23 Августа, Среда

Одно письмо — и ты не жилец

  • PDF

13_valdemarИз–за неполученной корреспонденции семья может лишиться квартиры

Это какое–то дежавю, подумала я, когда в редакции появилась рижанка Марина Барсукова с жалобой на домовладельца. Опять этот злополучный дом на Валдемара, 23! Об бесчинствах, которые несколько лет творил здесь управляющий Петерис Кириков, выживая жильцов из исторического здания, лично мне пришлось писать, если память не изменяет, раза три. А были еще публикации коллег — в «Часе» и RIgas Balss. Первая статья в прессе на эту тему появилась еще 2003 году!

Чего только не натерпелись за это десятилетие обитатели дома, принадлежавшего до войны богачу Беньяминьшу!

Каждые полгода жильцам поднимали квартплату, перекрывали подъезд во двор, запрещали приводить домой «посторонних», подселяли в дом уголовников, терроризировали письмами с требованиями освободить квартиру в трехмесячный срок. Кто–то из жильцов не выдержал и сбежал от этого кошмара к родственникам. Кому–то повезло получить муниципальное жилье. А у кого–то сдали нервы или не выдержало сердце: один жилец повесился, другой умер от инфаркта из–за всех этих стрессов.

Были и отдельные счастливчики, кому домовладелец выплатил отступные на покупку другого жилья. Правда, не в полном объеме, но все же. В конце концов во всем пятиэтажном здании, который владельцы вознамерились перестроить под гостиницу и частные апартаменты, осталось семь семей. Они объединились, наняли опытного адвоката, которая добилась от хозяина согласия на выплату жильцам положенной им при выселении компенсации.

Вне зависимости от площади занимаемых квартир и количества членов семьи всем были предложено по 50 тысяч евро. Вполне приличные деньги по тем временам. Правда, на пике цен на недвижимость и этой суммы не хватало даже на убитую двушку на окраине Риги. Тем не менее люди были рады унести ноги из коммунального ада в центре Риги.

А вот Барсуковы решили действовать самостоятельно. Понять их можно: квартира на Валдемара у них была просторная, больше ста кв. метров — в свое время семья выкупила комнаты расселившихся из коммуналки соседей.

И Барсуковы остались в доме, в котором развернулись строительные работы. Два года «последние могикане» жили на стройке: грохот перфораторов, строительные краны и груды мусора под окном, демонтаж кровли, куски штукатурки, которые падали с потолка, — обстановка была как на передовой.

13_foto1

Но довести реновацию до конца при наличии в жилом доме живых душ не представлялось возможным. Поэтому домовладелец пошел на уступки. Договорились, что семья освободит жилище, а после окончания строительных работ, сдачи здания в эксплуатацию и занесения в Земельную книгу всех изменений объекта вернется назад в свою квартиру, которая будет оформлена как их собственность. Либо получит денежное возмещение в сумме 120 тысяч евро. (К слову, сейчас риелторы выставляют трех—четырехкомнатные апартаменты в этом доме по 355–380 тысяч евро.)

Был определен и срок для заключения сделки — в течение 20 дней, но не позже 30 сентября 2008 года. Стороны подписали договор о намерениях. Одновременно был расторгнут договор найма между М. Барсуковой и SIA ValdemАrs 23.

В 2007 году выселенцы упаковали вещи и перебрались на съемную квартиру, где терпеливо ждали, пока закончится капремонт.

25 ноября 2008 года Марину Барсукову управляющий известил, что реновация закончена, но поскольку планировка в доме изменилась, то ей предлагается на выбор одна из двух других квартир в том же здании, но площадью немного меньше.

5 декабря Марина пришла к управляющему. Тот, по ее словам, попросил подождать до Нового года: мол, конец года — готовим финансовые отчеты, забот полон рот… А вот после новогодних праздников приходите — вопрос решим.

— Поговорили вроде очень даже по–человечески, — рассказывает Марина. — Но в новом году домоправители начали упорно скрываться от меня. Не отвечали на телефонные звонки и избегали личных контактов — то их нет, то за границу уехали.

13_foto2

Прошло полгода. И вот летом Марине позвонил охранник дома и спросил, почему она не приходят за письмом, которое ей оставил управляющий. Оказалось, что это приглашение явиться 19 декабря 2008 года в 11.00 к нотариусу для заключения договора приобретения в собственность квартиры в реновированном доме.

Извещение, как утверждали потом на суде адвокаты домовладельца, было послано своевременно, но вернулось за отсутствием адресата. Марина заверяет, что никакого письма от SIA ValdemArs 23 по почте не получала. Документ, который ее семья так долго ждала, она увидела лишь спустя полгода.

Эта неувязка дорого ей обошлась.

В договоре о намерениях было записано, что «стороны берут на себя обязательство обеспечить возможность получения корреспонденции по указанным адресам и принимают на себя риски, связанные со всеми трудностями или невозможностью получения корреспонденции». В общем, если не дошла важная информация до адресата — это проблема самого адресата.

Владельцы дома не стали утруждать себя выяснением, куда это пропала бывшая квартирантка (хотя для этого достаточно было набрать номер ее телефона, который был им известен). Они выждали несколько месяцев и подали иск в суд с просьбой признать потерявшим силу договор намерений с Барсуковой.

