18 Августа, Пятница

«Возьму ребенка. Недорого»

  • PDF

05_detiНаших детей за границей могут не только принимать «в хорошие семьи», но и отдавать геям, продавать и меняться ими…

По данным Министерства благосостояния, на начало января этого года за границей усыновили и удочерили 1368 детей из Латвии, а еще 132 будут приняты в иностранные семьи в ближайшее время. Большинство заявок из–за границы поступило в нынешнем году на латвийских детей от 10 до 18 лет из США.

Не попадают ли дети из Латвии при заграничном усыновлении в семьи гомосексуалистов? И вообще следит ли кто–то за жизнью бывших родных детдомовцев за границей?

Представительница Министерства благосостояния Ивита Крастиня пояснила, что в Латвии браком по закону считается «союз между мужчиной и женщиной», однополым семьям наших детей не отдают — заявки геев, лесбиянок и трансвеститов не рассматриваются. В Латвии за детьми следят сотрудники минблага, а за границей за переданным туда ребенком и за его новой семьей приглядывают уже тамошние соответствующие структуры.

Однако в общественной организации РОД (Родительское общественное движение) считают, что не все так безоблачно, как рисуют чиновники. Активистка РОД Елена Корнетова занимается этой темой не первый год.

Твоего ребенка… продали

— Да, у нас по закону брак — это союз между мужчиной и женщиной, поэтому детей не отдают в однополые семьи, — говорит она. Но! Уже почти в 20 «цивилизованных» странах узаконены однополые браки, такие пары считаются семьей и могут брать детей из приютов.

Латвия не может повлиять на передачу латвийского ребенка из одной семьи усыновителей или опекунов в другую. В Европе и США часто передают детей из семьи в семью из–за того, что приемные родители не сошлись с приемышем характерами. Используются формулировки типа «не удалось создать дружескую атмосферу в доме». Государство действует в таких случаях как бы в интересах ребенка. Но за всеми этими толерантными эвфемизмами часто скрывается горькая правда: ребенок новой иностранной семье надоел, он не такой, как «европейские дети». К сиротам из стран бывшего СССР иностранцы относятся порой словно к домашним зверюшкам, которых берут в дом для развлечения.

Но еще хуже, когда на ребенка поступил заказ от семьи геев, лесбиянок или трансвеститов. Тогда схема такая. Однополая пара договаривается с нормальной семьей, и та берет ребенка из Латвии, а потом под благовидным предлогом отказывается от него и его принимает к себе чета лесбиянок или гомосексуалистов уже по законам своей страны.

По статистике, 80% латвийских детей берут семьи из США. Между тем Калифорния или Нью–Джерси — самые, так сказать, гомосексуальные штаты, где все традиционные ценности утрачены.

Передают детей из одной семьи в другую за определенную плату. В Интернете полно таких объявлений и разные случаи описаны (можете оценить, например, http://youtu.be/4FHT_5nQgCU).

Детьми торгуют и обмениваются, словно котятами или щенятами: все открыто и законно, в США и Англии это в порядке вещей!

И вдумайтесь в следующее. В латвийских приютах оказываются не только дети из неблагополучных и «социально опасных» семей алкоголиков–наркоманов–садистов, но из вполне нормальных. Социальные работники (с которыми напрямую сотрудничают школьные социальные педагоги) и сотрудники Сиротского суда забирают из обычных семей детей, которые вполне могут оказаться за границей — вначале у среднестатистической супружеской четы, а потом, вполне вероятно, и у извращенцев.

Что дальше происходит с ребенком, каким он вырастет, можно лишь догадываться, — замечает Елена Корнетова.

Представители социальной службы, которая находится в подчинении минблага, комментариев на этот счет дать не смогли: мол, после того, как латвийский ребенок уже стал английским или американским, за его судьбой не следим, и могут ли им менять новые семьи — не знаем…

Демократичная пытка

— РОД не раз обвиняли в том, что организация–де борется с системой сиротских судов, — продолжает Елена Корнетова. — Это не так. Есть и в сиротских судах порядочные люди. Мы, например, наслышаны и о неустанной работе комитета по социальным вопросам при Рижской думе. Действительно, социальных проблем очень много и ответственные за это чиновники буквально разрываются на части, решая их. Но часто закон, касающийся защиты ребенка, трактуется у нас совершенно диким образом.

Раньше соцслужба занималась исключительно неблагополучными семьями и их детьми. Но с некоторых пор критерии сместились. «Семья из группы риска, в ней опасно жить ребенку» — такая формулировка может применяться весьма неоднозначно. Сами соцработники рассказывают: ребенка могут забрать из семьи (или для начала взять «подозрительную» семью на карандаш), когда выясняется, что малышу мало дают витамина Е, принципиально отказываются делать прививки, предлагают неподходящую соску, мама «недостаточно» носит свое чадо на руках, папа не умеет заплетать дочери косички.

