29 Апреля, Суббота

Санаторий «Кемери»: неоконченный ужин

  • PDF

Здравницу, проданную государством за 900 тысяч латов, то же государство собирается выкупать за 5 миллионов

Санаторий «Кемери» был продан в 1998 году всего за 900 тысяч латов итальянской фирме Ominasis, за которой стояла компания NESCO Group миллионера из Саудовской Аравии Омара эль Хамди. Учитывая, что 80% стоимости инвестор заплатил приватизационными сертификатами, реальная цена объекта составила 230 тысяч латов! Вместе с санаторием арабский инвестор приобрел почти все скважины с целебной минеральной водой, которые являются народным достоянием.

Патриотизм по-латвийски

Кемерчане прямо говорят – их курорт уничтожила партия «Тевземей ун Бривибай»: именно ее представители правили Юрмалой и государством в лихие годы приватизации госсобственности. Все происходило буквально на глазах у жителей: еще вчера здесь действовало девять санаториев, еще вчера у них была работа в здравницах, работавших без перебоев круглый год, а сегодня – ни санаториев, ни отдыхающих, ни работы. Кругом разруха и запустение.

О былой славе курорта почти ничего не напоминает. Даже историческая Беседка любви вот-вот развалится, хотя является собственностью города и ремонт этого небольшого объекта вполне по карману городскому бюджету. Трагизм окружающей картине добавляет сгоревшее летом здание курортной поликлиники, где еще в XIX веке отдыхающие начали принимать ванны из целебных кемерских грязей.

Сегодня в Кемери осталось четыре церкви, четыре магазина, школа, детский сад, кладбище, рыбный цех на 40 рабочих мест, мебельная фирма на 15 мест, да пансионат для инвалидов. Даже здания почты нет – стоит заколоченным, и пенсионеры вынуждены ездить получать пенсии в Каугури. Почти все жители работают в столице – ведь градообразующими предприятиями были именно санатории.

Последний солдат

В Кемери есть общественная организация – Общество жителей. Руководит им активный пенсионер Мартиньш Ступлиньш. Говорит, что его здесь не то что каждый житель знает в лицо, но и каждая собака. Вот уже пятнадцать лет Мартиньш стоит на страже государственных интересов. Стоит, как последний солдат, оставшийся на поле боя.

– Мы, жители Кемери, узнав, что санаторий купил арабский миллионер, сначала очень обрадовались, но через два года, устав ждать, когда же начнутся работы, стали возмущаться: провели 27 пикетов у Сейма и Кабинета министров! – рассказал Мартиньш. – После этого строительство началось, но как-то странно: наберут наших кемерских алкоголиков, те месяц что-то покопают – и опять тишина. Все работы прекратились в сентябре прошлого года, оставалась только охрана, а в июне этого года исчезла и она. Потом стало известно, что арабский миллионер летом умер, наследники не объявились. Тут же начались кражи, и, несмотря на то, что наша дума установила здесь пост муниципальной полиции, эти кражи продолжаются до сих пор: здание огромное, и за всеми окнами полицейским не уследить.


Photo
Татьяна Иванова и Валентина Игауне.

Мартиньш провел нас вокруг здания, указывая на трещины фасада и забитые фанерой окна первого этажа – там успели побывать воры. В знаменитом пейзажном парке вокруг санатория, где когда-то располагались огромные розарии и шумели фонтаны, тоже разруха и запустение. Мартиньш вспоминает время, когда по каналам плавали лодки, катавшие отдыхающих, а на аллеях можно было увидеть наездников на лошадях. Две местные пенсионерки, столкнувшись с нами и узнав, что перед ними журналисты, тут же стали изливать душу.

«Кемери – это кладбище!» – со слезами на глазах воскликнула Валентина Игауне. – Живу здесь 67 лет, и сейчас, когда смотрю вокруг, просто сердце болит! В 17 лет я пошла работать в санаторий «Чайка», а сейчас ни одного санатория здесь не осталось – ни «Чайки», ни «Райниса», ни «Дзимтене»!

«Я тоже с юности работала в санатории имени Райниса официанткой, – говорит Татьяна Иванова. – Жизнь в нашем городе кипела. Какой курзал был, какие концерты там проходили! Мы детьми туда бегали посмотреть на представление лилипутов или на артистку Аросеву. Сейчас, когда внукам рассказываю, они не верят!»

