18 Октября, Среда

Северный Байкал раскрывает свою тайну

  • PDF

11_burjatija_2Корреспондент «Вести Сегодня» продолжил путешествие по первому в России заповеднику — Баргузинскому.

Путь лежал дальше — на север Байкала, к заказнику Фролихинский, в таежный край, где люди почти не появляются, а на склонах гор вечная мерзлота залегает так близко, что даже летом достаточно поднять мох — и увидишь лед. Здесь звери непуганые, в реках водятся рыбы, которых больше нет нигде, и пустили корни растения, встречающиеся только у подножия неприступного Баргузинского хребта.

Крик тунгуса

Фролихинский заказник создали и присоединили к Баргузинскому заповеднику в 1976 году на западном склоне горной гряды — самой высокой на севере Бурятии (2840 метров) и почти вплотную подступающей к Байкалу.

Баргузинский хребет растянулся по территории, по размеру намного превышающей половину Латвии, а особо охраняемые места — это свыше 100 000 гектаров. Здесь круглый год постоянно следят за порядком лишь несколько инспекторов — больше, наверное, и не надо: основные подступы браконьеров перекрыты со стороны Байкала, а через горы нарушители не рискнут идти — смертельно опасно…

Наш катер причалил в бухте Аяя, где пролегает часть Большой байкальской тропы, созданной несколько лет назад в рамках международного проекта развития экотуризма в Бурятии.

Идея тропы принадлежала Олегу Гусеву — известному сибирскому писателю и ученому, проработавшему в заповеднике более 30 лет. После посещения Аппалачской тропы в США Олег Кириллович понял: создание похожей на Байкале поможет людям по–настоящему полюбить природу, лучше узнать ее — и не вредить. Туристов здесь должны сопровождать специалисты, действительно умеющие рассказывать о мире флоры и фауны. Проект тропы презентовали на экологических семинарах в Шотландии, Голландии, Бразилии, среди представителей ЮНЕСКО в Улан–Удэ — и ее проложили. Занялись этим добровольцы из разных стран: сделали мостки по болотам, отметили камнями направления у Байкала, проложили тропы в горы и к озеру Фролиха.

Для тех, кто готов испытать себя, тропа всегда открыта — и зимой, когда мороз достигает –50, и коротким северным летом. А проложили тропу по местам, где издревле жили тунгусы древнего Шемагирского рода, в котором были самые сильные шаманы Севера, охраняющие покой духов здешнего края. Да, и название бухты Аяя, с которой начинается Фролихинский заказник, по легенде, родилось от возгласа одного тунгуса, высадившегося на берегу: «Ай–я–я–я, какая красота!»

Бухта с восточной стороны закрыта крутыми склонами, песчаный и галечный пляж узкой полосой протянулся на четыре километра, за ним — невысокий кедровый стланик (шишки можно собирать на высоте около метра!) и открытые участки, поросшие ягелем, по берегам кристально чистых ручьев все в кустах малины и смородины, от запаха которых голова идет кругом.

11_burjatija_1

Благословение Стража

В заказнике меня встретил сотрудник заповедника Юрий Филиппов, живущий у Байкала безвылазно круглый год: летом — в палатке, а с осени до весны — в зимовье, построенном здесь давным–давно из мощных бревен, в морозы он ходит за двадцать километров по медвежьим тропам или льду озера в баню на ближайшую оборудованную базу инспекторов.

— Не вижу другой жизни для себя. И не хочу другой. Несколько лет назад, когда выезжал из заповедника, встречался с одной девушкой из Таксимо — на самом севере, на ветке БАМа. Хотела она замуж за меня выйти и договориться через знакомых о новой работе, чтобы хорошие деньги в семью нести: рыть золото на тамошних приисках. Мне страшно стало: чтобы я променял вот эту заповедную красоту на ямы в земле! Нет! — рассказывал Юрий, пока мы с ним поднимались на самую высокую гору у бухты Аяя, чтобы оценить красоту с высоты полета орла, — на скальный выступ Страж (или Шаман–камень).

В далеком дремучем прошлом тут жил великий шаман, который следил, чтобы в окрестностях бухты появлялись лишь люди с чистым сердцем, а тех, кто желает зла, не пускал. Когда настало время ему уходить в иной мир, сильно опечалился: кто же будет охранять покой этих мест! Он совершил ритуал — и превратил себя в камень на самой вершине горы. Лицо шамана и сегодня можно увидеть в скале, если смотреть на нее с берега Байкала. Возникает ощущение: он наблюдает за тобой, видит насквозь, и если ты не несешь с собой зла и помыслы твои светлы, тогда пропускает дальше…

За два часа мы поднялись с Юрием на Шаман–камень, откуда открылся пейзаж, который, кажется, невозможно больше нигде увидеть на Земле. «Теперь понимаешь, почему я здесь решил остаться, а не рыть золото?» — спросил Юрий, стоя рядом на Страже, на камне шириной чуть больше метра, над самой пропастью.

Сверху был виден дальний мыс Лаканда: об него тормозятся все ветра, и высокие волны с озера не идут в бухту. На открытом море Байкал волны могут достигать и пятиметровой высоты, а в бухте — гладь да тишь. Там же, где мыс, но уже под водой находятся 70–метровые в глубину пещеры ледникового происхождения, которые не первый год исследуют ученые и аквалангисты.

