21 Сентября, Четверг

Рижский сыщик вспоминает

  • PDF

11_milicija_1Советскую милицию точнее всего характеризует ее изначальное, от 10 ноября 1917 года, название: рабоче–крестьянская. Сотни тысяч ребят от сохи и от станка делали головокружительную карьеру в органах внутренних дел.

Наш собеседник, Петр Фролович Грищенков, начал свой милицейский стаж почти шесть десятилетий назад.

Знакомство с Ригой

— На Смоленщине я окончил восемь классов. Куда податься? Хотелось романтики — в авиацию, на флот. Но я был гуманитарий, любил литературу, сам пописывал стишки, даже одну заметку местная газета опубликовала. Получил 35 рублей, купил рубашку. Я же сирота.

11_milicija_3А мой товарищ уехал в Ригу и поступил при Рижском судостроительном заводе в фабрично–заводскую школу. И я сюда прибыл осенью 1951 года — через полгода получил специальность слесаря–судосборщика. Ремонтировал корпуса больших океанских судов, строил маленькие катера. Поселился в общежитии на улице Эммас, одновременно ходил в вечернюю школу на Лашу. Когда окончил десятый, стукнуло 20 лет, и подошел призыв в армию.

Люди со средним образованием тогда для военкомата были находкой. Ведь даже военные училища (кроме военно–морских) давали только среднее образование. Мне предложили учиться в Киеве на офицера–танкиста. Не хочешь? Пойдешь рядовым.

И вдруг вызывают меня в управление милиции города Риги на бульваре Падомью, 2: «Хочешь в юридическую школу в Ленинград?» А там мои дядька с теткой живут. Увольняюсь с завода и получаю ленинградский адрес: почтовый ящик №… Дойдешь, мол, до первого милиционера, тебе скажут.

Школа советских шерлокхолмсов

— На Мойке, 45, почти напротив Зимнего дворца, увидел солидный особняк и массу снующих милиционеров и курсантов. Ну, думаю, попал — я эту форму в Риге побаивался. Она тогда на жандармскую была похожа: синяя, красный кант, клапаны. А куда деваться–то? Сдал документы, прописался в общежитии, все вступительные экзамены с первого захода. Стал знакомиться — оказалось, со мной из Латвии приехали еще человек пять. Будущий начальник полиции Алоиз Блонскис, Андрис Пориньш, который потом в «Латвияс яунатне» журналистом работал.

Стипендия у курсантов была 400 рублей — выше всех прочих. Нам хватало в складчину втроем на гражданский костюм, чтобы в форме девушек не стесняться, и на съем комнаты у старушки. Ходили погулять по Ленинграду…

В общем–то, там давалось обычное среднее специальное заведение — как техникум. Изучали историю и теорию государственного права, уголовное право, уголовный процесс. Были еще и две спецдисциплины — по агентурной работе. Готовили ведь из нас оперативников. Они были секретными — конспектировали в тетрадях, которые потом запирали в сейф. С этим дипломом я мог бы служить следователем, работать и судьей, и адвокатом. Окончил неплохо, середнячком.

Выпустили лейтенантом. Вернулся летом 1956 года в Ригу, в отдел кадров. А тут мест нет: «Поедешь в Екабпилс». Ну, говорю, тогда я обратно в Ленинград. «Нет, нет», — уцепились. И направили в… Юрмальский район Риги. До 1959 года Юрмала еще не была отдельным городом.

11_milicija_2

Нераскрытые убийства

— Жил я в общежитии на Красной Двине. Зарплата — 850 рублей. На трамвае до вокзала, а потом на дизеле до станции Булдури. 14–е отделение милиции находилось в аккуратном деревянном домике — он и сейчас цел. Два месяца там не было опера, и вот мне дают первое заявление, зарегистрированное, как положено. У преподавателя университета украли лодку. Но дело летом было, а сейчас только ветер гуляет по соснам! Мурыжил–мурыжил, так уголовное дело и не возбудил. А через несколько лет потерпевший мне преподавал… криминалистику. Встретились, посмеялись.

Что было страшное в те годы — серийные убийства таксистов. Садились, как правило, в Риге, ехали за город и стреляли в висок. Как определили эксперты, из ТТ. Забирали небольшие деньги. Последний эпизод случился как раз в Булдури.

На место происшествия выезжали целые бригады — тяжкое ведь преступление. Хотели поймать на живца, с полгода колесили на «победе» с зеленым огоньком. Я сам ездил сзади, лежа под сиденьем. Подсадим очередного клиента — но снова не то. Так эти преступления и остались нераскрытыми.