– Даже кемерские источники с целебной водой араб купил с помощью депутата нашей юрмальской думы от «Тевземей ун Бривибай» Лилии Фриденберги, – добавляет Мартиньш. – Иностранцу их приватизировать не разрешили. Это сделала депутат, создав фирму Evrominerals, а потом продала ее арабу. Перед приватизацией из «Кемери» вывозили вещи машинами, даже дубовые панели, которыми были отделаны все номера, поснимали и вывезли. Я сам, имея в конце 90-х небольшой магазинчик, закупал тысячи комплектов постельного белья, которые продавали работники наших многочисленных санаториев.

Библиотека – лучше, чем в Кремле

Вместе со зданием санатория арабский инвестор получил в собственность и библиотеку санатория, которая собиралась почти сто лет. В договоре о приватизации отдельным пунктом было указано, что книги должны быть сохранены новыми хозяевами. На время ремонта их вывозили, а год назад, когда завершилась реставрация центрального холла, ящики с книгами привезли обратно. Местные жители опасаются, что в неотапливаемом помещении этому собранию сочинений может быть нанесен невосполнимый урон.

– Удивительное дело, но даже во время войны, когда в санатории находился госпиталь для высшего командования немецкой армии, оттуда не были украдены ни ковры, ни книги. А сейчас даже специально оборудованные полки, простоявшие чуть ли не сто лет, вынесли! – говорит Илона Бейтане, бывшая заведующая библиотекой санатория. – Страшно представить, сколько книг было потеряно и украдено во время ремонта здания! В советское время у нас дважды в год отдыхал главный врач больницы Кремля Блумберг, так он говорил, что наше собрание книг лучше, чем в Кремле!

Илона Бейтане проработала в библиотеке санатория «Кемери» почти полвека: с 1959 года до самого закрытия здравницы. Говорит, что в коллекции книг находились редкие издания: не только произведения Пушкина и других русских писателей, изданные еще в XIX веке, но и книжка по бальнеологии одного из первых врачей курорта доктора Лодзинского, а также уникальное издание латышских дайн и роскошный подарочный альбом с рисунками латышских народных орнаментов и народных костюмов. Немало книг было на иностранных языках, особенно на немецком и шведском.

– В советское время курортное управление Юрмалы удовлетворяло заявки на приобретение книг без всяких ограничений, и к началу 90-х годов наше собрание насчитывало 19 тысяч единиц, – добавляет И. Бейтане. – Перед приватизацией санатория поступил приказ списать все советские издания, но мы старались книги не выбрасывать, а передавать в другие библиотеки. Даже собрание сочинений Ленина я пристроила в юрмальский музей! Но после чистки наш фонд сократился почти вдвое – осталось 10 тысяч книг.

По словам Илоны Бейтане, в этой кемерской библиотеке работали латышский поэт Имант Зиедонис, а также поэтесса Ария Элксне. Роскошное здание санатория любили кинематографисты, и это давало здравнице дополнительный доход. В богатых интерьерах санатория снимали фильм «Богач, бедняк», «Последний рейс «Альбатроса», «Неоконченный ужин», «Ранняя ржавчина» и даже «Страшный год».

– Какими дураками надо быть, чтобы лишиться всех санаториев! Курорты Латвии давали четвертую часть прибыли республики! – с горечью говорит бывший библиотекарь. – Чтобы попасть на лечение в наш «Кемери», люди стояли в очереди по два года! Я считаю, что совершено преступление, за которое некоторые главврачи и политики должны сидеть в тюрьме. Помню, как в 90-е годы в наш комитет жителей Кемери приходили иностранные латыши. Они хотели последние годы жить на родине и предлагали в кемерском санатории «Чайка» обустроить им квартиры, обеспечить обслуживание, и они готовы были это финансировать – деньги-то у них были. Но почему-то им навстречу не пошли. А санаторий вскоре полностью сгорел.

Как отодвинули Малкиеля

По словам пресс-секретаря Латвийского агентства приватизации Гунтиса Карклиньша иных претендентов на приватизацию санатория «Кемери», кроме Ominasis, не было. Между тем второй претендент был, но опять вмешались политики. Знаменитую здравницу готов был сохранить Михаил Григорьевич Малкиель – главврач санатория «Яункемери», приватизировавший его, благодаря чему объект сохранился, успешно развивается и приносит прибыль.

