18 Декабря, Понедельник

И жизнь, и слёзы, и любовь…

  • PDF

09_albom_2Функцию социальных сетей у наших предков с успехом выполняли… домашние альбомы

О сколько нам открытий чудных… готовит Академическая библиотека им. Я. Мисиня! Помимо десятков тысяч бесценных инкунабул и старинных фолиантов в здании на улице Рупниецибас в Риге хранятся и рукописные семейные альбомы начиная с середины XVI века. Их можно назвать своеобразными литературно–бытовыми альманахами. Сотрудник библиотеки Айя Тайминя более десяти лет исследовала это уникальное наследие. Ее изыскания нашли отражение в только что изданной и богато иллюстрированной книге Album Amicorum.

«Вести домашние альбомы считалось хорошим тоном в каждой образованной семье, — рассказывает Айя. — Небольшие книжицы в тисненых переплетах заводили студенты и генералы, медики и духовные лица, матери семейств и девушки на выданье…»

Кстати, юных девиц эта мода захватила лишь в XIX веке, а до того альбомоведение было поголовным увлечением юношей.

Страницы альбомов предназначались для друзей и уважаемых гостей дома, которые оставляли на листках плоды своих размышлений, признания в любви, впечатления, воспоминания, наблюдения, стихи, цитаты, автографы, рисунки и засушенные цветы.

Войны и лихолетья не пощадили домашние архивы. В библиотеке Мисиня сохранилось не так много этих свидетельств социальной памяти. В каталог, который подготовила Айя Тайминя, включены 25 альбомов, которые хранят как имена персон, известных в кругах историков, краеведов и искусствоведов, так и совершенно безвестных персонажей, которые бесследно канули в Лету.

Я полистала несколько таких раритетов и была поражена красотой каллиграфических почерков и безупречной техникой рисунков в стиле ампир и бидермейер. А ведь авторы — не профессиональные художники. Вот что значит классическое образование! «А вы обратите внимание — авторы свободно писали на нескольких европейских языках и латыни. А кто хотел показать свою ученость — оставляли записи на греческом, еврейском и арабском языках!»

Почему вообще возникла такая традиция, продержавшаяся несколько веков? Ответ очевиден — это форма общения, более интимного, чем устная беседа. В письменном послании можно блеснуть эрудицией, выразить чувства, поделиться сокровенными мыслями. Есть в альбомах и шутливые сентенции, и лирические, и философские. По сути это предтеча социальных сетей. Технологии меняются, а потребность человека в общении остается. Как и желание зафиксировать лучшие мгновения своей жизни. Чем, собственно, отличаются рассуждения пользователей на ленте Твиттера или фотографии туристов на Фейсбуке от дорожных заметок и зарисовок, которые оставил в своем альбоме студент–теолог из Риги Хенрих Брюллинг? Но все же есть отличия тогдашней эпистолярной словесности от неряшливой виртуальной коммуникации. Это культура речи. Наши интеллигентные предшественники излагали мысли грамотно, учтиво, проникновенно и в изящной форме.

Разобрать поблекшие чернила и готический почерк (а стиль письма менялся с каждым веком), расшифровать подпись под посланием или рисунком, найти сведения об авторе — тяжелая задача для исследователя. Это был кропотливый, но увлекательный труд.

«Исследовательская работа — интереснее телесериала. Потому что каждый день тебя ждут неожиданности и открытия», — говорит Айя Тайминя.

Хотя изначально она понятия не имела, что делать со всем этим богатством и с какой стороны подступиться к исследованию. Шведские коллеги, которые уже проделали подобную работу в архивах Стокгольма, подсказали Айе методику изысканий.

09_albom_1

Книга Таймини попала в руки библиофила и филокартиста Михаила Богустова и натолкнула его на интересное предположение: очень похоже, что столь привычные нам почтовые и поздравительные открытки родились из семейных альбомов — они даже по формату совпадают. Айе Таймине эта версия кажется очень правдоподобной. "Дело в том, что хорошо рисовать умели не все, и для них издательства стали печатать листочки с гравюрами. Можно было купить целый комплект таких картинок. На листочке с виньетками можно было написать какое–то изречение, в овальную рамочку поместить свой портрет и вклеить листок в альбом. Такие наборы с готовыми трафаретами выпускались большими тиражами пользовались спросом. Очень возможно, что позже эти отпечатанные типографским способом листки получили самостоятельное хождение, их стали печатать на плотной бумаге, а потом и посылать по почте — в конвертах или открытом виде.

Очень интересный материал в исследовании Таймини могут почерпнуть педагоги. Мы вот привыкли говорить, что современный мир — без границ. А ведь он и в прошлые века был открыт. «Связи интеллектуалов были очень тесными и совершенно естественными, — говорит Айя Тайминя. — Люди из состоятельных сословий свободно перемещались по миру, студенты, получив поддержку семьи или стипендию магистрата, могли поехать учиться в разные университеты Европы — по одному–два семестру в каждом, они слушали курсы у знаменитых профессоров. Эта география и калейдоскоп лиц находили отражение в альбомах, которые студенты брали с собой.

Например, записи и зарисовки молодого человека Хенриха Брюллинга из Риги показывают, где и у кого он получал образование, в каких кругах вращался, как делал карьеру. Посещая лекции в университетах Германии, он не стеснялся просить маститых профессоров написать ему в альбоме какие–нибудь наставления. В Нарве он жил по соседству с будущим вице–канцлером Российской империи Андреем Остерманом и самим Петром Первым. Хорошее образование, усердная служба в приходе и полезные связи позже сыграли свою роль в назначении Брюллинга на пост главы протестантской церкви в Прибалтийском крае.

Спрашиваю Айю: чем, по ее ощущениям, прошлые поколения отличаются от нынешнего?

»Уровнем отношений, — сразу отвечает она. — Они были тише, деликатнее, нежнее, что ли. Такой камерный стиль общения. Чтобы сочинить что–то небанальное для альбома, надо было собраться с мыслями, найти правильный тон, вспомнить подобающую случаю цитату. Альбомные записи содержат тонкие намеки, иносказания. В них все — и жизнь, и слезы, и любовь. Только надо уметь читать между строк. Причем это ведь обычные люди — от большинства из них только и остался что этот памятный знак — имя и несколько строк на пожелтевшей странице.

* * *

В заключение добавим, что объемный, богато иллюстрированный труд издан Латвийским университетом и заинтересует историков, культурологов, педагогов, искусствоведов, студентов.

Читайте также:
Всего 2% жителей Латвии не едят блины. Почти половина опрошенных, или 43%, блины едят один–два раза в месяц.
Сегодня на Кипсале стартует крупнейший в Прибалтийском регионе двухдневный фестиваль эротики Erots 2014 с грифом "от 18 и старше".
"Карету мне, карету!". Нет, это не Чацкий в бессмертной комедии Грибоедова, это вольный пересказ вполне официального заседания оргкомитета ...
Ночью выпала пороша и прикрыла тонким слоем сухие кочки. Снег шел и утром. У крыльца сидит мокрый пес и усиленно моргает, снег падает ему на ресницы и ...
"Я ужасно боюсь!" — честно призналась в беседе с "Вести Сегодня" воздушная гимнастка Елизавета Резниченко, которая работает без всякой страховки
Этот парный танец обожают влюбленные всего мира
.