и стратегически решит развиваться не только в Латвии, но и за ее пределами, то мы можем увидеть и рост стоимости компании в будущие годы.

Факт 3 Телекоммуникационный сектор теряет позиции

Несмотря на то, что Lattelelecom, LMT и Tele2 входят в топ-20 самых крупных предприятий страны (Tele2 как отдельное предприятие, а не холдинг вошел в рейтинг впервые и сразу попал на 18 место), позиции первых двух игроков в сравнении с прошлым годом стали хуже. Lattelelecom потерял 6% своей стоимости, а LMT – 21%. Этим фактом объяснял в недавнем интервью ДВ член правления Lattelelecom Гатис Кокинс необходимость слияния компаний, которая сейчас активно обсуждается. По его словам, объединение поможет сохранить рыночные позиции предприятий, не терять абонентов, сэкономить как минимум 40 млн. латов, а также добиться совокупного роста обоих предприятий на 25%. Если сейчас эта совокупная стоимость равна 416 млн. латов (сразу гарантирует 4 место в рейтинге следом за Latvenergo, Swedbank и Latvijas DzelzceLS), то 25-процентный прирост – это уже стабильное 2 место со стоимостью 520 млн. латов.

— Конкуренция в сфере телекоммуникаций за последние пять лет резко усилилась, компаниям труднее зарабатывать деньги, нужны большие инвестиции в инфраструктуру сети G4, а это огромные расходы – говорит Гирт Рунгайнис. – И поскольку заработки в Lattelelecom и LMT падают, то падает и их стоимость.

Другой вопрос – даст ли слияние этих двух предприятий ожидаемый рост их стоимости? Сложно сказать. Мировой опыт показывает, что в примерно половине случаев этого ожидаемого роста стоимости не происходит, и есть даже случаи падения ценности предприятий. По разным причинам. Думали, что будет экономия – просчитались. Не те компании соединяли. Не учли разность корпоративных культур, поэтому ценные кадры ушли, а без них развитие затормозилось.

Однако есть и положительные примеры слияний, и их довольно много. Что же касается Lattelelecom и LMT, то плюсов к слиянию больше, чем минусов – одни и те же акционеры, компании работают на одном рынке, в одной сфере. Сейчас получается, что компании как бы дублируют и демонизируют друг друга, и это идем им в минус. Что отражается на их стоимости. Я вижу некоторое сопротивление общества этому процессу, когда людям опять кажется, что в результате слияния будет какая-то афера. Однако это не надо брать во внимание, а следовать только экономическим расчетам.

Факт 4. Рост числа производственных копаний, входящих в Топ-101

Если в прошлом году создатели топа не раз подчеркивали, что в нем очень мало производственных предприятий, то в этом году их стало на 5 больше – всего 17. Это не так много, как хотелось бы, но тенденция все равно радужная. К тому же, у большинства из этих компаний наблюдается прирост стоимости. К примеру, у фармацевтических предприятий – Olainfarm и Grindex – ценность за год повысилась на 58% и 59% соответственно. А Olainfarm даже получил специальную награду биржи NASDAQ OMX Riga как самое быстро развивающееся из биржевых предприятий.

— Это показывает, что перестройка латвийской экономики потихоньку, но все же происходит – поясняет Гирт Рунгайнис. – Многие компании начинают зарабатывать не внутри Латвии, а за счет экспорта. Я уверен, что если бы государство каким-то образом поддерживало быстрорастущий перспективный бизнес, то латвийская экономика быстрей перестраивалась бы на высокотехнологичные рельсы. Это как с урожаем. Если сеять в хорошо подготовленную почву, правильно подобрать удобрения, и регулярно поливать, то и урожай будет хорошим. Но мы же просто наивно верим, что у нас просто так вырастет из земли что-то хорошее. Опыт всего мира показывает, что с помощью рискового капитала можно взрастить крепкие хорошие предприятия с нуля.

За сколько можно вырастить новое технологичное предприятие? Думаю, лет за 10–15 как минимум. Но точно не за 2–5 лет, как думают некоторые. Есть в мире исключения вроде Facebook, но это действительно уникальный случай. Производящая компания просто не способна будет справиться с ежегодным ростом, который измеряется в сотнях процентов. Все таки рост должен быть умеренным и гармоничным.

Топ-101 самых ценных предприятий составляет компания Prudentia, биржа NASDAQ OMX Riga совместно с Lursoft IT и журналом «Капиталс».

Кто вырос за год быстрей всех?

  • Автоперевозчик Kreiss +179%
  • Торговец топливом Neste Latvija +140%
  • Международный аэропорт Рига +99%
  • АО «Торговый порт» + 99%
  • Компания азартных игр Admirāļu klubs +76%
  • Торговец топливом Statoil Fuel&Retail +66%
  • Компания азартных игр Olympic Casino Latvia +61%

Альтернативное мнение

Да не сможем мы изобрести велосипед! Будем пилить лес

Латвийской экономике нужно не концентрироваться на развитии инновационных отраслей, а опираться на традиционные отрасли, заявил в интервью агентству ЛЕТА экс-премьер, предприниматель Айгар Калвитис.

По его мнению, перспективна любая отрасль, в которой можно зарабатывать деньги, и ясно, что в Латвии по сравнению с крупными индустриальными державами развитых отраслей меньше. «У нас нет такого экономического потенциала, у нас маленький местный рынок, очень острая конкуренция на внутреннем рынке ЕС. Естественно, что по многим отраслям мы не можем конкурировать с Германией и Швецией, с которыми нас часто сравнивают»,— сказал Калвитис, отметив, что в этих странах существуют давние индустриальные традиции и высоко развиты инженерные науки.

Также в Латвии трудно назвать какие-то особенные отрасли, кроме всем хорошо известных деревообработки и сельского хозяйства. Хотя сейчас модно говорить о развитии информационных технологий, Калвитис считает, что заботиться нужно все же о традиционных отраслях, вклад которых в валовой внутренний продукт больше. Убыточные отрасли Латвии содержать сложно.

По словам экс-премьера, нужно осознавать, что ничего особенного нового мы изобрести не можем, и больше концентрироваться на развитии традиционных отраслей. «Вопрос в том, есть ли у нас потенциал на фоне узкой экономики, маленького рынка рабочей силы, большого количества уехавших»,— рассуждает политик. Реальная ситуация такова, что «лучшие мозги» перекупаются, и делают это США и западные государства, что уменьшает потенциал Латвии, считает Калвитис.

Читайте также:
После полного открытия энергетического рынка (уже через два месяца) потребителям будет предложено на выбор около 10 тарифных планов, 6 из которых ...
До неё нам как до Китая пешком
По сравнению с декабрем 2003 года цены на продукты питания и другие товары в торговых сетях Риги в декабре 2013 года выросли в несколько раз, сообщила ...
Большинство жителей (66%) и предпринимателей (64%) Латвии признают, что переход на евро для них или их предприятий был удобным, показал опрос, проведенный ...
Обеспокоенность национальных сил о том, что россияне с помощью видов на жительство скупают Латвию — безосновательны, сказал в программе "Разворот" на ...
С такой скоростью зарабатывают латвийцы
.