17 Декабря, Воскресенье

Россия поможет. Было бы чему помогать…

  • PDF

sungorkinВладимир Сунгоркин напомнил старую истину: никто не даст нам избавленья — ни Бог, ни царь и не герой…

Владимир Сунгоркин начинал в «Комсомольской правде» в 1975 году стажером, взятым в столицу из «глухого угла». Сегодня он главный редактор и генеральный директор этой самой тиражной ежедневной газеты России. А на прошлой неделе приехал в Ригу по приглашению клуба «Формат А3». На встрече с читателями и почитателями был открыт для всех вопросов, кроме самых уж космогонических. «Что сегодня может объединить всех людей, например суннитов и шиитов?..» — «Думаю, только мать сыра земля». Мы представляем вам несколько его реплик на избранные темы с этой встречи.

О Латвии

— Когда мы все были еще в угаре от демократии, то организовали у вас в Елгаве на РАФе первые в стране выборы директора завода рабочими. Победил тогда Виктор Боссерт, сейчас он то ли на BMW, то ли на пенсии уже… Мы тогда были молодые, с технологиями манипулирования массами незнакомы. И все думали: все три кандидата были хорошие ребята. Почему же Боссерт победил? А он в решающий момент вышел на сцену перед недоверчивым рабочим классом в майке копеечной, повернулся — а день был жаркий — и говорит: «Видите, у меня вся спина мокрая. Я буду так работать, что она у меня всегда мокрой будет!». Народ выдохнул и зааплодировал. И выбор был сделан.

— Как в российских СМИ было отражено вступление Латвии в еврозону? — спросил коллега из «Латвияс авизе».

— А вы какой ответ–то ждете? «Это ж надо, латыши–то как обнаглели, что творят?!» Для нас вообще не существует этой темы. Ну вступили и вступили — хоть монгольские тугрики вводите, вы суверенная страна. Или вам обязательно надо шаг сделать и посмотреть, как там Россия — проглотила? Нам единственно важно, чтобы шпроты у вас были хорошего качества.

— А какой в России вообще видят Латвию? — спросили в записке из зала.

— А какой в Латвии видят Тамбовскую область? Вы ее видите вообще, нет? А еще есть Республика Марий Эл у нас такая. Ни я ее не вижу, ни вы ее не видите.

— Вы слышали что к 2018 году в Латвии собираются закрыть русские школы?

— Слышал, но это вопрос не к России, а к вам. Это вы, если не согласны, должны создать движение гражданского сопротивления. Россия готова помогать, когда видит, что внутри страны есть мощное гражданское общественное движение. А у вас сегодня русские разрозненны, русская партия нигде не представлена… Я сегодня на радио выступал, в эфир звонок: «Я русский человек…». Ну, неплохо, начало радует. «Я считаю провокацией заявление Лаврова об открытии российских школ в Латвии», — продолжает этот «русский человек». Ничего себе русские люди у вас тут… У меня в Москве в 300 метрах от дома англо–американская школа, где с 6 лет учат на английском языке, и никто ее не поджигает керосином — еще и очередь туда. Не будет здесь никому нужна российская школа — сама закроется. Хотя мне кажется, дети там с удовольствием будут получать образование. Вот французская школа Жюля Верна, мне подсказывают, есть же в Риге?

О России

— Скажите, почему до сих пор не сел «мебельщик» Сердюков?

— Не так все просто с Сердюковым. Ну да, в юности у многих всякое бывало — некоторые даже работали в мебельных магазинах. Это злодеяние, конечно, но не самое большое. А потом он возглавлял налоговую инспекцию района, города, потом области, потом всей страны. И зарекомендовал себя грамотным организатором. Потом его бросили на армию, и тут генералы с полковниками, расправив плечи, стали кричать: что это такое?! Беспредел! Мы должны возродить Отечество, а не позволять всяким мебельщикам руководить армией, мать–перемать. Что в переводе на русский означало: не лезьте к нам, мы сами будем воровать. Ведь он наступил на хвосты многих выдающимся на ниве хищений генералам, а кроме того, этот нехороший человек хотел, чтобы ВПК выпускал качественную технику по приемлемым ценам. Как реформатор он сделал много хорошего для армии, но это хорошее неизбежно создавало массу обиженных. При этом Сердюков обладает хамоватым характером, плюс личная жизнь, плюс квартира Васильевой о 13 комнатах — и в итоге его с песнями и свистом выносят из министерства… Значит ли это, что он должен непременно сесть?

05_sungork — А почему не сидит Ходорковский?

— Я лично всегда считал, что ему и не надо столько сидеть. Он нормальный человек. Злодей? Но у нас таких злодеев еще человек семьсот наберется. Или вы хотя бы десятка четыре на зону отправьте, или этого отпускайте, а то не по–пацански как–то… Есть много версий, почему его выпустили, но на самом деле самое интересное — это поведение Ходорковского после выхода на свободу. Все же ждали лозунга «Банду Путина под суд!», а он вышел — и вся либеральная общественность в шоке. А Кавказ? Нет, не отдадим. А вы кто вообще по убеждениям? Вообще–то националист русский. В чем–то. Вообще–то я и за Путина где–то, получается…

Ну давайте трезво посмотрим на наш ХХ век. Сталин в ГУЛАГ отправил всех, на кого патронов не хватило. Хрущев кукурузу в Заполярье сеял. Брежнев вообще спал все время. Черненко, Андропов — мельком. Горбачев — «пожили неплохо», все помним. Борис Николаич, да… Выходит, лучше Путина ничего и не было. Конечно, «если бы брови Леонида Ильича, да к развязности Ивана Никифоровича…», но давайте реально смотреть на вещи.