Близ оконечности мыса в царское время было закрытое поселение… прокаженных: их сюда привозили, чтобы изолировать подальше, например, от жителей поселка Нижнеангарск и других мест. Уже в наши дни туда однажды решили подойти инспекторы заповедника — так их лодки словно отталкивала какая–то сила, не пускала на берег, где ничего, кроме лишайника, на камнях не растет, хотя и с одной и с другой стороны живая тайга…

Почти скрылась в холодном тумане далеко–далеко губа Фролиха, где в Байкал впадает одноименная речка, вытекающая выше из озера с таким же названием. Только в эту бухту катера не заходят — из воды поднимаются острые камни. Ученые считают: валуны (размером с дом!) сюда принес Фролихинский ледник — мощнейший на Байкале. С другой стороны Аяя на берегу лежала… ледяная глыба — не успела растаять даже к середине июля. Здесь самое холодное место: еще до того как появился заповедник охотники, что ходили на промысел, хранили летом среди ледяных глыб мясо.

11_burjatija_4

Когти медведя–великана

Со Стража было видно и озеро Фролиха (тунгусское название — Нерунда), окруженное горами, самая высокая из которых — Медвежья. По легенде, когда леса были большими, а горы совсем маленькими, на одной из них жил медведь–великан. Но настало время страшных перемен. Словно рука великана стала раздвигать леса для мощных рек, сносящих валуны будто песчинки, а горы вдруг начали расти.

Медведь стал соскальзывать с любимой горы, и там, где цеплялся когтями, остались глубокие борозды. Он свалился с горы, а потом, уставший, уснул у подножья. Две реки, которые спадали с неба, унося оттуда на Землю звезды, обтекали медведя — и разбегались в стороны. Потом медведь встал, стряхнул с себя звезды, которые жгли шкуру, и ушел, а воды рек заполнили место, где он лежал и ворочался во сне. Так появилось озеро Фролиха (длина около 9 километров, глубина более 80). Над ним по сей день возвышается огромная Медвежья гора, у подножия которой часто слышен рев зверя, скучающего по дому и видящего борозды от своих когтей…

На следующий день мы отправились к озеру с инспектором Артемом Комарцевым — навестить его брата Андрея, тоже работника заповедника: он постоянно живет около Фролихи в небольшом ладном зимовье и следит, чтобы в охраняемых местах не появлялись браконьеры.

— Если бы не создали заказник, так они всю рыбу переловили бы да зверя повыбили! — в сердцах произнес Артем. — А ведь тут в озере водится уникальная для всей Сибири красная рыба даватчан — реликтовая форма, сохранившаяся с ледниковой эпохи. И растения здесь не менее уникальные. На озере нашли два растения, причисленных учеными к доледниковым реликтам, — полушник щетинистый (на вид пучок темно–зеленых шиловидных листьев) и шильник водяной.

Искупаться в… кипятке

Природа на Севере дикая, не тронутая человеком, и если он относится к ней с уважением, здешние духи охотно подарят гостю и силу, и здоровье. Здесь из–под земли выходят на поверхность горячие целебные источники. Одно такое место на границе заповедника — Хакусы. Тут неустанно следит за порядком Сергей Моисеев: он приехал на Север, когда строили БАМ, а потом переселился в тайгу и живет постоянно в домике около горячих источников.

11_burjatija_3— Об источниках есть записи 1703 года — русских первопроходцев, хотя тунгусы, жившие здесь издревле, всегда знали о целебных ключах, — говорит Сергей Николаевич. — В советские годы сюда на катерах с противоположного берега Байкала ездили работники БАМа поправлять здоровье. Вода тут исключительная!

Из–под горы бьет источник, температура которого 76 градусов (решил в нем постоять, погреться, но выдержал секунд пять! — И. М.), рядом протекает другой — 54 градуса, около него третий — 46. Мы небольшие бассейны деревянные оборудовали, чтобы можно было полежать в горячей воде (течет из–под земли со скоростью 85 литров в секунду) даже зимой, когда все кругом покрыто льдом, а мороз ниже 40. От каких болезней можно вылечиться? От любых! Я знал людей, которые сюда приходили, опираясь на клюку, а уходили спустя две недели — и чуть ли не пританцовывали. Ученые из Томского института проводили исследование — обнаружили в воде чуть ли не всю таблицу Менделеева!

Сергей Николаевич звал в гости жителей Латвии, чтобы они ощутили всю силу севера Бурятии и научились, европейцы, жить в гармонии с миром, не разрушая ничего вокруг ради собственного мнимого комфорта. «Сибирь — хоть и суровый край, но многие, пожив тут, утверждают: она теплая! Ты здесь получаешь благословение самой Природы, и на душе становится теплей», — сказал мне хранитель горячих источников и пожелал удачи в путешествии еще дальше на север.

(Продолжение читайте в следующих номерах газеты.)

За помощь в организации экспедиции корреспондент «Вести Сегодня» благодарит директора пивзавода Bauskas alus Владимира Барскова.

Читайте также:
Моя старшая дочь Диана вышла замуж за индуса и теперь живет в столице Индии, Дели. Уже 9 месяцев. Конечно, скучает. Поэтому я здесь. Живу в семье и вижу ...
Несмотря на то, что лето, традиционное время отпусков, уже завершилось, люди продолжают путешествовать, вовсе не желая отказывать себе в удовольствии ...
Кто раскроет тайну Ладака — "малого Тибета", спрятавшегося среди хребтов между Пакистаном и Китаем?
Город, о котором знают все — и никто
Амристар — "город богов", в котором на острове посреди пруда стоит легендарный храм из чистого золота Хармандир–Сахиб, и охраняют его вооруженные ...
Или кто–то, может, еще поспорит, что Индия — место на планете Земля? Те, кто убежден в этом, сильно ошибаются, ну или ездят по той Индии, что предлагают ...
.