17 Декабря, Воскресенье

На помощь приходит прическа Ива Монтана

  • PDF

09_montanВ пятидесятые годы некоторые первые помощники в загранпорту не увольняли в город моряков с длинной прической, чтобы они не позорили звание советского моряка.

Когда в 1957 году я работал матросом 1–го класса на т/х «Станиславский», мы часто приходили в Николаев и Херсон, а там в парикмахерских делали только такие прически: бокс, полубокс или бритый бокс.

После стрижки моряки, глядя на себя в зеркало, возмущались и плевались. А товарищ, с которым я жил в каюте, игнорировал николаевские и херсонские «цирюльни», заявляя:

— Я постригаюсь только в Ленинграде на проспекте Майорова за 10 рублей — под Ива Монтана.

Действительно, какому первому помощнику хватит смелости критиковать прическу большого друга Советского Союза, известного французского актера и певца, человека левых взглядов — Ива Монтана?! Ведь когда он в конце 1956 года приехал в Советский Союз, у него была длительная встреча с самим Никитой Хрущевым! На один из его концертов прибыла вся партийная верхушка. Ив Монтан сразу стал легендой, собирая на свои концерты тысячи зрителей. Выступал он даже в обеденный перерыв в цехе завода ЗИЛ. Сценой послужили два грузовика с опущенными бортами, на одном из них стоял рояль. В беседах с советскими руководителями француз высказывал много критики в адрес нашей страны, но, как говорится, сор из избы не выносился, в том числе наши газеты молчали и о выставке женского нижнего белья, купленного в советских магазинах: панталонов с начесом ужасающих расцветок…

Короче говоря, Ив Монтан стал кумиром всего СССР. О нем даже песню сложили. Исполнял ее Марк Бернес. Вот, пожалуйста, куплет из этой песни:

Когда поет далекий друг,

Теплей и радостней становится вокруг,

И сокращаются большие расстоянья,

Когда поет хороший друг.

Я помнил прическу под Ива Монтана и предложил своему товарищу–матросу:

— Давай, я тебе сделаю точно такую же, как на проспекте Майорова. И абсолютно бесплатно.

Он рискнул — и не пожалел. Тем более что у меня были и ножницы, и бритва, и машинка «Золинген». И все бы нормально, если бы на следующий заход в Херсон ко мне не образовалась очередь постричься под Ива Монтана.

А когда в 1964 году я был уже боцманом на т/х «Тукумс» и во время стоянки в шведском порту Мальмё хотел пойти в увольнение, то не мог, так как не было старшего группы. Оставался один четвертый помощник Лев Вяткин, которого первый помощник из–за длинных лохматых волос лишил увольнения. Мне ничего не оставалось, как сказать:

— Лева, не волнуйся, через полчаса ты будешь красавчиком, я тебе сделаю прическу под Ива Монтана.

Сказано — сделано. Лев обрел право на увольнение в качестве старшего группы. Мы сходили в город последними, а когда вернулись, Леву моряки спрашивают:

— Где тебе сделали такую прическу?

Он отвечает:

— В городе Мальмё.

— Сколько стоит?

— 8 крон.

— О! — воскликнул один матрос. — Я бы за такую и 10 дал! (Кстати, тогда нейлоновая рубашка стоила 10 крон.)

Пришлось мне делать такую же прическу и матросу. Бесплатно, конечно.

В плавании мы часто делали друг другу прически, и никто никогда денег не брал. Единственное, что я предпринимал, уже будучи первым помощником в подменных экипажах, так это за счет инвалюты на техснабжение или кульфонда дарил судовым «умельцам–парикмахерам» набор парикмахерских принадлежностей фирмы «Золинген».

И еще был случай на том же «Тукумсе» в том же 1964 году. Тогда мы работали в чартере на линии Монреаль — Гавана, перевозили говяжий жир. Поваром была молодая выпускница Академии им. Грязнова из Ленинграда. И готовила она неважно, и внешний вид у нее был небрежный. В том числе и прическа.

Но когда по ее просьбе я сделал ей молодежную стрижку, девушка преобразилась.

В очередной приход в Монреаль на судно, как обычно, на своем драндулете типа «запорожец» приехал старый латышский капитан–эмигрант. Он любил беседовать с латышами, но и по–русски говорил.

Когда он увидел нашу повариху с новой прической, то воскликнул:

— Я в нее влюбился!

На другой день старый капитан принес поварихе цветы и вручил их вместе с запиской: «Розы вянут от мороза, а Ваша красота — никогда».

И с тех пор в каждый приход «Тукумса» в Монреаль он приносил дамам нашего танкера большой горшок мороженого, который они опустошали с большим удовольствием. Вот что в нашей жизни значит прическа!

Владимир СОЛЬСКИЙ, член правления общества «Энкурс».

Читайте также:
Моя старшая дочь Диана вышла замуж за индуса и теперь живет в столице Индии, Дели. Уже 9 месяцев. Конечно, скучает. Поэтому я здесь. Живу в семье и вижу ...
Несмотря на то, что лето, традиционное время отпусков, уже завершилось, люди продолжают путешествовать, вовсе не желая отказывать себе в удовольствии ...
Кто раскроет тайну Ладака — "малого Тибета", спрятавшегося среди хребтов между Пакистаном и Китаем?
Город, о котором знают все — и никто
Амристар — "город богов", в котором на острове посреди пруда стоит легендарный храм из чистого золота Хармандир–Сахиб, и охраняют его вооруженные ...
Или кто–то, может, еще поспорит, что Индия — место на планете Земля? Те, кто убежден в этом, сильно ошибаются, ну или ездят по той Индии, что предлагают ...
.