– Да, меня уговаривали жители и работники санатория «Кемери» взять его на приватизацию, – рассказал вашему корреспонденту Михаил Григорьевич Малкиель, – Я согласился, но при рассмотрении вопроса в думе депутат Леопольд Озолиньш заявил: «Хватит Малкиелю и «Яункемери». Тогда и в голову не могло прийти, что эта юрмальская жемчужина будет за бесценок продана иностранцу! Это то же самое, если бы продали Дом Черноголовых!

«Санатории, как и другие объекты приватизации, уходили за бесценок, ведь 80% стоимости можно было уплатить приватизационными сертификатами, – вносит ясность депутат Юрмальской думы Марис Дзенитис. – При продаже учитывалась их номинальная цена – 1 сертификат равнялся 28 латам, а рыночная стоимость этих ценных бумаг тогда не превышала 2 латов за штуку».


Photo

Получается, что «сертификационная часть» санатория вместо 720 тысяч латов в реальности обошлась покупателю всего в 50 тысяч! Прибавим 180 тысяч реальных денег и получим итоговую сумму – 230 тысяч латов.

Пресс-секретарь ЛАП, отвечая на вопрос, почему действующий санаторий, являвшийся памятником архитектуры, был продан за столь низкую цену, поясняет: начальная цена объекта подразумевала будущие инвестиции в размере 10 миллионов латов, поэтому неверно утверждать, что санаторий продали за бесценок. Аудит, который ЛАП проводил в 2009 году, показал, что в реконструкцию здания эти 10 миллионов были вложены.

Письмо премьеру

Уже в августе Юрмальская дума обратилась в Кабинет министров с просьбой передать в собственность муниципалитета здание сгоревшей курортной поликлиники. По закону, если памятники архитектуры не содержатся их владельцами в должном порядке, имущество можно вернуть городу. Есть возможность вернуть и самые глубокие скважины с минеральной водой: в договоре о приватизации есть пункт, согласно которому это можно сделать, если государство решит, что источники ему вновь понадобятся. Жители Кемери обратились в Сейм и с просьбой вернуть государству легендарный санаторий.

На прошлой неделе дело сдвинулось с мертвой точки: по инициативе депутата Сейма Ражукса, который в свое время занимал пост мэра Юрмалы, комиссия Сейма по запросам подготовила решение о необходимости приобретения санатория «Кемери» в собственность государства, чтобы сохранить для потомков этот памятник культуры и истории. В нынешний понедельник, по словам директора департамента правовых актов минфина Мартиньша Бренциса, это решение должно было попасть на стол премьера. В течение месяца должен быть получен ответ.

На сегодняшний день, рассказал Бренцис, известно, что Rietumu Banka собирается выставить на аукцион все движимое и недвижимое имущество фирмы Ominasis, включая санаторий. Стоимость всего имущества оценивается в 4,9 млн латов. Какова будет цена санатория на аукционе, а он состоится в конце января, пока неизвестно. Г-н Бренцис предполагает, что около 5 миллионов. Государство, согласно закону о защите памятников культуры, имеет право первой руки при покупке этого объекта.

Специалист минфина считает, что вернуть «Кемери» в собственность государства вполне реально – деньги могут быть выделены из госбюджета или из средств ГАО Valsts nekustamie ipasumi (VNI). Другой вопрос, как можно будет потом использовать санаторий – обхозяйствовать самим, найти другого инвестора? Этот вопрос пока остается открытым. К сожалению, остается открытым и другой вопрос: кто ответит за дикую приватизацию народного достояния?

Публикация газеты «ЧАС»
Читайте также:
Представители международной общественности учредили общественный комитет "Свободу Заренкову!". Напомним, что 4 января руководитель организации ...
В Ботаническом саду Латвийского университета по ул. Кандавас, 2, в Задвинье, стартовал Бал цветов — 2013, который продлится вплоть до воскресенья.
Бывший издатель газет Алексей Шейнин пытается свалить все с больной головы на здоровую. Что стоит за его судебным иском к нынешним инвесторам ...
Агрессивные дети защищены законом лучше, чем все остальные
Госконтроль проверил деятельность даугавпилсских муниципальных предприятий за два года. Вывод — жители города переплатили за услуги 1,36 млн. латов за ...
Фемида безжалостно вышвырнула на улицу из денационализированного дома супругов–пенсионеров. Белые нитки, которыми сшит убийственный для пожилой ...
.