20 Октября, Пятница

Раймонд Паулс: «Я больше не надеюсь получить свои деньги»

  • PDF

01_pauls«Я так устал от этой истории со Сбербанком!» — признается в разговоре с «ДВ» Раймонд Паулс, который как вкладчик потерял при банкротстве банка почти миллион латов. «Надо мной же буквально издевались в суде.

Я уверен на 100%, что никогда не верну назад свои деньги», –— говорит он «ДВ». Разговор с Маэстро получился эмоциональныи.

— Сейчас, спустя два года, вы знаете, в чем была ваша главная ошибка?

— В том, что я был слишком доверчивый. Я верил Ивару Приедитису. Я ведь знаю его еще с комсомольских времен. Тогда я был абсолютно уверен, что если что–то будет плохое с банком, то он обязательно подаст мне сигнал. Сейчас я понимаю, что я был слишком наивный. Что тут говорить, я же ему позвонил за три дня до  начала проблем в банке, и он мне ответил, что не надо волноваться — все в порядке.

Я, конечно, успокоился. Особенно после того как министр финансов Вилкс и все правительство заявили через СМИ, что это чисто литовские проблемы и на Латвию они не распространятся. Но теперь я вижу, что правительство прекрасно знало, что в Сбербанке. Что через него каждый месяц уходят по 2 млн. латов на финансирование airBaltic и что это когда–нибудь закончится плачевно.

Но как об этом могли знать мы, простые вкладчики? Мы свято верили  надзорным органам, которые уверяли, что следят за Сбербанком. Но что я вижу теперь? Тогдашние виновные в крахе банка, те, кто не смог обеспечить его безопасность, — Ирена Крумане (глава Комиссии по надзору за рынками финансов и капитала. –— Прим. авт.) хорошо устроилась в Банке Латвии и не привлечена по этому делу.

— В какой период вы написали заявление о снятии своих денег со счетов?

— Это было точно после 17 ноября, но банк еще не был закрыт, значит, до 21 ноября.  Уже после я узнал, что якобы существуют какие–то списки своих и не своих людей. Не знаю, правда это или нет. Но если это правда, то у меня просто нет слов…

–А  вам не предлагал кто–либо за отдельную плату получить свои депозиты?

— Предлагали. Но это были люди, с которыми я даже говорить не стал. Потому что это бандиты какие–то. Я помню, что еще после краха банка «Балтия» подошли ко мне трое и сказали, что вернут деньги, но надо заплатить им проценты. Я сразу отказался. Это ведь уже второй банк в Латвии,  в котором мы теряем деньги. И самое главное, что всегда все концы в воду.  Сам я прочитал ваше интервью с Приедитисом в ноябре прошлого года и из него узнал, что существуют какие–то избранные клиенты банка. Это же преступление! Обидно только то, что если бы я эти деньги вложил в какой–то бизнес, то потерять их было бы не так жалко: погорел — сам виноват.

— Вы пытались получить свои депозиты через суд? Больше не будете бороться?

—  Больше заниматься этим нет смысла. Мы же, если помните, с владелицей издательства Santa подали жалобу в Конституционный суд. Но там же нам сказали, что все сделано правильно. Кстати, мы же подали в суд иск даже не из–за денег, а из–за отвратительного к нам отношения. С нами в тот период вообще никто не хотел общаться. На суд пришли пять разных представителей от комиссий и каких–то подкомиссий, и все были настроены против нас. Нас в этом суде  просто уничтожили морально. Этот Кутрис (Гунар Кутрис –— председатель Конституционного суда. –— Прим. авт.) старался больше всех. Он говорил, что все сделано законно и в интересах общества. Понятно, что Кутрис был пешкой во всем этом деле и, что ему говорили делать, то он и делал. Господи, вдумайтесь: в интересах общества! Мы своими деньгами оплатили вклады других людей, и это — в интересах общества. Абсурд какой–то.

— Вы пытались действовать через парламентскую комиссию сейма, которая занималась расследованием этого дела?

— Да, я позвонил депутату Андрею Клементьеву, чтобы узнать, почему больше не работает парламентская комиссия по расследованию краха Сбербанка. Он сказал, что все документы, которые комиссия запрашивала у Кутриса, шли под грифом «Секретно». А тот депутат, который руководил этой комиссией сейма, так он сейчас мэр Даугавпилса. То есть все как–то хорошо со временем устроились.

— А в то, что Владимир Антонов обещал вернуть вам деньги, не верите?

— Конечно, не верю. Это же болтовня. Я ведь даже обращался к Степашину (Сергей Степашин — бывший глава МВД, бывший председатель правительства РФ и Счетной палаты. — Прим. авт.), как–то пытался действовать через Москву, но все безуспешно.

— Почему Приедитис в интервью «ДВ» сказал такую фразу: «Сидел бы Раймонд Паулс тихо, то получил бы свои деньги»? Вы не сидели тихо?

— Я не знаю, почему он так сказал. Наверное, речь шла о тех судах, с помощью которых мы пытались получить свои средства назад. Такое впечатление, что весь этот судебный процесс был частью одной игры. Мы ведь не сами туда пошли, нам предложили это сделать. Очень странно вел себя адвокат. И видимо, кому–то было выгодно сделать окончательный процесс, указав нам на свое место. Я вам больше скажу: я никогда не чувствовал себя так отвратительно, как на этом суде. Меня просто облили грязью. Представляю, что и другим вкладчикам Сбербанка не лучше, чем мне. Я видел пожилую женщину, которая продала дом за 2 миллиона, доставшийся ей в наследство. И все деньги у нее пропали.   Возможно, что там были и деньги чеченцев и еще кого–то. Не зря же Антонов прячется в Лондоне. Боится.

— Но вот в понедельник его могут выдать Литве.

— Да не выдаст его Англия. Березовского же не выдали. Почему Антонова выдадут? Если честно, то мне уже надоела вся эта история. Ко мне же на улице подходят. Одни меня жалеют, другие высмеивают. Подходит ко мне какая–то дамочка и начинает: «Вот мы вам поможем, не волнуйтесь, мы соберем для вас деньги». Да не хочу я этого! Более того, я не надеюсь получить деньги из Сбербанка. И с этим надо просто смириться. Слава богу, я умею работать.

Я вижу, что во всей этой истории были и еще будут сплошные махинации. Этот банк просто разграбили. Ведь если бы банк решили спасать, то все наши вклады остались бы в сохранности. Но тогда другие люди не смогли бы на этом заработать. Посмотрите, какие большие деньги зарабатывает администратор на этом деле. Это же самый доходный бизнес в Латвии сегодня. Страшно подумать. Хоть уезжай из этой страны…

Читайте также:
Социальный антрополог, доктор философии Робертс Килис вернулся в науку из длившейся несколько лет командировки во власть.
Кажется, единственной задачей правительства Лаймдоты Страуюмы в отношении образования является перевод всех русских школ на латышский язык обучения ...
Национальная идея существует или, точнее, должна быть и у Латвии. Только она заключается не в принятии преамбулы к конституции и не в переводе всех ...
Рижский общественный транспорт стал единственной отраслью в стране, где в этом году снизились тарифы. Стоимость проезда в Риге для всех жителей страны ...
Вчера правящие партии подписали проект преамбулы к конституции Латвии.
А что говорит христианская мораль: защищать русские школы или смириться?
.