Согласно Гражданскому закону, неявка клиента для подписания договора равносильна отказу от него.

Но все же куда оно делось, это судьбоносное письмо? Управляющий утверждает, что оно было заказным. А такие отправления вручают адресату лично в руки под роспись. Марина пыталась добиться от почтового отделения ответа: поступала ли и когда корреспонденция на ее имя? Но ответа не получила.

Барсукова попыталась оспорить расторжение договора о намерениях домоуправления через суд. Но на судебном процессе обстоятельства, связанные с исчезновением письмом, не были приняты во внимание — мол, это не предмет иска. «Заседание длилось всего 15 минут, судья ни в чем не стала разбираться, меня вообще представили полной идиоткой, которая живет чуть ли не в тайге и не знает, где находится почтамт», — рассказывает Марина.

Но зачем было Барсуковой скрываться от собственного счастья? Естественно, что она усматривает в мутной истории с пропажей письма хитроумный ход, который избавил домовладельца от лишних расходов. А теперь еще и судебные издержки в размере 1171 латов возложили на женщину.

Правда, впереди еще решение Сената Верховного суда. Но Марина не очень–то верит в положительный исход дела. «У них везде все схвачено», — грустно говорит женщина. Я просмотрела решение коллегии права Окружного суда по ее апелляции. Формально судьи вроде бы правы. Домовладелец все грамотно обставил, и его адвокаты к процессу основательно подготовились. Но не факт, что Сенат признает их правоту.

Соседке Барсуковых по тому же дому, пожилой вдове, тоже пришлось воевать с SIA ValdemArs 23 с помощью правосудия, депутатов РД и прессы.

Мы об этой многолетней эпопее писали. Казалось бы, дело закончилось мировой, пенсионерка все же получила компенсацию и возможность купить небольшую квартирку в предместье Риги. Однако спустя год после новоселья она получила повестку в суд: SIA ValdemArs 23 решило вернуть квартиру обратно под предлогом того, что женщина якобы выманила у них деньги путем шантажа! Шантаж, по их мнению, заключался в том, что она не освободила квартиру, когда в здании начался ремонт и тем самым задержала начало работ, поэтому домовладелец вынужден был выдать ей компенсацию. Как говорится, телега впереди лошади.

Процесс вдова выиграла во всех трех судебных инстанциях. Но могу себе представить, сколько здоровья это стоило женщине, которая и мужа–то потеряла из–за морального террора управляющего. А вот называть имя героини не буду — в соглашении с SIA ValdemArs 23 ей в последний момент был вписан интересный пунктик о том, что она обязуется не разглашать историю своих взаимоотношений с данным SIA.

Мы связались с адвокатом Ларисой Соколовой, которая в свое время помогла жильцам с Валдемара, 23, получить компенсацию. Она прекрасно помнит это дело. По ее мнению, большой ошибкой Барсуковых было подписывать какие–либо документы без консультации с юристом. Он бы подсказал, что, во–первых, договор надо зарегистрировать в Земельной книге. Тогда его нельзя было бы так легко расторгнуть. Во–вторых, юрист обратил бы внимание на скользкий пункт соглашения насчет корреспонденции, который явно сформулирован так, чтобы нашлась причина для аннулирования договора.

Но Соколова в данном случае все же возлагает надежды на высшую инстанцию судебной власти.

«В таких договорах обычно есть пункт о том, что стороны приложат все силы к его исполнению. Но разве одна сторона приложила все сила, если Барсуковой даже не позвонили и не пригласили на встречу устно?»

* * *

Я сама живу на улице Валдемара, часто хожу по ней пешком и любуюсь архитектурой зданий в стиле модерн. Особенно теми фасадам, которые восстановлены во всей своей первоначальной красе. Но в то же время мне трудно забыть, сколько драм разыгралось за этими респектабельными стенами. Сначала в далекий предвоенный год, а потом уже в демократической Латвии.

Не исключаю, что наступит время, когда латвийские госмужи создадут комиссию по подсчету ущерба не только от оккупации, но и от денационализации. Вам это кажется чем–то из области фантазий? Но ведь и независимость Латвии когда–то казалась несбыточной мечтой.

Читайте также:
Собственники квартир столичного дома по Рупниецибас, 22, создали свой кооператив ZiemeLnams более 14 лет назад и с 1999 года сами обслуживают свой дом без ...
Уже больше года минюст не в состоянии предложить сейму эффективные варианты устранения застарелой проблемы так называемой разделенной собственности ...
Рита Марченко, пенсионерка из Риги, проживающая на ул. Дзирциема, 33, подняла в беседе с "Вести Сегодня" проблему, которая возмутила до глубины души ...
Собственницу квартиры исключили из кооператива за попытку добиться от правления соблюдения законов. Справедливость восстановлена спустя 13 лет.
Непомерно вздутая кадастровая стоимость разоряет население и обогащает владельцев земли. Но это можно остановить!
Сейм готовит серьезные изменения жилищного законодательства, поправки предполагается внести в целый ряд нормативных актов.
.