Лихая Москачка

— Когда я перевелся в Московский райотдел на Гоголя, зарплата лейтенанта после хрущевской реформы была уже 105 рублей. Встретились там с Блонским — тот по комсомольской линии двигался, а я был замкнутым, комплексы деревенского воспитания еще долго висели. Поздно начал танцевать…

Помню, как по наивности мне было трудно на первом допросе. Совершили попытку изнасилования девочки лет девяти. Я, еще не целованный, должен был ее расспросить (в присутствии дамы из детской комнаты милиции) и расписать литературным языком, как все было. Краснел я и белел…

11_milicija_4При каждом допросе спрашивали: «На каком языке желаете давать показания?» На латышском — звали переводчика. Сам я пошел в Дом учителя на углу Горького и Кирова на курсы латышского языка. Было тяжело, но научился кое–что понимать. Так что за моей спиной никто уже не мог говорить…

В уголовном розыске района работали пять человек, старики–практики: Толстой, Скрипко и мы, молодые–теоретики. Мой участок был — улица Киевас, кладбище, где собирались барыги и хулиганы. Район был большой — от улицы Суворова до Румбулы, а транспорта никакого не было. Только предприятия по графику выделяли полуторку. В основном ездили на общественном транспорте.

Вскоре открылось маленькое отделение милиции на рынке. Тогда рядом еще был такой Сенной рынок — видимо, в старину там действительно продавали сено, но при нас торговали одеждой и ворованным. Милиции это было выгодно: где–то кража совершилась — и добычу туда. Мы имели там, по науке правильно говоря, резидента. Посредника между оперативником и пятеркой агентов. Он приходил или звонил: вот такие–то часы появились. Покупатель–агент тянул время, а тут и мы: «Откуда товар?» Так и «кололи». Вообще часы тогда были самым модным предметом при ограблении. Ударил по голове — снял. Раздевали уже редко.

Котлеты по–каннибальски

— Естественно, я как холостой всем интересовался. Побывал в нашем милицейском музее, а там на одном стенде материалы про семью, которая после войны на нашей «земле», у вокзала, делала… котлеты из человеческого мяса.

Они ловко как устроили: мужик знакомился с приезжими, приглашал их на ночевку. Дома звал на кухню, а там под полом был провал. Нажмет на рычаг — и человек падает вниз, на острые штыри. Его добивают, разделывают, делают котлеты и продают.

Как раскрыли? Одному гостю удалось убежать. Подслушал, что они между собой шушукаются. Прибежал в наш отдел на Гоголя, и милиция быстро их повязала. Выяснилось, что они активно реализовывали котлеты среди солдат воинской части в Чиекуркалнсе. Когда офицер объяснил перед строем, из чего были котлеты, воинов рвало…

Потом суд, а смертную казнь–то тогда на несколько лет отменили. Отправили супругов в лагеря на 25 лет, потом срок уменьшили. Вышли они живы–здоровы и поселились потом в Межапарке.

Чижик–пыжик, где ты был?

— Конечно, времена менялись. После часов пошли норковые шапки — пыжики срывали с прохожих. Это ведь уже начало 60–х годов — МВД заменили на МООП, Министерство охраны общественного порядка, и пошли разговоры: не будем больше вербовать. Началось это поветрие, кстати, с Грузии — но не прошло. Агентура осталась, это самый действенный метод раскрытия преступлений.

В 1963 году я поступил заочно в Ленинградский университет, при конкурсе 10 человек на место. А тем временем получил интересное дело по меховой фабрике «Электра», что была в конце улицы Карла Маркса. Из дорогого сырья там шили кожаные шапки, шубы, пальто. Угрозыск вызвали на крупную кражу в цеху. Но на ловца и зверь бежит: любовница начальника цеха Колодия заявила на сожителя, что совершил кражу он! Она рассказала всю схему реализации, включая отправку краденого в Грузию. Мы очень быстро отработали это дело, с Блонским вместе.

(Продолжение следует.)

Читайте также:
Среди ее клиентов — известные актеры, телеведущие и другие знаменитости
Наши школы выжили и в более суровые времена
Психолог, экономист–теоретик и предприниматель–практик Игорь Волдемарович Злотников возглавляет Балтийский институт стратегических исследований ...
С 6 по 8 февраля 2014 года в Риге пройдет форум специалистов туристической отрасли Balttour, в котором будут участвовать свыше 350 профессионалов из более чем 15 ...
Соотечественнику в страну–соседку никто двери не закрывает!
Знайте и гордитесь: именно Латвия распахнула дверь в политику перед прекрасной половиной человечества — в 1905 году на выборах латвийских ...
.