Вот по таким аргументам соцработников одни родители временно лишались детей, а другие лишь чудом смогли отбиться от представителей карательно–демократических органов.

Можете узнать о случае в Икшкиле (https://www.youtube.com/watch?v=1poX–TnVsQg) — репортаж, где действующие лица — мама Агния, ее муж и чиновник от Сиротского суда…

После предъявления подобных обвинений родителей могут обязать ходить к соцработникам на крайне неприятные собеседования, посещать психологические курсы и пр. И там уже включается целая цепочка — педагогов, судей, психотерапевтов. А будешь уклоняться — ребенка могут изъять из семьи.

На содержание этой системы уходят большие деньги налогоплательщиков.

Да, не всех детей забирают у родителей безвозвратно, иногда отдают обратно — через 15 дней после того, как соцработники вдруг выяснят, что были не правы. Но что это значит? Для ребенка и его родителей это жутчайший стресс!

Такая система в корне неправильна! Это какие–то фашистские методы! Но когда Сиротский суд и соцработников кто–то обвиняет в форменном беспределе, те называют несколько стандартных характерных случаев, когда ребенка вовремя не забрали из семьи и он погиб. Но такие случаи большая редкость, разве могут они служить оправданием для совершенно безосновательного изъятия детей из семей?

Выходит, ребенка, психически здорового, нормального и полноценного, забирают из нормальной семьи на время разбирательства (оно может длиться и 15 дней, и год). Обвинения не подтвержаются, и его возвращают. Но каким?! Как правило, с подорванной психикой, малыш начинает отставать в развитии, болеет. Это все не голословные обвинения, — подчеркивает Елена Корнетова.

Староверы в «группе риска»

— Нередко забирают детей из семей не потому, что есть угроза жизни, а потому что усмотрена «угроза развитию», — продолжает Елена Корнетова. — Такая вот формулировка. Согласитесь, чересчур общая и весьма странная. Иногда соцработники, решая вернуть ребенка, дают заключение: «мать приветствует демократическое развитие», она «против авторитарных методов воспитания». Одно такое заключение я лично держала в руках — его дала пострадавшая от соцработников мама. А если мама и папа считают авторитарные методы воспитания более эффективными? Так бывает в семьях православных людей и староверов. И что, прикажете считать их ненадежными родителями?

Есть и такая формулировка: «унижение чести и достоинства ребенка». Что это значит? Здесь все на усмотрение социального работника, которому дана огромная власть. Хотя в социальных службах, как признают сами их руководители, проблемы с кадрами. Много необразованных, невежественных, глупых людей, а некоторым, на наш взгляд, даже надо пройти психологическую экспертизу…

По официальному статотчету о деятельности сиротских судов, каждый год растет число родителей, которые, несмотря на предупреждения, отказываются сотрудничать с соцслужбами. Почему? Не потому ли что падает доверие к этому институту? Родители боятся, что, обращаясь к соцработникам, вместо необходимой поддержки рискуют потерять детей.

Например, в 2012 году в Латвии 2189 детей забрали из семей (официальные данные минблага). Вы вдумайтесь — СКОЛЬКО!

Хотите сказать, что столько семей алкоголиков, наркоманов и откровенных садистов? Вряд ли. А вернулись в семьи только 849 детей (другие остались в детдомах), многие, повторю, с надломленной психикой, и остается лишь догадываться, что родителям и детям пришлось испытать за это время.

И хоть бы один чиновник был наказан за неправомерное изъятие! Насилие не доказано, возвращаем — и все.

Хорошо, если ребенка на время разбирательств дела поместили в хороший детдом, но ведь во многих и дедовщина процветает, и насилие. Есть случаи, когда воспитатели дают детям транквилизаторы (это потом крайне сложно доказать), чтобы малыши не плакали — не раздражали педагогов, были спокойными и послушными. Это все в Латвии творится!

А тут, понимаете ли, еще и проблема поставки наших детей в иностранные семьи…

Абсурд

«Я вообще не понимаю формулировку „защита прав ребенка“. Она, по сути, абсурдна. Ведь, когда ребенок маленький, надо не его права защищать, но его самого…»

Читайте также:
Инженер по технике безопасности Хелена Порцика ушла в декрет, а к ее возвращению ее должность была ликвидирована.
Русский язык, не имея официального статуса, всё равно остается значимым в Латвии
— говорят пострадавшие в золитудской трагедии, которые провели свое первое собрание
Пожилым людям стоит задуматься над тем, есть ли смысл хранить свои сбережения в банках. Об этом в понедельник на заседании думы Федерации пенсионеров ...
Пока они атакуют только братьев наших меньших
Открытие первых читальных залов в "замке света", возможно, придется отложить, заявила министр культуры Даце Мелбарде. Это связано с возражениями ...
.