18 Декабря, Понедельник

…А Таль стоял на воротах

  • PDF

10_40ja_1Воспоминания о первом выпуске знаменитой 40–й школы

Рижанин Александр Ф. — из самого первого выпуска легендарной 40–й школы. Десятый класс окончил в 1956–м. Помнит и учителей, и город той поры.

40–я в те годы мало чем отличалась от других — никакой английской специализации. Собеседник пришел туда после седьмого класса — окончил 81–ю семилетнюю на углу Ленина и Энгельса. 40–я только открылась. До этого на ее месте тоже была семилетняя — 77–я.

Классы — человек по 30. Английский преподавали, хотя его не особенно штудировали.

— Для чего? — спрашивает ровесник послевоенной Риги. — По заграницам не ездили, с иностранцами не общались, в повседневной работе он тоже мало кому был нужен. Кто хотел — мог совершенствоваться, идти в государственную библиотеку, брать книги на английском. Там их было полно.

10_40ja_2

Напирала на английский одна из одноклассниц. Слушала «Голос Америки» и обо всем рассказывала друзьям. О многом из того, о чем говорили, советские люди узнавали по официальным каналам спустя три–четыре дня. Но продвинутые ребята об этом заранее знали.

Преподавательницу английского не любили — в отличие от математички. Та поощряла творчество, ставила высокие отметки, если ребята находили свои варианты решения задачи.

— Мы с друзьями после уроков шли на Бастионку и чертили на газоне дополнительные варианты. На следующий день приходили — каждый с собственным. И хотя ответы не всегда сходились, учительница, если видела, что идея правильная, оценивала высоко, — вспоминает Александр.

Обязательной школьной формы в старших классах не было. Но никаких фантазий, у девочек — косички на голове. Когда кто–то приходил в капроновых чулках, вызывали родителей.

— Папиросами не увлекались, не пили, но и паиньками не были, — продолжает свидетель послевоенной жизни. — Если дрались, то строго соблюдали правило: лежачего не бьют.

Дрались не только из–за девчонок. В то время в моду входили «лондонки» — кепки, в козырек которых вставляли коротенькую, плотную резину. Потом козырек прошивали. Брюки дудочки и «лондонка» считались признаком крутизны. У Александра «лондонку» сорвали прямо с головы. Нападавших было четверо, но лица он запомнил. На следующий день вместе с товарищами вышли на обидчиков и по–мужски разобрались.

Случалось, и ему приходилось убегать — от превосходящих сил противника. На улице Петра Стучки это было несложно — вокруг школы тянулось много проходных дворов, через которые в два счета можно было попасть на Суворова — в район кинотеатра «Палладиум».

В теплые месяцы до посинения играли в футбол. Иногда целым двором уезжали на Юглу — в районе лесной школы была площадка. А после уроков шли на Эспланаду. От нынешнего памятника Райнису до улицы Бривибас тянулось песчаное поле, которое и становилось местом футбольных баталий.

— Собирались ребята из всех окрестных школ, болельщики. Из 22–й приходил Миша Таль. Он обычно на воротах стоял, — рассказывает современник великого шахматиста.

Кафедральный собор в то время окружал заборчик, а за ним росли две райские яблоньки. На одной — желтые яблочки, на другой — красные. 1 сентября сорванцы по традиции перелезали через забор и угощались яблоками. Они действительно отвечали названию «райские» — очень вкусные. В саду дежурил сторож, но пока он бегал с палкой к одной яблоньке, ребята были у другой…

10_40ja_4

Зимой ездили на каток. На «Динамо», который был на месте нынешнего «Сконто», в Межапарк, но самый популярный находился на стадионе «Даугава». Катки были бесплатными, платить нужно было за прокат коньков. Но у большинства мальчишек были собственные — «нурмисы» или «хоккейки»— высший класс. На каток приезжали после уроков.

— На «Даугаву» ездили на трамвае, — продолжает рижанин со стажем. — Туда вели два маршрута — А и Б. Трамвай шел по Фридриха Энгельса — нынешней Стабу, Авоту — до Пернавас. До Стабу вела одна колея. Тут трамвай поворачивал и ждал, когда пройдет встречный. Позже по этому же маршруту пустили трамвай № 1. Он шел до рынка.

По кафе и ресторанам старшеклассники 40–й тогда не бегали. Исключение — «Подкова», стеклянный павильон у Кировского парка, со стороны улицы Стучки (между нынешним киоском Narvesen и цветочным базаром). В этой кафеюшке были вкусные коктейли. Но швейцар нередко просил паспорт — пускали только с 16. Однажды собеседнику пришлось даже бежать за «ксивой» домой — он был невысокого роста.

А кинотеатры выбирали такие, где на «взрослые фильмы» паспорт не спрашивали: «21 Юлийс» и «Блазма». Туда спокойно можно было проходить на «детям до 16». В отличие от центральных кинотеатров — «Палладиума» и «Риги».

Развлекались и в тире. Сашин излюбленный находился на Кришьяна Барона — ближе к Дзирнаву. Мама давала ему в школу рубль — чтобы после уроков попил где–нибудь чай с булочкой (школьных завтраков и обедов тогда не было). А он все спускал в тире.

