16 Августа, Среда

Мои датские «университеты»

  • PDF

05_copenhagen_strogetРижанка выбрала учебу в Датском королевстве и не жалеет!

— Наш год был экспериментальным. Выпускников русских школ заставили тогда сдавать госэкзамен по латышскому на уровне родного, наравне с латышами. Средний балл аттестатов у всех, конечно, снизился. И будь ты хоть семи пядей во лбу по физике, химии или математике, в Латвии тебя оценивают в первую очередь по знанию латышского. Получается, и тут ты чужой, и там чужой, но там тебе хотя бы рады…

В Дании работы много

Рижанка Инна (имя изменено) учится архитектуре на 2–м курсе университета небольшого датского городка Хорсенс, что в паре часов езды от Копенгагена. Рассказывает, что специально выбирала маленький город, потому что там жизнь дешевле, а ее родители небогаты. В первый год она была вынуждена принимать их помощь, пока приспосабливалась к новым условиям, а теперь обеспечивает себя сама. Работает в кафе на кухне.

— Зарабатываю в пересчете на латы по 9 латов в час, — делится Инна хитростями личной бухгалтерии. — Для студентов время работы ограничено до 15 часов в неделю, но мне хватает и этого. Там хоть цены и высокие, но как–то все сбалансировано в пользу человека. В месяц у меня набирается даже и по 500 латов. Из них 160 латов отдаю за комнату в квартире (снимаем дешевое жилье с двумя другими студентками), остальное трачу на еду. Деньги небольшие, но мне хватает. Я и в Латвии не роскошествовала, а для студента экономия обычное дело.

В Дании работы много, можно найти места, где платят и по 15, и даже по 20 латов в час. И это многих ребят сбивает с пути: бросают учебу и занимаются тяжелым неквалифицированным трудом. Но я лучше потерплю несколько лет, зато потом буду хорошо зарабатывать интеллектуальным трудом.

Учеба в университете, по словам Инны, полностью бесплатная. Все на английском, причем экзамен по нему можно сдать там же перед началом учебы и тоже бесплатно. Затем студентам — по желанию — предлагают курсы датского языка: 3,5 года, и курсы очень качественные.

— Я, конечно, пошла на них, — поясняет девушка. — Можно там прожить и одним английским, но знание датского очень расширяет возможности. С ним я бы уже сейчас могла трудиться не разнорабочей, а хотя бы официанткой. Датчане мой интерес к своей культуре очень приветствуют, понемножку начинаю разговаривать в казенных местах и всюду встречаю поддержку. И потом, это для студентов курсы бесплатные, а потом учить язык самому будет очень дорого. Ну а дополнительный язык в жизни никогда не помешает.

05_comp

Чем хуже наша Елгава?

Вначале, говорит Инна, она думала навсегда остаться в Дании, но теперь допускает разные варианты. Только не возвращение домой. Говорит, не видит в Латвии для себя перспективы в профессиональной сфере. Еще в школе работала в одной архитектурной фирме стажером и видела, как несправедливо распределяются деньги на проекты, работа архитектора тяжела и ответственна, а ему почти ничего от «пирога» не остается. Подняться молодому специалисту вообще нереально, да и не строят же здесь ничего.

Дания по территории даже меньше Латвии, но население там 5,5 миллиона! А возможности, на взгляд рижанки, не сравнить с латвийскими. Взять тот же Хорсенс. По масштабам он — что наша Елгава, но студентов в университете три тысячи. Едут, конечно, не из богатых стран — из бывших социалистических. Много прибалтийцев, румын и болгар. Казалось бы, и в Елгаве есть сельхозакадемия, но туда молодежь, пусть и с Балкан, отчего–то не стремится.

— Все у датчан продумано, — объясняет рижанка. — Ведь каждый молодой человек учится минимум 3,5 года, каждый где–то работает, вот вам и дешевая рабочая сила. Город ею всегда обеспечен. Не зря же нас, таких бедных, принимали в ЕС, зачем–то мы им были нужны. Но они нас «используют», а мы их нет, вот и вся разница.

Хотя что значит нет? Бесплатное образование стоит того, чтобы за ним ехать. Уровень не чета латвийскому. «Лишними знаниями и предметами не загружают — все строго необходимое по профессии. Но зато по архитектуре информация самая разнообразная. Тут и история, и новомодные мировые тенденции, я просто море всего нового узнала за полтора года», — объясняет Инна.

Учиться в Дании ей очень нравится. И перспектив и возможностей там несравнимо больше — это ей понятно уже сейчас. Рассказывает, что как раз теперь на пару с подругой занимается организацией большой архитектурной конференции. А это значит в том числе приглашение известных специалистов, выплата им гонораров за выступления. И ведь нашли девчонки поддержку деловых людей, здесь, уверена она, осуществить такое не удалось бы, а там все бурлит, все развивается, идет обмен идеями.

