20 Августа, Воскресенье

Право на самозащиту

  • PDF

05_protestА что говорит христианская мораль: защищать русские школы или смириться?

…Главе Латвийской католической церкви Збигневу Станкевичу я позвонила, чтобы в рамках нашего опроса пятничного опроса в двух словах узнать его мнение относительно протестов против полного перевода образования на латышский язык. Но он предложил обсудить проблему глубже…

— Честно говоря, вначале я хотел совсем отказаться отвечать на ваш вопрос, — признался архиепископ–митрополит Станкевич уже в резиденции. — Все–таки не мое это дело — русские школы. Но потом подумал, что если в доме разгорается пожар, то каждый должен сделать все возможное, чтобы погасить его в самом начале. Потому что раздувать конфликт на пустом месте всегда находится много желающих, а в результате мы можем получить то, что происходит сейчас на улицах Киева. Но нам это не нужно. Нам нужно решать острые вопросы путем диалога, исходя из того, что каждая культура, в том числе русская, — это богатство Латвии.

— Об этом много говорят, но на деле диалог не очень получается.

— У кого как. У нас, например, в католической церкви русский язык для священников является обязательным. Из ребят, которые приходят учиться в нашу духовную семинарию, подавляющее большинство им владеет, остальных учим. В прошлом году одного семинариста для этого даже отправляли на практику в Санкт–Петербург.

В главном, я считаю, надо понять опасения латышской стороны. Ведь сколько лет прошло, но даже русские школьники, будем говорить откровенно, латышский знают плохо. Знакомый священник рассказывал: ходил в русскую школу — кроме как «лабдиен», больше они ничего не знают. И это понятно — их ведь учат учителя, которые сами слабо владеют латышским. Но проблему надо решать не путем эскалации конфликта, а по сути, с умом. Цель ведь какая: чтобы каждый житель Латвии изучил латышский язык.

— Если бы у Латвии была такая цель, латышский язык все давно бы выучили. А репрессии, штрафы, увольнения с работы — это для того, чтобы людей унизить, возвыситься над ними. И что им в этой ситуации — смиренно дожидаться 2018 года, когда закроют их школы?

— Нет, если люди видят проблему, надо стараться ее решить. Впереди 4 года, есть время вытащить на дневной свет все вопросы и обсуждать их, а не просто кричать, что наших бьют. Сегодня вокруг этого слишком много эмоций и слишком мало прагматизма. Не думаю, что власть настолько категорична, что откажется прислушиваться к мнению русских родителей.

05_pastor

— До сих пор мудрости она не демонстрировала. В итоге очень многие русские родители просто уезжают отсюда с маленькими детьми — подальше от идеалов «Вису Латвияй!» с их «латышской Латвией».

— Эту информацию об отъездах стоило бы обобщить — это один из аргументов серьезной дискуссии. Но опасения латышской стороны тоже надо стараться понять, ведь если тенденция советского времени в отношении латышского языка продолжится, он просто «рассосется». У каждой медали есть две стороны, которые составляют одно целое, и истину надо искать вместе, в диалоге.

— Но смотрите: гей–парады остановили не переговоры, а именно протесты. Не беспокоит ли вас мировая тенденция, когда люди, приближенные к власти, прикрываясь демократией, фактически силком навязывают обществу чуждые им ценности. Секс–меньшинства — свои, латышские «патриоты» — свои.

— Ситуацию с гей–парадами я вижу иначе. Агрессия, когда их участников забрасывали экскрементами, вызвала в обществе обратный эффект. Им стали сочувствовать даже те, кто не поддерживает однополые отношения. После этого я призывал активно не противодействовать гей–парадам, а прийти и помолиться за заблудших. И в церкви народу было больше, чем на улице, — парад просто провалился.

— Он не провалился, он просто спрятался в парке за закрытыми воротами. И спрятался все–таки не от молитв. И эту чуждую для нас идеологию наверняка продолжат нам навязывать.

— Я согласен, что это ложно понятая демократия. Я бы даже сказал, это раковая опухоль на теле прав человека. Но и здесь есть две стороны медали. Важно не идентифицировать идеологию и отдельно взятого гея. Важно помнить, что он тоже человек, который имеет собственное человеческое достоинство. Бог любит его так же, как и любого другого. Он дал ему свободную волю и дал ему право ошибаться.

Зачастую геи — это несчастные люди, которых либо изнасиловали когда–то, либо развратили. Сбили с пути истинного, а потом подвели под это идеологию и убедили его в том, что на самом деле он не жертва, а все, что с ним случилось, это нормально. Ложные идеологические установки он принял за правильный путь. Но он глубоко несчастный и израненный человек, который нуждается в помощи, об этом нельзя забывать.

— Геи могли бы жить себе спокойно без всяких парадов, но им же важна демонстрация победы безумия над традиционными ценностями. Скоро педофилию и инцест объявят нормой! А чтобы однополые пары не оставались бездетными, государство уже получает полномочия забирать детей из нормальных семей по поводу и без. Вот вам уже противоречия с Божьими заповедями.