— Я наловчился стрелять одной рукой, через зеркальце. Тирщик потом даже бесплатно давал стрелять. Я ему делал рекламу. «Видите, как надо стрелять!» — учил он взрослых. Дошло до того, что ставил пять спичек, а я сбивал головки. Потом с мужиками на деньги заключал пари — собью я через зеркало или нет. Им приходилось выставляться, — смеется дядя Саша.

10_40ja_3Мороженое школьники любили во все времена. Ребята из 40–й часто бегали в киоск на углу Авоту и Энгельса. Там работала тетя Хана, которая всех ребят знала по именам, часто давала в долг. Хотя выбор по сегодняшним меркам был невелик, но уже от одних названий того мороженого у людей старшего поколения слюнки текут: пломбир развесной в вафельных стаканчиках, молочное мороженое, сливочное…

Дефицитные промтовары тогда «выбрасывали» в ЦУМе и в магазине рядом с нынешним автовокзалом. Там продавали первые телевизоры.

— В 1955–м появился «КВН». В нашем классе телевизор был только у одной девочки. Родители ее работали на рынке в рыбном павильоне и могли себе его позволить. Для остальных это было дорого, — вспоминает собеседник.

К везучей школьнице приходило чуть ли не полкласса. Тот, кто успевал раньше, занимал в домашнем кинозале первые ряды. Остальные смотрели стоя. Сбоку не было видно — телик–то с линзой.

Продуктового дефицита не было.

— Хочешь черную икру — пожалуйста. На рынке и ее хватало. Только стоила она недешево, — продолжает собеседник. — А лучшую копчушку родители покупали прямо у рыбаков — летом. Мы снимали дачу в Вайвари, а рыбаки тогда жили в Каугури. На берегу стояли деревянные хижины, сушились сети. Я приезжал к ним на «Орленке» с корзинкой и брал по 30 или 60 рыбин. Продавали ее тогда калами. Одна кала — 30 штук.

Картошкой запасались на зиму на Центральном рынке. Случалось, приходилось привозить ее домой на…извозчике.

— А как притащить домой пару мешков — не на плечах же? Вот мы и нанимали извозчика. Пролетки стояли в районе нынешнего «Стокмана». Их было десять или чуть больше, — рисует картину далекой Риги тех лет Александр.

В начале 1950–х появились и такси — первые 10–12 «москвичей» парковались у вокзала. Понятно, что с ними была напряженка. Сохранялась она и спустя годы. Собеседник вспоминает, что, когда у жены начались роды, он час не мог вызвать ни скорую, ни такси. Пришлось звонить пожарным. Приехали.

Помнит он и старый вокзал — 1950–х. Чтобы пройти на перрон — встретить кого–то или проводить, нужно было купить перронный билет. Стоил он рубль.

В 1956–м, когда Саша окончил 10–й класс, Октябрьского моста еще не было и после выпускного бала еще не было принято ходить классами на набережную. После официальной части в школе они поехали вечером на Рижское взморье.

— Никогда не забуду тот день. Было Лиго, и по всему побережью горели деревянные бочки на шестах со смолой. Мы всю ночь бродили по пляжу, купались. Нам было хорошо!

С той поры минуло почти 60 лет. У Александра внуки, скоро станет прадедушкой. Из их класса в Риге осталось четверо. Кто разъехался, кого уже нет. А в 1998–м Саша прочитал в газете, что пройдет слет выпускников 40–й. Его организовал Валерий Каргин — выпускник школы.

— Я вначале зашел в школу, сказал секретарше, что окончил ее в 1956–м. На меня посмотрели как на реликвию. Через несколько дней пришел во Дворец спорта, где проходила встреча. Пошли с внуком, искали мой выпуск. Увы — 1970–е, 1980–е, 1990–е…

Саша поддерживает связь с однокашниками. Перезванивается, переписывается. А не так давно он побывал у товарища в Америке. Спросите, может ли себе это позволить рижский пенсионер? Нет. А американский — вполне. Он и оплатил другу дорогу.

Читайте также:
Частная компания "Ригас микроаутобусу сатиксме", осуществляющая движение по столичным линиям повышенной комфортности, подала в лицензионную комиссию ...
23 февраля в парке зимнего спортивного отдыха Узварас впервые в Риге состоится спортивный праздник для всей семьи "Зимний фестиваль 2014".
Вице–мэр Риги Андрис Америкс и депутаты Рижской думы Михаил Каменецкий и Андрей Козлов — о новых местах в детских садах, о развитии инфраструктуры в ...
Понятие "досуг" для молодежи стало нарицательным. Все больше подростков заполняют свой досуг гаджетами, коротая свободное время перед дисплеями и ...
Муниципальное агентство "Ригас гайсма" рассказало о планах развития. В текущем году оно собирается ударно выполнять свои функции на сумму более 7 млн. ...
Путем нехитрых математических подсчетов читатель TVNET пришел к выводу, что ездить зайцем в общественном транспорте Риги в финансовом смысле выгоднее ...
.