Про Украину

— Проблема в том, что никто не называет вещи своими именами. На Украине существует какой–никакой, но законно избранный президент. Причем международное сообщество признало, что на этот раз выборы проведены идеально. Парламент тоже избран идеально. И вот выходят люди на улицу: а нам он не нравится — пусть уходит. Почему? Потому что мы за евроинтеграцию. Ну, идите в парламент, вы же его избирали. Нет, он нам тоже не нравится — пусть уходит. Это вообще–то называется государственный переворот, а нам пытаются рассказать историю про мирных демонстрантов, осуществляющих свое право на мирный протест.

— А не пора ли России вмешаться? — этот вопрос дополнили репликой из–зала. — Например, ввести танки на Майдан!

— Знаете, я сам был свидетелем, как перед прошлыми президентскими выборами на Украине Путина все подталкивали: Владимир Владимирович, скажите свое веское слово за Януковича, у вас огромный авторитет на Украине, промедление смерти подобно, западенцы наступают, а Янукович наш, наш на сто процентов. И Янукович — да, я за Россию, дружба, жвачка, фестиваль. В итоге Путин очень не хотел, сам был свидетелем на совещаниях, но доконали советники–эксперты. Сказал. И в итоге получили от «братской Украины» по полной: крики, вопли, шум, чего лезете в наши внутренние дела своими имперскими руками. Это все при Януковиче, который себя показал как такой… странный дядя. Путин сделал выводы. Накануне моего прилета к вам мы взяли интервью у Пескова (пресс–секретарь Путина. — Ред.), и тот озвучил четко позицию: «Россия вмешиваться в этот конфликт не будет». Точка. Пусть поляки — куда ж без них. Пусть прибалты, пусть американцы ходят там с печенюшками, Россия спокойно стоит в стороне. Вы незалежные — сами и разбирайтесь. Расколется страна — тогда посмотрим. А сейчас у нас просто нет там силы, которой мы могли бы доверять. Там жулик на жулике сидит и жуликом погоняет.

О личном

— Старший сын работает компьютерщиком в газете «Вечерняя Москва». Две дочери в смутные времена в Англию уехали учиться, не стали патриотками, теперича там живут, сюда только приезжают. А младший сын маленький еще. Но я его уже никуда не отправлю, так что вырастет патриотом.

Еще о России

«В России, так получилось, нет институтов гражданского общества — тех, что могли бы обеспечить стабильность. Я не виню в этом ни Путина, ни „кровавый режим“. Путин решал главную проблему — выживания России. И по ходу решения этой проблемы — сохранения государства — были затоптаны зачатки институтов гражданского общества.

Сейчас началось восстановление. Но мы достаточно надолго, лет на 10–15, обречены на самодержавную власть. Это же вся история России свидетельствует: как только мы допускаем реализацию любимых иллюзий „Новой газеты“ — что надо Путина ослабить и быстренько создать демократические декорации, все рассыпается.

В 1917 году все рассыпалось: к февралю создали парламентскую республику, а к ноябрю имели диктатуру. В 1991–м снова демократия безбрежная, а к 1999–му стояли на пороге развала России по югославскому сценарию.

И если роль лидера — Путина ли, президента ли, тандем их там или дуэт — подорвать нашими дружными усилиями, то мы получим очередной хаос, Россию разорвут на части. Причем не внешние враги, а сами же и разорвем: губернатор Лужков будет тащить к себе, Шаймиев — к себе, Кавказ — к себе, а Дальний Восток отвалится».

Из интервью Slon.ru. 2010 г.

О газете

«Они — Кремль — не всегда нами довольны. Я периодически получаю недовольство и ставлю те или иные материалы, которые, знаю, вызовут недовольство. Но не могу их не поставить, ничего с собой не могу поделать. Кроме радости общения с премьером у меня есть еще и проблема доверия к газете.

Понимаете, газета решает интересную задачу — каждое утро 500 000 человек должны прийти, в кулачке зажав 10 рублей, и купить газету. При том что бесплатных газет навалом, есть и дикое количество почти бесплатных губернаторских газет. Зима на дворе, скользко, а он берет 10 рублей и ползет в киоск как на амбразуру. И мне надо убедить, что и завтра газету он должен купить.

Думаете, на одной любви к Путину я эту проблему решу? Ни фига! Издается столько любвеобильных газет, поганеньких — они любят свое начальство, но ведь никто не покупает их!»

Из интервью Slon.ru. 2010 г.

Читайте также:
Социальный антрополог, доктор философии Робертс Килис вернулся в науку из длившейся несколько лет командировки во власть.
Кажется, единственной задачей правительства Лаймдоты Страуюмы в отношении образования является перевод всех русских школ на латышский язык обучения ...
Национальная идея существует или, точнее, должна быть и у Латвии. Только она заключается не в принятии преамбулы к конституции и не в переводе всех ...
Рижский общественный транспорт стал единственной отраслью в стране, где в этом году снизились тарифы. Стоимость проезда в Риге для всех жителей страны ...
Вчера правящие партии подписали проект преамбулы к конституции Латвии.
А что говорит христианская мораль: защищать русские школы или смириться?
.