— Идея защиты детей по сути хорошая. Они не являются собственностью родителей, и те не могут делать с ними все, что захотят. Если они безжалостно бьют своих детей, унижают их, используют для достижения своих корыстных целей, то они не родители, а изверги. И этим теряют право на детей. Но идеология, проникая в эту систему, уродует правильную идею. Я слышал жалобы, что уже и у нас были случаи недостаточно обоснованного изъятия детей из семьи.

Мы в Латвии должны понимать, что нам полезно, а что вредно, и закрывать двери перед тем, что дурно пахнет. И перед внешней опасностью должны сплотиться все: и латыши, и русские, и поляки, и евреи… И примириться наконец в своих спорах. И тут роль церкви и христианских конфессий незаменима, потому что примириться прежде всего можно в Господе. Если у нас общая вера, общее Евангелие и мы знаем, что должны любить друг друга и что истина освобождает человека, тогда мы призваны искать эту истину вместе.

— В церкви мы все всё правильно понимаем, но выходим и голосуем за разные партии…

— Это нормально, одна партия будет только на Небе. Пусть у нас разные политические опции, но они не должны делать нас врагами. История церкви тоже непроста, в ней немало кровавых страниц и противоречия случались похлеще, чем между политическими партиями. Но опыт дает нам понимание того, что Евангелие несовместимо с насилием. Защита самого себя, своих детей, отечества допустима, но агрессия — нет.

— В Ветхом Завете Господь приказал Аврааму принести ему в жертву сына. Авраам беспрекословно поспешил исполнить волю Господа, и лишь в последний момент Ангел остановил руку отца от заклания. Что показывает: соответственно христианским ценностям только отец властен распоряжаться своим ребенком и знать, как для него будет лучше. А теперь у него отбирают это право разные Друвиеты.

— Авраам был верующим человеком и искал воли Божией, потому был готов принести жертву. Но если отец алкоголик, изверг, то теряет свое отцовское право. Это в принципе. Касательно русских школ, право родителей это одна сторона медали, но и у государства есть право требовать от граждан знать государственный язык.

Я согласен, что проблема есть, но интересы обеих сторон надо привести к гармоничному знаменателю. Когда людьми манипулируют в политических целях — это преступление. Все–таки политические власти должны служить народу, а не навязывать ему свои идеологические установки. Но опять же — обязанность народа в Божьем плане можно сформулировать словами апостола Павла: «Нет власти, которая не от Бога». Сами выбрали их, а потом бросаем в них камни. Нет уж, раз избрали, надо стараться с ними работать.

— Бывают власти явно преступные, неужели все терпеть?

— Есть социальное учение церкви, которое говорит: если власть несправедлива и она начинает ущемлять своих граждан, наносить вред их душам и здоровью, люди, конечно, должны сопротивляться. У них есть право на самозащиту. Но это экстремальная ситуация. Демократическая власть избрана народом, он же за нее и несет ответственность.

— Не все русские несут — 300 тысяч до сих пор лишены гражданства, они эту власть не выбирали.

— Тут внутри есть и более глубокая мысль. То, что Бог допустил, все имеет смысл. Допуская, скажем, до власти человека несовершенного (а все мы, люди, несовершенны, совершенен только Бог), он дает нам возможность возрасти в зрелости человеческой и христианской, стать лучше. Потому что принять человека несовершенного сложнее, чем праведника. Надо потрудиться, научиться терпеть, договариваться, где–то отстаивать свое, а где–то уступать.

Ответственность у русских жителей Латвии какая — изучить латышский язык, это тоже требует смирения. Сам помню, работая инженером, слышал, как некоторые отказывались учить «этот собачий язык». И латышам нужно терпение и смирение. Всем вместе надо садиться за стол переговоров и искать подходящее решение. Что поделаешь, несовершенное государство с несовершенными гражданами и негражданами. Этот тот материал, с которым мы должны работать, ведь каждый из нас несовершенен. Когда мы все это поймем, будем легче понимать других.

Читайте также:
Социальный антрополог, доктор философии Робертс Килис вернулся в науку из длившейся несколько лет командировки во власть.
Кажется, единственной задачей правительства Лаймдоты Страуюмы в отношении образования является перевод всех русских школ на латышский язык обучения ...
Национальная идея существует или, точнее, должна быть и у Латвии. Только она заключается не в принятии преамбулы к конституции и не в переводе всех ...
Рижский общественный транспорт стал единственной отраслью в стране, где в этом году снизились тарифы. Стоимость проезда в Риге для всех жителей страны ...
Вчера правящие партии подписали проект преамбулы к конституции Латвии.
1 апреля латвийским потребителям будет не до смеха. Во–первых, либерализация рынка электроэнергии, вопреки всем экономическим теориям (ведь ...
.