С особым сынизмом

07_ukkСын Януковича, ставший за короткое время мультимиллионером, стал одним из главных раздражителей для оппозиции

Сын президента Александр Янукович сумел за короткое время рассорить своего папу с самыми влиятельными кланами не только Украины, но и Донбасса (включая самого богатого человека Украины Рината Ахметова). Как ему это удалось? «Огонек» провел расследование, и вот что выяснилось.

Группа депутатов Верховной рады от оппозиции направила генеральному прокурору Украины официальный запрос с требованием «проверить факты коррупционных действий сына действующего президента Александра Януковича». Депутаты ссылаются на многочисленные публикации в прессе о богатстве старшего сына президента и подозревают, что «в стране действует организованная группа лиц под руководством Александра Януковича, которая нарушает права граждан и наносит ущерб государственному бюджету Украины».

Деловые успехи Александра Януковича и впрямь очень впечатляющи: по данным рейтинга журнала Forbes, стоимость его активов сегодня оценивается в 510 млн. долларов. Впечатляет не сумма, а темпы роста благосостояния: до президентства отца эксперты оценивали состояние Януковича–младшего в какие–то жалкие 7 млн. долларов.

Об Александре Януковиче вообще мало кто распространяется, хотя интерес к его фигуре и деньгам огромный. Сейчас ему приписывают владение четырехпалубной яхтой Bandido высотой 15 метров. Хотя официально имя владельца не раскрывается, известно, что это «влиятельный донецкий бизнесмен».

Швартуется эта яхта в Балаклавской бухте, на набережной Назукина, которая является наиболее посещаемым местом этого района Севастополя. С нее открывается вид на бухту и гору Кастрон с руинами генуэзской крепости Чембало. Реконструкцией набережной, закрытой в советские времена из–за секретных военных объектов, и строительством там гостиничного комплекса — это известно точно — занимались фирмы, связанные с компаниями старшего сына президента. А «Украинская правда» обнаружила документы, свидетельствующие, что в 2010 и 2011 годах Александр Янукович стал прямым владельцем построек и причалов в Балаклавской бухте.

Журналистка Татьяна Черновол убеждена, что интерес к набережным у Януковичей серьезный: недавно она раскопала новую гигантскую стройку — на этот раз на крымском мысе Айя. Общая площадь владений сопоставима с княжеством Монако.

«Влиятельным донецким бизнесменом» Александр Янукович официально стал после избрания отца президентом в марте 2010 года. До этого времени у него, конечно, был бизнес, но расти как на дрожжах он начал именно с того момента.

Принято считать, что самый богатый человек Украины, олигарх Ринат Ахметов, является финансистом и чуть ли не кошельком Виктора Януковича. Возможно, так оно и было до определенного момента. Но уже несколько лет они движутся самостоятельно и разными дорогами, иногда пересекаясь, а в последнее время даже конкурируя друг с другом.

Журналист Дмитро Гнап утверждает, что надо говорить об Александре Януковиче как о коллективном понятии: «Не столько он сам лично входит во все бизнесы, сколько есть люди, связанные с ним, которые под прикрытием его имени и с протекцией семьи президента входят в те или иные сферы».

Под «коллективным понятием» украинский расследователь имеет в виду связанных с властью донецких предпринимателей. Первый поход на Киев донецкие предприняли в начали 2000–х годов. Тогда они действовали напористо и прямолинейно, пытаясь просто забрать бизнес и переделить сферы влияния. Эксперты считают, что это стало одной из причин «оранжевой революции», потому что донецкие настроили против себя элиты других регионов страны. Из этого поражения были сделаны выводы: сейчас донецкие не отбирают бизнес, а входят в него своим участием.

— Я научу вас двум чисто донецким словам: «Дай доляху!» — это когда вам делают предложение поделиться частью бизнеса. Размер «доляхи» может быть разным. Если вы согласны, то вам — «Благодарочка!», вы можете дальше спокойно работать,— поясняет донецкий журналист Дмитро Гнап манеру общения своих земляков.

Шустрая молодежь из окружения президента буквально за пару лет смогла захватить значительные куски украинской экономики. На глазах родились две новые империи — Сергея Курченко (которого связывают с Арбузовым и Клименко) и самого Александра Януковича, доходы которого за это время выросли более чем в 200 раз.

На чем зарабатывает сын президента? Янукович является собственником группы «МАКО», объединяющей ЧАО «МАКО Холдинг» (Донецк), банк ПАО «ВБР», а также более 10 предприятий на Украине, в Голландии и Швейцарии. Летом 2013 года аудиторская компания PwC подтвердила, что суммарные активы холдинга «МАКО», возглавляемого Януковичем, составляют 1,7 млрд. гривен (более 200 млн. долларов).

В 2011 году основной сферой своих интересов он называл строительство и недвижимость. С тех пор интересы его стали значительно разнообразнее: это и финансы, газовая и угольная отрасли. Например, как писал Forbes, «пять обогатительных фабрик тихо перешли под контроль структур, близких к сыну президента, благодаря поправке в закон, внесенной Виктором Януковичем». То есть другим сыном.

«Его основной заработок — государственные тендерные закупки,— считает Татьяна Черновол.— Как только мы видим тендер на сумму более миллиарда гривен, то точно ниточки рано или поздно приведут к фирмам Януковича–младшего. Причем не важно, что закупается». Например, украинские журналисты уверяют, что связанные с Александром Януковичем компании получили почти 2 млрд. гривен на утепление школ.

Читайте также:
Происходящее на Украине с полной уверенностью можно назвать первой буржуазной революцией XXI века.
Казалось бы, нынешний четверг должен был пройти на Украине в спокойствии и молитвах — все–таки день траура... Но не тут–то было!
Во Львове несколько сотен человек прошлой ночью ворвались на территорию военной части. Там начался пожар: загорелись КПП и казарма. В МВД Украины ...
Украина в крови и огне. Что дальше и как это оценивает Латвия? Какой должна быть реакция Евросоюза? Насколько реально введение санкций со стороны ...
То, как западная пресса описывает уличные протесты на Украине, имеет очень мало отношения к реальности, утверждает обозреватель The Guardian Шеймес Милн.
А ведь об этом наша газета предупреждала еще восемь лет назад