А за свиней обидно

— В Дании мне, конечно, все в новинку, я ведь раньше в Европе ни разу не была, — говорит девушка. — Датчане первое время поражали меня доброжелательностью и улыбчивостью. Я думала, прибалтийские и северные народы все угрюмые. Оказалось, датчане — народ очень открытый. Это и плюс их, и минус. Они легко подпускают к себе, потому у них и города, и вузы, и фирмы интернациональные. Кого там только нет — приезжают со всего света!

Вот в рамках специальной компании по вовлечению в жизнь датского общества я общаюсь с одной датской семьей. Супруги — им по 64 года — как бы взяли шефство надо мной и еще одним парнем из Испании. Очень общительные, интересные люди. Они с огромным удовольствием знакомят нас со своей культурой, устроили даже экскурсию по стране — все это сами придумывают. И одну традицию я сразу переняла: давно езжу по городу на велосипеде, как все датчане.

Меня поражает, что у них нет барьеров в общении между людьми разных возрастов, все легко и непринужденно, и это вроде бы хорошо. Но зато у них, например, не принято уступать место пожилым в транспорте, и мне это сложно понять. Как сложно понять и их поддержку однополых отношений. Они говорят, что это не надо понимать, это надо признать и все. Но я все же считаю это противоестественным.

Зато многих датчан, например, раздражает, что приезжие из Африки и Азии не едят свинины, хотя, кстати, многие датчане вообще не едят никакого мяса, они вегетарианцы. Раздражают эти приезжие датчан и тем, что селятся вместе, старательно соблюдают свои традиции, обычаи, религию. Хотя для многих их детей родной язык датский, с датчанами они не смешиваются. Датчане, в свою очередь, религией практически не интересуются, хотя налог на церковь платят. Они протестанты, но это, как мне показалось, для них чисто символическая принадлежность.

Свои среди чужих

Инна рассказывает, как по приезде в Данию пережила культурный шок. Вдруг осознала свою русскость, как никогда раньше, и… едва не уехала в Москву. Но теперь не жалеет. В Москве, говорит, хоть родственников и много, но свои подводные камни. Чтобы уметь их обходить, там надо родиться. А в Дании ее подкупает то, что добиться успеха можно собственным трудом. С компаниями, где предпочитают иностранцам датчан, она не сталкивалась. Два огромных бюро в городе по ее — архитектурному — профилю позиционируют себя как сообщества интернациональные и привлекают в свои ряды молодежь.

В своих будущих профессиональных пристрастиях она потихоньку определяется: хочет заниматься энергосберегающим строительством. Такое все больше становится востребованным в мире, причем не только в холодных странах, но и в жарких. Там огромное количество энергии тратится на кондиционеры, на холодильники. Она хочет строить здания не только красивые, но и полезные для планеты.

— Я общаюсь с представителями разных народов и рас, знакомлюсь с их культурой и, надеюсь, таким образом набираюсь идей для будущих проектов, — говорит Инна. — Знакомых у меня много, но вот что интересно: тянет все–таки к людям своей культуры. И постепенно у нас образовалась русская компания, в ней ребята из Прибалтики, Украины, есть немного и из России. Мы говорим на одном языке, отмечаем одни праздники, у нас общие корни, и для всех нас это важно. В принципе, так, по этническому признаку, сближаются и все остальные.

Домой, признается Инна, ее совсем не тянет. Только по родителям скучает. Вот, приехала на Новый год и в очередной раз была поражена убожеством нашей жизни.

— Люди придавленные, хмурые, дороги ужасные, дома облезлые. Из одноклассников половина уехала, все в Европу, и никто не жалеет. Хотя есть и такие, кто учится в Латвии, довольны, но перспектив здесь, надо признать, нет. Казалось бы, Латвия моя родина, я здесь родилась, но там мне почему–то легче. Все эти бесконечные политические терки — от этого очень хотелось уехать. Говорят, молодежь этого не замечает. Ну как этого можно не замечать? Все мы замечаем, и все это очень неприятно. Тут ты не свой, там не свой. Здесь даже обиднее, все–таки родился в Латвии и должен был бы быть своим, но тебя постоянно отталкивают. Наверное, поэтому английский мне всегда было легче учить, чем латышский. Странно, что знакомые латыши там со мной пытаются говорить по–латышски. Не понимаю — зачем?

Читайте также:
Сегодня последний день регистрации команд в конкурсе "Лучшая школьная журналистская команда Латвии". Всего две недели назад крупнейший русский ...
Обычно выпускные вечера в латвийских вузах проходят летом. А вот в Балтийской международной академии они бывают и зимой. Один из них прошел на этой ...
Илья: "У меня брат учится в младших классах, и я думаю, что он не сможет через четыре года учиться на латышском. Точнее, сможет, но результат будет намного ...
Честно говоря, идя в пятый класс одной из русских школ Риги, я была уверена, что дети ничего не знают о предстоящем переводе школ на латышский язык ...
Интеллектуальный марафон в рижской школе "Классика" собрал ребят не только из Латвии
Педагоги, которые совершили незначительные преступления, смогут пройти специальную комиссию и приступить к работе со школьниками, сообщает ...
.